Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Павловна в один год лишилась мужа и детей.
- Боже мой! - воскликнул Валерий Михайлович.
Этого никто не знал, да и не поверили мне сначала, уж слишком
жизнерадостной казалась милая женщина. Потом я рассказал, как Зинаида
Павловна встретила всю свою семью в нашем поезде. Как она обрадовалась
сначала, как поняла, что это невозможно. Как она нашла в себе силы
(сколько же в этой женщине было сил!) сказать себе, что этого не может
быть. Я рассказывал коротко, и все равно впечатление от моего рассказа
осталось тягостное.
- Значит, она нашла в себе силы, Артем, сказать себе, что этого не
должно быть? - спросил меня Иван. Губы его почему-то дергались.
- Да, Иван. Эта женщина нашла в себе силы.
- Но ведь она же хотела, чтобы ее семья была! Ведь она думала об этом?!
- Да, Иван. Она все время думала об этом.
- А ты?
- Да что я?
- Ты тоже хотел?
- Да что с тобой, Иван? Что я хотел?
С Иваном творилось что-то страшное.
- Ты же ведь хотел, чтобы у вас с Ингой были дети?
- Да, Иван. Хотел...
- Вот они у тебя и есть. - Он смотрел на меня, словно убивал, и мучился
тем, что ему ничего не остается, как убить меня.
- Да. Есть.
- А у Зинаиды Павловны нет.
- Нет. Но ведь они у нее умерли...
- Ты хотел! Прости, Артем! - Он чуть ли не на колени упал передо мной.
- Артем, прости! Все дело в том, что ты хотел! И она, Зинаида Павловна,
хотела! И Степан Матвеевич! И Федор! И я! Все, понимаете, все чего-нибудь
хотели... В очереди в старотайгинском буфете не стоять. Побыстрее бы надо.
Пожалуйста. Замедление времени произошло. Но только после нашего ухода, я
уверен, все там оказалось по-прежнему. Пеленки нужны - выставка детских
товаров в Балюбинске! И так у всех. У всех! Только с побочными явлениями.
Кто-то хотел и пришельца, и бутылку с разными напитками. Да и многое
другое. Нужное и ненужное. Совершенно несогласованное с желаниями других
пассажиров. И груда этих желаний навертелась друг на друга так, что
разобраться теперь невозможно.
- Иван... - ужаснулся я.
- Что Иван! Иван тоже имеет желания! Но Иван сдерживает их!
- Это мысль, - сказал Степан Матвеевич. - Только это очень ужасная
мысль.
- Вы ведь тоже, Степан Матвеевич, хотели избавиться от своей неприятной
способности жить в других реальностях?
- Хотел, Иван.
- Вот вы и избавились. Только попутно поезд оказался совсем не там, где
ему положено быть.
- Понимаю, - сказал Степан Матвеевич.
- И только Зинаида Павловна смогла сдержать свои желания. Вернее,
сначала не смогла, но потом все же нашла в себе силы. Поэтому и паровоз
появился.
- Да паровоз-то тут при чем? - не понял я.
- Чем меньше мы всего желаем, тем более реально начинает жить наш
поезд. Отказался Афиноген от своей мечты, и мы сразу же вернулись хоть на
какой-то там разъезд. Отказалась Зинаида Павловна - вот вам необходимый,
чтобы добраться до станции, паровоз... Простите меня... Это страшно... Но
это правда!



39
Это была та самая мысль, которую я никак не мог вытащить из
подсознания. Теперь я знал точно. Она все время вертелась в моей голове,
но что-то не позволяло ей оформиться окончательно. Что? Наверное, весь
этот ужас, который она несла с собой. Хорошо ли, плохо ли, но в человеке
всегда живут мечты и желания. И большинство их никогда не осуществляется.
Страдание и неудовлетворенность жизнью приносит это, но и заставляет
двигаться вперед, всеми силами вперед, не позволяя даже на мгновение
задержаться на уже завоеванном, потому что в этом случае человек сразу же
оказывается отброшенным назад. Но нельзя скатываться вниз. И человек
ежедневно прокручивает в мыслях множество вариантов будущего, своего и
других, неосознанно привлекая для его осуществления фантастические и
просто невозможные допущения и пути. Мечты и желания живущих рядом и
совсем далеко, прижимают, отбрасывают, шлифуют, гранят желания человека.
Есть, конечно, нечто общее, что присуще всем. Желание построить прекрасное



будущее, жить лучше материально, не ущемляя при этом других, жить в мире и
дружбе. Именно это и получается в итоге, правда, все равно с неприятными,
иногда непредвиденными отклонениями. В итоге вырастает нечто общее, в
значительной степени удовлетворяющее всех, но не в абсолютной.
И вот случилось нечто невозможное. Все, о чем мечталось, получается на
самом деле. Но только эта прекрасная мечта обязательно задевает еще
кого-нибудь. Вот встретил я Ингу, а Валерка теперь несчастлив. Ну пройдет
это у него, пройдет. Дай-то бог! И поскорее... И ведь я вовсе не желал ему
зла. Более того, я даже не предполагал о его существовании. А ведь принес
все-таки зло. А сам Иван... Вот он говорит, что сдержал свои желания. Да
только так ли это? Не по его ли невольному желанию так внезапно
преобразился Семен? Или Семен всегда был таким? Ну, предположим, был.
Пусть не совсем такой, но немного похожий. Так ведь все это жило в его
душе глубоко. И любовь Ивана, быть может, помогла выплеснуть всю дрянь
души Семена наружу, напоказ. Как сдерживает свои желания Иван? Внешне?
Только внешне! Невозможно сдержать свои желания в душе, если они уже
зародились. А что мне-то он хотел сказать? Ведь чувствую что. Знаю. Но
только он не может так сказать. Да и никто не скажет! Знаю, знаю... Это
ведь о Сашеньке и маленькой Валюшеньке... Это ведь они появились странным
образом, только потому, что мы с Ингой так хотели. Так что же? Пожелать
теперь, чтобы их никогда не было? Чтобы они исчезли? Ведь это на благо
всего поезда! Скажет он или нет? Или скажет кто-то другой? Но все же,
наверное, скажут... А Инга еще ничего не знает. Ей сейчас нужно только
одно, чтобы доехать со своими детьми до Марграда, до дома, в котором она
никогда еще и не была. Так неужели же?! А вдруг все ошибка?! Вдруг это
только одна чудовищная ошибка?!
Кажется, мысль Ивана потрясла не только меня, но и всех остальных. И
потрясла тяжело, страшно, жутко. Не знаю, о чем они все сейчас думали.
Ведь мечтал и хотел чего-то каждый! И если они только не разбирались
сейчас в своих мыслях, то о чем же все тогда думали.
И ведь вот на чем я тут же поймал себя. Не думать. Ни в коем случае не
думать. Пропустить действительность через сознание как через сито, чтобы
ничего в нем не зацепилось, не осталось, чтобы стало легко, потому что в
голове ничего нет, под наркоз бы сейчас или в сон без сновидений, чтобы
ничего не решать, чтобы ничего не понимать, не чувствовать.
- Надо все проверить, - спокойно сказал Степан Матвеевич.
Вот ведь как у него спокойно получилось! Проэкспериментируем с
человечками, так сказать. Вывернем их, что называется, наизнанку. Тряхнем
души, проветрим желания. Да только с кого начнем? Может, с мальчика
Сашеньки, которому всего лишь четыре года? Или лучше с грудной, еще ничего
не понимающей девочки?
- Начнем с меня, - все так же спокойно сказал Степан Матвеевич.
- Я не знаю, - застонал Иван, - нужно ли было мне это говорить? Вдруг я
не прав или есть другой способ вернуться к нормальной жизни? Простите, я
не знаю...
Валерий Михайлович дернул шеей, словно на ней затягивали петлю и
оставалось уже совсем немного. Писатель Федор что-то нервно соображал.
Начальник поезда толком ничего не понял. Да если и понял кое-что, то
только должен был радоваться своему желанию довести поезд до станции
назначения. Самый святой человек во всем фирменном поезде!
Степан Матвеевич раскрыл свой портфель, достал бумаги, графики, которые
он столь часто просматривал в самом начале нашего путешествия, когда вдруг
освободился от странной способности жить в других реальностях и еще только
безмерно радовался этому.
На что он шел? Вернуть ад, от которого у него не было спасения даже
после смерти? У него вообще не было смерти!
Степан Матвеевич хладнокровно проводил эксперимент.
- Остановитесь! - не выдержал я. Не знаю, что мной руководило. Я не мог
допустить того, что он хотел с собой сделать, пусть даже и для всеобщего
блага. Или я подсознательно чувствовал, что вслед за ним дойдет очередь и
до меня? А я не смогу! Не знаю... Но только я совершенно искренне хотел
его остановить.
- Что вы, Артем? - спросил Степан Матвеевич.
- Вы хоть знаете, на что соглашаетесь?
- Конечно. Я думаю, что только я один знаю. Никто другой даже не
способен представить малой части этого.
- И вы все равно идете?
- Успокойтесь, Артем. Я экспериментировал миллион лет. Почему не
продолжить это интересное занятие?
- Остановите его! - крикнул я собравшимся в купе.
Мучительнее всех, наверное, все же было Ивану. Он все понял и рассказал
нам, а помочь-то ведь ничем не мог...
- Все дело в том, - сказал Степан Матвеевич, - что мою мечту, мои
желания никто не может перехватить. Вот я вам скажу: да, а в душе: нет. И
будет именно нет!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [ 38 ] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Панов Вадим - Ручной привод
Панов Вадим
Ручной привод


Перумов Ник - Война мага. Эндшпиль
Перумов Ник
Война мага. Эндшпиль


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - лорд-протектор
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - лорд-протектор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека