Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Еще Алена говорила ему, что любовь не бывает грязной.
В этом он тоже сомневался. Во всем, что они делали, в
каждой их встрече, в каждой минуте счастья ему чудился едва
уловимый душок чего-то нечистого, наподобие запаха
прогорклого жира, который издает забытая неряшливой хозяйкой
немытая сковорода. Если бы его губы могли произнести эти
слова, он постарался бы объяснить Алене, что ворованное
ag abl% не бывает долгим, а любовь украдкой не может с
полным правом называться любовью.
Теперь, когда она вернулась, он чувствовал, что
объяснить ей это придется. Она не собиралась уходить от
Арцыбашева. Юрий, в отличие от своего старинного приятеля
Цыбы, отлично видел, что Алену устраивает существующее
положение вещей и она не намерена что бы то ни было менять в
расстановке сил. Зачем, собственно? С Юрием ей было хорошо,
а с Арцыбашевым - спокойно.
- Выпьешь что-нибудь? - внезапно услышал он ее голос
над самым ухом. Алена стояла рядом с шезлонгом, держа у
плеча нагруженный поднос, и улыбалась ему одними глазами.
Юрий показал ей свой стакан, в котором было еще глотка
на три прозрачной смеси, и отрицательно покачал головой.
- Ты останешься ночевать? - едва слышно спросила она,
протягивая ему поднос. Он снова покачал головой, и свет ее
глаз немного померк, словно где-то внутри передвинули
бегунок реостата, уменьшив напряжение в ее персональной
сети. - Значит, встретимся у тебя?
- Нет, - сказал он. - Прости меня, если сможешь, но..,
нет.
Ее глава сделались совсем темными.
- Что случилось? Впрочем, здесь не место. Мы еще
поговорим об этом.
Юрий хорошо знал, чем закончится такой разговор. Он уже
сто раз пытался говорить с ней "об этом", но все его "так
нельзя" разбивались вдребезги о ее "хочу", а потом в дело
шли аргументы совсем иного порядка, и остатки его решимости
летели в тартарары от одного прикосновения ее губ. Поэтому
он твердо сжал губы и снова покачал головой.
- Нет. Мы больше не станем об этом говорить. Глядя на
то, как задрожал ее рот, и слушая мелодичный перезвон
бокалов, на вдруг потерявшем устойчивость подносе, Юрий
думал о том, что здесь действительно не время и не место для
подобного разговора. Но он знал и другое: иного времени и
места у него просто не будет. Стоит дать себе отсрочку на
час, и все опять закружится в сумасшедшем водовороте
опасливого счастья и отчаянного, изнуряющего душу вранья.
"Да, - с горечью подумал он, - на Казанову я не тяну.
Пожалуй, не стоило и пытаться..."
Лена хотела что-то сказать, но в это время ее сильно
толкнули. Мимо них, сильно шатаясь и во всю глотку распевая:
"Лучше лежать на дне, в синей прохладной мгле...",
промаршировало лицо некоренной национальности с огромным
горбатым носом, шапкой кучерявых волос, окружавшей круглую
аккуратную лысину на макушке, в очках с золоченой оправой и
в строгом деловом костюме. Не переставая фальшиво петь, лицо
вошло в реку по колено, взмахнуло руками, как ветряная
мельница, по-бабьи взвизгнуло, ухнуло и с громким плеском
погрузилось в воду. На берегу немедленно образовалась
небольшая толпа заинтересованных зрителей, и Юрий с
облегчением понял, что разговор окончен.
Алена с усилием взяла себя в руки и отошла в сторону.
Юрий одним глотком осушил свой стакан, ввинтил его донышком
" песок у ножки шезлонга, поднялся и тоже отошел в сторонку,
присев прямо на землю. Незаконченный разговор оставил на дне
души мутный осадок. Хотелось догнать Алену, как-то
оправдаться, что-то объяснить, сгладить невольную и
незаслуженную обиду... "Нет, - решил он. - Все вышло именно
так, как нужно. Пусть ее последним воспоминанием обо мне
будет обида. Она гордая, она не простит... И не надо.
Постепенно пыль уляжется, и тогда она тоже поймет, что все
было правильно. И хватит об этом, а то так и до психушки
недалеко".
От толпы болельщиков, пытавшихся посулами и угрозами
выманить из воды барахтавшегося в метре от берега пловца,
отделился представительный господин лет пятидесяти или
пятидесяти пяти. У него было толстое холеное лицо с жирным



подбородком и гладкими белыми щеками, обширная лоснящаяся
лысина и выпирающее из-под короткой летней рубашки круглое,
как глобус, волосатое брюхо, нависавшее над жилистыми
узловатыми ногами. Свои брюки и ботинки он нес в руке.
Приблизившись к Юрию, он с кряхтением опустился на
землю и принялся старательно обметать песок с босых ступней,
поминутно теряя равновесие. Только теперь Юрий заметил, что
его сосед изрядно пьян.
- Черт знает что, - ворчал тот, с брезгливой гримасой
расправляя носки. - Каждый раз одно и то же... Хоть бы морду
кому-нибудь набили. Одни и те же люди, одни и те же места..,
тоска!
Говоря, он смотрел то на реку, то на свои носки, и Юрий
решил, что можно не отвечать - собеседнику, похоже, было
абсолютно безразлично, перед кем произносить свой монолог.
Спустя секунду выяснилось, что он ошибся.
- Кстати, - сказал представительный господин, замерев в
неудобной позе с наполовину натянутым на ногу носком, - что
же это я говорю? Передо мной совершенно новое лицо, а я...
Простите великодушно и позвольте представиться. - Он
выпустил свой носок и сел прямо. - Аркадий Игнатьевич
Самойлов, Георгиевский кавалер.
Юрий от неожиданности поперхнулся дымом и окинул
Аркадия Игнатьевича удивленным взглядом. Меньше всего тот
был похож на кадрового военного, принимавшего
непосредственное участие в боевых операциях.
- Так вы военный? - осторожно спросил он.
- Я? Военный? Неужели похож? Надо бросать пить... Нет,
молодой человек, я писатель. Член Союза и лауреат чего-то
там такого... А вы, если не секрет, по какой части?
- По банковской, - после короткой заминки ответил Юрий.
- Юрий Филатов, - спохватившись, представился он.
- Этого вы могли бы и не говорить, - возвращаясь к
своему носку, заявил лауреат и Георгиевский кавалер. - Все
равно через две минуты забуду к чертовой матери...
- М-да, - сказал Юрий, испытывая острое желание взять
Георгиевского кавалера за холку и обмакнуть мордой сначала в
воду, а потом в песок.
- Да вы не обижайтесь, юноша, - добродушно сказал
лауреат. - На писателей нельзя обижаться. Говорить правду -
- h горький удел.., наш тяжкий крест, если хотите. Что же
делать, если правда порой неприглядна? А она, черт бы ее
побрал, всегда неприглядна. Никогда не говорите правды,
молодой человек, особенно друзьям и знакомым, я уж не говорю
о жене... Вас никто не будет любить, и на каждом углу вас
станут бить камнями...
Юрий пригляделся, но так и не заметил на упитанном теле
Георгиевского кавалера следов побоев. Кавалер доблестно
сражался со вторым носком. В метре от покинутого Юрием
шезлонга шумная компания тащила из воды совершенно
размокшего купальщика в деловом костюме. Тот слабо отбивался
и требовал вернуть ему золотой "паркер". Кто-то полез
обратно в реку и принялся искать пропажу, шаря руками по дну
и отплевываясь от попадавшей в рот взбаламученной воды. Юрий
встал и медленно пошел вдоль пляжа. Навстречу ему попался
Арцыбашев, торопившийся к месту спасения утопающего. Он
дружески улыбнулся Юрию, хлопнул его по плечу, сунул в руки
шашлык на длинном шампуре и заспешил дальше.
Шашлык оказался хорош, и можно было не опасаться того,
что он когда-то лаял и вилял хвостом. Юрий немного постоял
возле закопченного, пропахшего дымом, обильно потеющего
армянина-шашлычника, наблюдая за его работой, неторопливо
жуя и спрашивая себя, какой черт принес его сюда. "Пора
начинать общаться с приличными людьми", - сказал ему Цыба по
телефону. Юрий огляделся.
Приличные люди в большинстве своем были уже
основательно на взводе, хотя солнце едва перевалило зенит.
Алена наконец перестала бегать с подносом. Она куда-то
исчезла, и Юрий опять испытал острый укол вины за нанесенную
ей обиду. Народ, казалось, не заметил исчезновения хозяйки,
преспокойно перейдя на полное самообслуживание. На границе
травы и песка в тени одинокого пляжного зонтика стоял
зверски распатроненный картонный ящик, из которого рядами
торчали закрытые алюминиевыми колпачками горлышки. Кто-то,
спотыкаясь и падая, пытался играть в бадминтон, кто-то с


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [ 38 ] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве
Шилова Юлия
Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве


Прозоров Александр - Знамение
Прозоров Александр
Знамение


Лукин Евгений - Бытие наше дырчатое
Лукин Евгений
Бытие наше дырчатое


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека