Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

тщательно обрубленные жерди - когда стена низка, такие жердины сойдут и за
лесенку...
- Смолу! Смолу подтянуть!
...а по заснеженному косогору уже брели к городу вражьи вои, увязая в
подтаявших сугробах, и воевода отметил мельком, что само по себе сие
странно: не воюют так степные, не отрываются настолько от основных
отрядов... и что-то еще неладное было в молчаливом наступлении поганых...
- Тихо идут, - удивленно пробормотал Борис Микулич.
...да, беззвучие! они не подбадривали себя истошным визгом, ставшим
привычным уже за время осады, и это тоже удивило, но не тишина была
главным несообразием, нет, нечто иное: у татар не было в руках оружия, и
щитами они тоже не прикрывались, хотя стена была уже близка и стрелы
вот-вот брызнут с нее...
- Ну, молодцы! с Богом!
Загудели тетивы. Десятки стрел полетели со стены; иные, немногие,
миновали цель и ушли в снег, но большинство не подвело: острые наконечники
вошли в шеи, в груди, в животы наступающих, пробив стеганые тегиляи
[тегиляй - стеганый панцирь из многослойной ткани (тюркск.)], но поганые и
не думали падать, они шли так же неторопливо, и оперения русских стрел
трепетали в такт шагу неуязвимых ворогов...
- Исусе! - в голос выкрикнул Платон.
Стрелки крестились. Уже по второму, а многие и по третьему разу
выпустили они стрелы, способные, попав в глаз, повалить и медведя; они
теперь и целились в глаза, и попадали, но - без толку... и не было смысла
протирать очи - их уже протерли, когда не упал первый едва ли не насквозь
пробитый татарин...
- Отца Феодосия сюда! С иконой!
Голос воеводы не дрожал. Сейчас его долгом было ободрить оробевших
ратников, и он нашел об(r)яснение необ(r)яснимому; разумеется, колдовство! так
что же?.. на то и поп во граде, чтоб нечисть пугать...
- Быстро!
Теперь - иное.
- Лук!
В последний раз Борис Микулич забавлялся лучной стрельбой едва ли не
год назад; детская игра - то ли дело с рогатиной на косолапого сходить. Но
теперь он сам должен был стрелять - и убить, чтобы робость оставила
ратников... ему и самому было страшно сейчас, потому что впервые за
прошедшие дни движения татар не были дивно замедленными, словно силы,
хранящие город, иссякли или ушли, наскучив баловством... но ратникам знать
воеводские страхи не положено уставом.
Гладкая, ровно оструганная стрела легла на кибить [срединная часть
многослойного лука (др.-рус.)].
- И-эх!
Не подвели ни глаз, ни рука. Он специально целился не в этот, первый,
молчаливый ряд, он послал стрелу дальше, туда, где уже растягивалась
вторая цепь степняков; эти держали в руках мечи и несли осадные жерди - по
двое на каждую, и они пока что были слишком далеко для прицела, но
потому-то он и выбрал дальнюю цель, что попасть - означало победить страх,
а промах извиняла удаленность врага...
Он не ошибся. Татарский ратник замер, словно споткнувшись, взмахнул
руками и запрокинулся в снег. Стена взревела. Смущенно ухмыляясь, воевода
наложил другую стрелу. Вот ведь вроде и стар, а коли нужно, так можем
еще...
- И-эх!
Теперь он бил в этих, молчаливых. И не промахнулся опять. Но, не
обращая внимания на впившееся в лоб жало, высокий татарин шел прямо и
ровно, неуклонно приближаясь к стене вместе с такими же, как сам,
многократно убитыми, вовсе уже похожими на ежей...
Ох и сильно ж татарское колдовство!
- Где монах?
- Нет его, воевода! - кривится испачканный кровью рот Платошки. - Нигде
нет!
- В церкви глядел?
- Заперто там! - хрипит Платон и падает на колени. Теперь лишь замечает
Борис Микулич: в груди ратника торчит, чуть вздрагивая, черная нерусская
стрела.
Это - третий татарский ряд, конный. Медленно, придерживая
приплясывающих коньков, движутся они вслед за пешими - теми, кто падает,
когда убит, - и, останавливаясь, выпускают стрелы из громадных луков. А на
стене уже - с десяток подбитых, не только Платон; лежат навзничь, отбросив
в стороны руки, и не хрипят даже...
- Ныне спешит отец Феодосий! - гремит голос воеводы. Не нужно ратникам
знать донесенное Платоном, оно и лучше, что достала бедолагу стрела - не
напугал бы сверх меры воев.
- С нами крест Божидар и Божия Матерь! - медведем орет Борис Микулич,



подбодряя своих.
Но те уж и сами малость оклемались. Поп придет и рассеет чары; первый
ряд - не людская забота, пусть молитвенник сражается; иное дело - те, что
во втором!.. они умирают, как положено людям, их можно остановить... и
ратники выцеливают именно их, но осторожно, пригибаясь тут же за низкое
заборольце, чтоб не попасть невзначай на глаза конным степняцким
стрелкам...
А над лесом, под(r)едая понемногу небесную синеву, возникает клубящаяся
черная туча; она разрастается на глазах - медленно, но неизбежно, и в
недрах ее изредка сверкают, разрубая наплывы тьмы, кривые багряно-белые
молнии; мелко вздрогнула стена, словно сама земля дернулась от боли, но
такое было вовсе невозможно, и Борис Микулич даже не подумал о том, скорее
уж ноги с пьяной ночи подкосились...
Ну, монах, где ж ты?.. проклинал чернеца, глядя на приближающихся
врагов, ведь нужен же, нужен! люди ждут! и себя тоже клял, что подпоил
черноризого... храпит ныне в дальнем сарае без просыпу... ну где ж ты,
монах?
Посланный искать Феодосия ратник исчез; за спиною, в детинце, истошно
завопили бабы, взвыли псы - так не бывало раньше, при отбитых приступах;
тогда было спокойствие, уверенность была, что победим, а теперь нет
уверенности - ничего нет, только страх...
- Не робей, молодцы! бей поганых! отойдут! вот - уже уходят! -
надрывается воевода. - Стреляй подальше, молись покруче!
Не нужно напоминать: губы воинов и так шевелятся без остановок; они
шепчут обрывки молитв, что запомнились, а кто и не помнит, все равно
шепчет, обращаясь к Господу своими словами, немудреными, зато от сердца, -
Он услышит!
И услышал! Не потеряв ни единого, дошел до стены первый ряд поганых, и
не помогло им здесь ведовство немытых волхвов. Остановились, уткнувшись в
обледенелый вал, и заскребли пальцами, пытаясь взобраться, но куда было
им, неуклюжим?! - а сверху, дымясь, потекла горячая смола, и они
вспыхивали словно факелы, но не метались, вопя, а так и горели, царапая
стены... они дошли, но не более того, а шедших за ними уже можно было
убивать!
Обжигая лицо, подул ветер. Сначала совсем слабый, он делался резче с
каждым мгновением; он нес на себе пожирающую синеву тучу и помогал
татарве, подхватывая гудящие стрелы...
И все чаще вскрикивали раненые ратники. Конная сотня подошла уже
близко, и опасно стало показаться из-за заборол; реже гудели тетивы
русских луков, и не стало возможности прицелиться наверняка. А за спиною
потянуло паленым; изредка проносились несомые ветром дымные хвосты и
втыкались в крыши, разбрасывая по дереву хлопья оранжевого огня. Теперь
этот огонь не угасал, как прежде, а вспыхивал ярко и голодно, мгновенно
вгрызаясь во все, чего касался, и даже снег, плотно укрывший скаты, не мог
погасить его.
Подставляя друг другу плечи, приставив жерди, на стену карабкалась
татарва, прикрытая медленными конными стрелками, и броситься вперед,
приподняться, оттолкнуть жердь - означало немедленно встретить смерть,
свистящую в воздухе; татарва потеряла многих, едва ли не сотню, но не
менее ста было уже и убитых гражан, а остальные метались по стене,
пригнувшись, и степные люди уже вскакивали на заборола, занося сабли...
Снова дрогнула земля - сильнее, чем прежде. Нет, это десяток поганцев,
подхватив бревно, оставшееся от сожженного в прошлый приступ порока [порок
- стенобитная машина, таран (др.-рус.)], ударили в ворота - и некому уже
было поднести новый котел со смолой... и Борис Микулич отчего-то вспомнил
про княжью казну, сохранить которую клялся, но эта мыслишка проскочила и
сгинула - самым главным сейчас была стена и раскосые рожи, вырастающие над
заборолом. Вот - прямо напротив воеводы вскочил на стену степняк! Звонко
столкнулась сабля с воеводским мечом, отскочила, а снова ударить татарину
не пришлось: острие прочертило красную полосу по тулупу, и вражина рухнул
назад, но на смену ему появился новый, и, убив этого и еще одного, Борис
Микулич понял - все, конец! стену не удержать, и город уже пал, хотя
сколько-то еще и будет сражаться...
Быстро и страшно темнело, хотя даже и до полудня было неблизко. Ветер
хлестал город колючей снежной крупой, взвихряя ползущую тучу, и в ее
черном нутре плясали зарева, сливаясь с отблесками занявшихся пожаров.
Поганые уже заполонили стену, они бились храбро, и было их больше, чем
городовых; трещали под ударами ворота, вопили перепуганные женки, голосила
ребятня, ржанье почуявших дым коней и захлебывающееся собачье тявканье
сжимали голову ременной петлей, и оставалось одно: отдать стену и всласть
нарезаться напоследок с погаными в проулках, нож на нож, в надежде лишь на
Господа, коли захочет помочь...
...где ж ты, монах?!
А ратники теряли силы и задор; вот уже, дико тараща глаза, прыгнул со
стены в сугроб один, за ним другой... начиналось бегство, которое никак


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [ 38 ] 39 40 41 42 43 44 45
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Белов Вольф - Император полночного берега
Белов Вольф
Император полночного берега


Сертаков Виталий - Заначка Пандоры
Сертаков Виталий
Заначка Пандоры


Херберт Фрэнк - Эффект Лазаря
Херберт Фрэнк
Эффект Лазаря


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека