Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Стрелка бензомера снова завалилась за нуль, но я не повёл и бровью -
просто отметил это в сознании. Проверил зато способность соображать,
действовать и следовать простым привычкам: вырвал из кармана коробку
"Мальборо", вытащил из неё сигарету, поднёс к губам, зажал между ними и
потом прикурил. Сигарета задымилась, и дым прижёг мне горло. Я закашлялся -
и это убедило меня в том, что я продолжаюсь.
Я летел к своим, к петхаинцам, на кладбище, и у меня ни о чём ином
думать не получалось. Мыслей или догадок или чувств не было. Была только
паника резко ускорившегося существования.
Ворота кладбища оказались сомкнутыми, но тормозить я не стал - только
зажмурился. Левая калитка слетела с петли, отскочила и с грохотом
приземлилась метрах в пяти, а правая скрючилась и с отчаянным стоном
распахнулась вовнутрь.
Вокруг - на кладбище - стало совсем темно. "Додж" светил теперь только
одною фарой. Узкая, убегавшая в горку дорога металась из стороны в сторону,
петляла нервно, как змея, - и из затаившейся мглы выскакивали возбуждённые
светом надгробия: тумбы, кубы, шары, плиты, скульптурные фигуры, мраморные
головы. На одной из них - из светлого базальта - блеснула толстая змея.
Подъезжая к "незаселённому", петхаинскому, участку в дальнем конце
кладбища на самой вершине холма, я придержал машину, чтобы не сбить людей,
которых ждал увидеть.
Петхаинцев на дороге не было.
Я проехал до задней изгороди - ни души.
Подал машину задним ходом и тормознул прямо против "петхаинской" земли.
Развернулся и направил луч на пустырь. Включил дальний. Никого не было.
Я осторожно выступил из машины на землю и осмотрел её.
Трава была примята и захламлена порожними сигаретными коробками и
окурками - а это могли сделать только петхаинцы. Они, получается, были тут,
а теперь их нет, исчезли. Ушли? Как это?!
Меня передёрнуло от страха: почудилось, будто случилось что-то страшное
- и всех их раскидало по ещё не обозначенным могилам на этом пустыре перед
моими глазами. Подумалось обо всех вместе как о едином создании. Жена моя -
и та не вспомнилась отдельно.
Я тряхнул головой и поспешил по пустырю в его самую глубь.
"Додж" за моей спиной урчал уже неровно, и луч из единственной фары
стал подрагивать. Цепляясь за него, я брёл, как лунатик - искал зелёный
квадрат с ямой для Нателы. Не было нигде и его.
У меня вновь мелькнуло подозрение, что нахожусь не в жизни, а там, где
никто из живых не бывал.
Через несколько мгновений свет стал быстро таять во мраке, а мотор
всхлипнул и умолк. Я ощутил внезапную слабость и споткнулся за выступ в
земле. Упал, но понял, что подняться не смогу: тишина и темень навалились
мне на плечи и больно придавили к земле.



68. Время не знает куда удалиться

Прошло время.
Когда ко мне вернулись силы, а глаза вновь обрели способность видеть, я
разглядел сперва остроконечные контуры Манхэттена по другую, далёкую,
сторону жизни. Потом - рядом с собой - увидел лопату с приставшими к ней
комьями сырой земли. Увидел и белые камушки в траве предо мной, и только
тогда сообразил, что не вижу Нателиного квадрата по той только причине, что
на нём и лежу!
Я ощутил под собой рыхлый бугорок. Услышал серный запах сырой земли и
сладостно-горький дух полевых цветов. Увидел и цветы. Под бугорком покоился
венок. Шелестел листиками, как живой. Как выросший из земли. Трепыхался на
ветру и конец белого шёлкового банта, готового упорхнуть: "Нателе Элигуловой
от соотечественников. Мы не забудем тебя, и да простит нас Бог!"
В горле у меня сильно сдавило, но, собрав силы, я протолкнул солёный
ком вовнутрь. Уронил голову на руки и очень сильно захотел, чтобы надо мной
склонился Бог, ибо душа моя была уже переполнена слезами и молитвами.
Потом в груди моей возникла боль. Она быстро накалялась, и я испугался:
умереть на кладбище было бы смешно. Прислушавшись к себе, я вздохнул с
облегчением: боль крепчала не в сердце, а вправо от него. В той крохотной
ложбинке, где вместе с душою живёт совесть. Но боль эта была не только болью
вины перед Нателой, но и болью нестерпимой обиды за то, что мы с ней так
неожиданно и навсегда расстались и что она уже в земле.
Ныло теперь не только в груди. Всё моё существо охватила жгучая боль
невысказанности...
Не отнимая кулаков от земли, я крепче вдавил в них свои сомкнутые веки
и попытался вернуть зрению образ Нателы, чтобы покрыть его ладонями, полными
нежности и благословения. Несмотря на истязания, память моя не отзывалась: я



видел только гроб в машине и женщину в ней с неясным лицом. Увидел даже
сцену в Торговом Центре, когда Натела объявилась нью-йоркским петхаинцам.
Вспомнил её слова, голос - но лица по-прежнему не было.
Увидел её и в петхаинской квартире, и в здании ГеБе. На лестнице даже.
И снова - в гробу, во дворе квинсовской синагоги. Лица не было.
Потом - вместо уныния или отчаянья - во мне шевельнулась слабая
догадка.
Затаив дыхание, я медленно приподнял голову и раскрыл глаза.
Из кладбищенской мглы, из густого марева грусти, проступал чистый
оранжево-розовый диск, похожий на луну. Остановился прямо передо мной и стал
быстро гаснуть. Но затухал он не ровно и не целиком, а отдельными пятнами.
Наконец, дрогнул и исчезать перестал.
Я всмотрелся и разглядел в нём женское лицо, а на лице - голубые с
зеленью глаза. Зрачки застыли в щедром разливе белой влаги, исходя
многозначительной невозмутимостью лилий в китайских прудах. Невозмутимостью
такого очень долгого существования, когда время устаёт от пространства, но
не знает куда удалиться.
У Нателы Элигуловой были такие же глаза, и такие же черты, и тот же
шрам на губе, но что-то вдруг подсказало мне, что это лицо принадлежит
другой женщине - Исабеле-Руфь. Потом я ощутил, что она задышала на меня
смешанным запахом степного сена и свежей горной мяты.























































скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ]
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Черный полдень
Корнев Павел
Черный полдень


Глуховский Дмитрий - Метро 2034
Глуховский Дмитрий
Метро 2034


Афанасьев Роман - Эксперимент
Афанасьев Роман
Эксперимент


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека