Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Матвей молча поднялся по лестнице до люка, приподнял крышку:
- Кто старший? Поговорить надо.
Несколько секунд прошло в молчании, потом мегафон изменил тон и голос:
- Здесь Коваль. Выходи, ганфайтер.
Матвей в щель быстро оглядел окрестности и оценил способности спецназа ФСБ перекрывать подступы к объекту. Из ребят почти никого не было видно, однако для того, чтобы окруженные не дергались, кое-кто демонстративно высунул из-за укрытия ствол автомата. Из-за трансформаторной будки на другой стороне бывшего железнодорожного полотна вышел директор ФСБ, за ним два его телохранителя, начальник ГУБО Казанцев, его заместитель Зинченко и командир спецотряда "Гроза" Белоярцев.
- Ну и ну! - пробормотал Матвей. - Встреча по высшему разряду!
- Кто там? - невнятно спросил Василий, продолжая освобождать угол погреба и отрывать доски пола.
- Сам директор пожаловал, плюс руководство "губошлепов", плюс Люда Белоярцев.
Василий присвистнул, сдвинул обнажившуюся крышку люка в полу.
Матвей вылез из погреба, готовый в течение долей секунды прыгнуть обратно, вытащил и положил на сгиб локтя гранатомет.
- Бросай свою пушку, Соболев! - крикнул Белоярцев. - Это тебе не поможет, ты у нас на мушке.
- Я хотел бы поговорить с тем, кто отдает приказы, - ответил Матвей, - а не с тем, кто их выполняет.
Директор Федеральной безопасности повернул голову к группе людей справа, отдал какое-то распоряжение и двинулся с горба вала вниз в сопровождении великанов телохранителей. Матвей оставил гранатомет у горловины люка в погреб, спустился на полотно со своей стороны. Догадливый Василий выставил рядом пулемет, но сам не показывался, зная, что снайперы ждут его появления.
Они сошлись на полосе шпал.
- Склад окружен, - сказал холодно Коваль. - Сопротивление бесполезно. Сдавайтесь, Соболев, поедем выяснять отношения.
Матвей ощутил мгновенное давление на глазные яблоки, на кости черепа, нервные узлы лица и понял, что перед ним вселённый, авеша кого-то из многореальных существ. Потеряв Хватова, директор каким-то образом вышел на уровень систем связи Внутреннего Круга и вызвал Монарха. А может быть, кого-то из иерархов.
- Не поеду я с вами, Сергей Вениаминович, - сказал Матвей. - Все обвинения в мой адрес ложны, и вы это знаете.
- Знаю, - кивнул Коваль. - И все же ты потенциально опасен, ганфайтер. Пока ты на свободе, я не могу спокойно делать свое дело.
- Нейтрализовать остальных лидеров-конкурентов?
- Ты все хорошо понимаешь. Я даже не буду тебя убивать, просто изолирую, посажу на некоторое время под замок.
- А зачем вы взяли с собой Казанцева и Зинченко?
- Неужели не догадался?
Матвей посмотрел в глаза директору, который значительно-торжественным тоном, подражая диктору телевидения, закончил:
- В завязавшейся перестрелке террористами были убиты начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью и его заместитель... Но этого можно избежать, - уже другим, будничным, тоном добавил Сергей Вениаминович. - Если вы сдадитесь без боя.
Матвей, вошедший в режим, шестым чувством понял, что директор ФСБ лжет. Их с Василием захват оставался самым удобным предлогом для уничтожения ближайших соперников.
- Хватова убил ты? - осведомился Коваль, делая какой-то знак пальцами левой руки.
- Воин Внутреннего Круга, - ответил Матвей, начиная комбинацию чи-мэй78; он чувствовал, что времени на разгон обычных стилей - айкидо, русбоя или карате-дзицу - у него нет.
Телохранители директора, накачанные сверх всякой меры, наверняка хорошо держали удары, но защиты от парализующих прикосновений не знали. Они успели вытащить пистолеты только для того, чтобы тут же выронить их и рухнуть рядом. Коваль, будучи авешей иерарха, действовал быстрей, да и его психоматрица знала приемы э-боя и защиту от них, но для выполнения приемов одного знания их недостаточно, надобно иметь еще и тренированное тело, а этим Сергей Вениаминович, давно забывший, когда он в последний раз был на стадионе, как раз похвастаться и не мог. Пропустив шоковый укол, он на какие-то доли секунды замедлил темп движений, что позволило Матвею оглядеться для оценки внешних событий, и ему удалось уловить едва заметное движение Белоярцева, поднявшего пистолет.
Что у майора был "дырокол", а не обычное огнестрельное оружие, Матвей понял только после выстрела: за мгновение до того, как палец Белоярцева утопил гашетку "дырокола", он рванул Коваля на себя и увидел, как над бровью директора ФСБ вырос небольшой стерженек телесного цвета, тут же заплывший кровью. И лишь после этого послышался хрусткий стеклянный звон луча-струны "дырокола", сдвинувшего в пространстве луча атомы всех предметов в радиусе ста метров.
Коваль стал падать на Матвея, и это страшное долгое падение все длилось и длилось, а все кругом было как в тумане, и не хватало сил отвести взгляда от сантиметрового кровавого штырька, выросшего над бровью между лбом и виском директора...
Тра-та-та-та! - гулко заговорил пулемет с вершины вала.
Три пули попали Белоярцеву в лицо, отбросив тело за штабель шпал, остальные ударили по укрытиям, заставив солдат "Грозы" попрятать свои головы.
- Соболь, гони! - раздался голос Василия.
Напрягаясь до боли в натянутых мышцах, Матвей пробежал десять шагов по откосу вала вверх, нырнул головой вниз в открытый люк, и только после этого соединенные силы захвата открыли огонь из всех видов оружия, не сразу сообразив, куда надо стрелять: бега Матвея в режиме сверхускорения большинство бойцов не видели.
- Быстрее! - поддержал его снизу Василий, не терявший присутствия духа, швырнул в отверстие пола погреба одну из сумок, сиганул туда сам, крикнул: - Сумки возьми и больше ничего не трогай!
Матвей подхватил две оставшиеся сумки, бросил в люк и спустился туда сам. Когда он достиг дна квадратного колодца и углубился в узкий, но достаточно высокий ход, сзади раздался взрыв, и стены погреба-склада рухнули, завалив колодец.
Однако, вопреки ожиданиям Матвея, подземный ход закончился уже на двадцать девятом шаге. Наткнувшись на спину Василия, Соболев остановился, прислушиваясь, но сюда звуки с поверхности земли не долетали.
- Что остановился?
- Думаешь, копатель этого крысиного лаза, то есть я, разумеется, прорыл туннель до Кремля? - хмыкнул Василий. - К сожалению, всего лишь до одного из соседних погребов, о чем его хозяин, естественно, не подозревает.
Балуев потянул на себя за ручку деревянный щит, со скрипом оторвал перекладину, и в тот же момент ход сзади обвалился. Обоих швырнуло воздушной волной вперед. Василий выругался, но не выпустил ручки и открыл еще одну дверь, за которой оказалась деревянная стенка погреба. Отбить доски было минутным делом, после чего друзья проникли в помещение гораздо более скромное по размерам, чем то, откуда они только что сбежали. В нос ударили убойные запахи квашеной капусты, картофеля, плесени и пыли.
- Устраивайся, - гостеприимно повел рукой Василий. - Здесь можно год продержаться на овощной диете.
Матвей поднялся по лесенке к люку, нашел щель, но, кроме штабелей шпал, ничего не увидел. Не было и особого шума: стрельба стихла, ветер доносил лишь мужские голоса да звуки автомобильных моторов.
- Ход они вряд ли станут раскапывать, - сказал Василий. - Подождем, пока они уберутся отсюда, тогда и уйдем.
- Они не дураки и рано или поздно начнут обшаривать все погреба и сараи в округе. Уходить надо сейчас, пока они не опомнились.
Балуев раздумывал недолго.
- Ты прав, давай переоденемся и попробуем пробраться за кольцо оцепления. Коваль быстро сообразит, где нас искать.
- Не сообразит. Его убрал Люда... Белоярцев... из "дырокола". Так что, не вмешайся ты, я бы сейчас тоже лежал там с дыркой в одном боку и стержнем из собственной кожи в другом.
Василий странно посмотрел на Соболева: оба уже адаптировались к темноте и все вокруг хорошо видели.
- Ты что? - встревожился Матвей.
- Ничего... интересно получается... Рыков мне сказал, что они всегда добиваются цели. Какая ему разница, каким путем это достигается. Им надо было убрать директора ФСБ, они его убрали. Послушай, может, чтоб отстали, сделаем то, чего они от нас хотят? Коваль уже готов, осталось убрать Гусева, министра МВД, лидеров "ККК" и "СС"...
- Не отстанут, - убежденно сказал Матвей. - Мы слишком много знаем. Союз Девяти получил от иерархов особые команды ПАН и ПРОПАЛ для наведения на цель и ликвидации неугодных лиц. Психоматрицы ликвидаторов внедряются в людей, подходящих для выполнения задания, и те делают дело. В Тамбове меня перехватили опера особого отдела МВД. Кроме того, сомневаюсь, что Коваль в самом деле мертв. В момент выстрела он был авешей Монарха, что давало ему шанс выжить. Но ты попал в точку, Союз Девяти способен, наверное, точно рассчитать самые сложные траектории решения проблемы.
Матвей почувствовал вдруг ледяной озноб, вспомнив слова Горшина о том, что он сидит в узле чужих программ... Так может быть, и в самом деле он запрограммирован иерархами на выполнение определенного задания? Но какого? Да иерархами ли? Зачем им в таком случае нейтрализовывать его, устраивать на него охоту? Может быть, в нем заинтересованы... Аморфы?
- ...расселся? - донесся в этот момент голос Василия. - Переодевайся быстрей!
Через минуту они превратились в пожилую пару, в которой роль супруги играл Василий. Сумки спрятали в том же коридорчике, откуда вышли, предварительно восстановив деревянную обивку стены погреба. Открыли люк, перекусив изнутри дужку висячего замка, и выбрались наружу с ведром картошки в руках. Пока Василий цеплял новый замок на крышку люка, Матвей осматривался и возблагодарил Спасителя за то, что погреб располагался по другую сторону вала железнодорожного пути. С этой стороны "федепасы" оставили охрану всего из двух человек и машины, на которых приехали.
Солдаты, равнодушно глянув на вышедших из погреба старика и старуху, снова уставились на вершину вала, где копошились их товарищи, и ганфайтерам не оставалось ничего другого, как сесть в одну из машин - фургончик "каролина", в одно мгновение обезвредив водителя.
Через четверть часа они бросили фургон возле Белорусского вокзала, где поймали такси и доехали до своей "базы" в квартире Марии.

РАНДЕВУ С ХРАНИТЕЛЕМ

Ульяна позвонила в двенадцать ночи, когда Матвей и Василий уже пришли в себя после схватки с подразделением ФСБ и укладывались спать, разработав план проникновения на базу юргеновского отряда "Стикс" в Бутове. До этого Василий нашел Шевченко, попросил его дать поработать на компьютере Ассоциации "Барс" и, зная коды Минобороны, вытащил из оборонной компсети необходимые сведения о военном городке в Бутове. Теперь ганфайтеры знали все, что было нужно для проведения операции по освобождению Кристины и Стаса.
Трубку сняла еще не ложившаяся спать Мария, подозвала к телефону Соболева, кутаясь в пуховый платок поверх вызывающе открытого халатика. В глазах ее стояли любопытство и грусть, и Матвей, беря трубку, погладил ее по руке.
- Соболев, - услышал он голос Ульяны. - За вами сейчас заедут, собирайтесь и спускайтесь во двор.
- Это обязательно? - не сразу спросил Матвей.
- Если хотите жить - да! - Телефон замолчал.
- Кто это? - не удержалась на этот раз от вопроса Мария. - Жена?
- Сестра, - почти честно ответил Матвей, разведя руками. - Кажется... мы уезжаем.
- На ночь-то глядя?
- Так мы живем... с некоторых пор.
- Придете еще?
- Не знаю, - сказал Матвей честно. - Собирайся, - бросил он оторвавшему голову от подушки Василию.
Тот, демонстрируя неплохую выдержку, молча стал одеваться, и Матвей объяснил:
- Звонила Ульяна, нас куда-то повезут.
- Лишь бы не на кладбище. Поедем налегке?
- На всякий случай экипировку возьмем с собой.
Они спустились во двор, одевшись по-походному в теплые джинсовые костюмы, с сумками через плечо, и несколько минут простояли в подъезде, глядя на мокрый асфальт двора. Черная "мазда" с военным номером подъехала тихо, не зажигая фар. За рулем сидела Ульяна Митина.



- Добрый вечер. Сумки могли бы и не брать.
- Уже ночь, - сказал Василий, на которого присутствие Ульяны действовало гипнотически. - А в сумках только завтраки. Куда вы нас решили забросить?
- На кудыкины горы, - засмеялась Ульяна, и от ее смеха у Матвея сжалось сердце, готовое разорваться на части: одна его часть болела болью за Кристину, вторая радовалась встрече с Ульяной.
"Мазда" выкатилась на улицу, повернула по Фрунзенскому валу к набережной. До окончания поездки они не произнесли ни слова. Через сорок минут машина съехала с Волгоградского проспекта на Люблинскую улицу, остановилась возле автозаправки. Из темноты вышел человек в плаще, подождал, пока они выйдут.
- Я подожду вас здесь, - сказала Ульяна. - Ни пуха...
- К черту!
Матвей двинулся к человеку в плаще и вдруг узнал в нем Самандара. Остановился. Василий ткнулся ему в спину, чертыхнулся, вытаращив глаза на директора МИЦБИ.
- Вы же... убиты!
- Как видите, не совсем, - невозмутимо ответил Вахид Тожиевич. - Посвященных трудно уничтожить. Пойдемте, друзья, нас ждут.
Матвей повиновался без слов.
Они вошли в небольшой сквер возле одиноко стоящего двухэтажного старинного особняка, сохранившегося, судя по медной доске на фасаде, со времен Петра I, взошли на резное каменное крыльцо, где их ждал еще один человек - Иван Парамонов. Он пожал друзьям руки, подтолкнул их к открывшейся двери, шепнув:
- Идите смело.
Отчего-то оробевшие Матвей и Василий шагнули за порог и, преодолев в полутьме коридор, вошли в комнату с камином, где горел огонь. Отблески его освещали фигуру человека в кресле перед камином, и, хотя в мятущемся свете трудно было разглядеть лицо сидящего, Матвей сразу узнал его.
- Хранитель!
- Матфей?! - эхом отозвался Балуев.
Человек поднял голову, сделал приглашающий жест.
- Проходите, идущие, присаживайтесь. - Он подождал, пока гости снимут куртки и сядут в приготовленные для них кресла. - Меня кое-кто просил помочь вам, и аргументы этих людей показались мне достаточно убедительными. Но все же хотелось бы побеседовать с вами, прежде чем мы перейдем к конкретным делам.
- Кто просил? - полюбопытствовал Матвей.
- Те, кто привел вас ко мне.
- Самандар и Парамонов? - удивился Василий. - Но ведь они же... отступники!
- Может быть, по отношению к воле иерархов, но не по отношению к законам Внутреннего Круга.
- Разве они не преступили Закон мауна?
- Конечно, нет, потому что они нашли Учеников. На подобную ситуацию Закон мауна не распространяется.
- Допустим. И все же непонятно, почему вы согласились помочь нам. Такие люди, как вы, обычно устанавливают контакты только с равными себе.
- А кто сказал, что мы не равны? - По губам Матфея скользнула едва заметная улыбка. - Но мы еще вернемся к этому.
- Хорошо, тогда сразу главный вопрос: чем вы можете помочь нам?
- Ваши друзья просили подключить вас к эгрегору Хранителей. Они сказали, что вы знаете принципы такого вхождения.
- Стать пользователем силы эгрегора можно, лишь став предварительно проводником его идей...
- Абсолютно верно. Вы готовы к этому?
Матвей и Василий переглянулись.
- О каких идеях идет речь?
- Девять Неизвестных, с которыми вы имели честь столкнуться, стратегически правы: реальность требует коррекции на многих уровнях, в том числе и на социальном. К сожалению, структура запрещенной реальности, как и во времена Инсектов, основана на абсолютной слабости, малодушии, бессилии, невежестве, полной уязвимости индивида, который создает коллективные системы защиты, поддержки и контроля. Вся история человечества иллюстрирует власть патологических форм над нормальными. Да, повторюсь: Девять Неизвестных совершенно правы - нашу реальность необходимо жестко корректировать. Но для этой цели они избрали негодные средства. Возможен иной путь.
- Какой же?
- Принцип ненасилия.
- Кажется, мы понимаем.
- Наверное, все же не до конца. Принцип ненасилия не равнозначен религиозному принципу покорности.
- Если это так, - вставил слово Балуев, - то почему вы не вмешаетесь в деятельность Девяти?
- Я мог бы ответить девизом Хранителей: мы подобны Солнцу, которое одинаково светит всем! Но я отвечу иначе: Хранители давно были бы уничтожены, если бы вмешивались в силовые разборки властных эго-структур Мироздания.
- Тогда почему сегодня вы изменили этому принципу?
- Нет, еще не изменил. - Опять беглая улыбка коснулась губ Матфея. - Ведь даже помощь нашего эгрегора - не панацея от вмешательства более мощных сил. Но не буду лукавить: Хранители встревожены. Мы видим, что происходит ускоряющаяся инсектиализация и бестиализация интеллекта: чем умнее индивид, тем отчетливее в нем проступает насекомое и могущественный зверь. Прогресс порождает все большее число титанов ума и пигмеев духа. На примере маршала Сверхсистемы это можно проследить достаточно ярко. Под угрозой дело всей нашей жизни - Хранение Информации. Вот почему мы не можем стоять в стороне.
Матвей покачал головой.
- Вы спохватились слишком поздно.
- Ваша оценка эмоциональна и потому неверна.
- Но мне вы уже не сможете помочь, иерархи заблокировали мне выход в энергоинформационное поле астрала и ментала.
- Астрал и ментал - лишь первые два уровня информационного континуума, существуют и другие - универсум и логос. С помощью эгрегора вы сможете их достичь... если эгрегор Хранителей примет вас. Ведь он тоже - своего рода рой.
- Не эгрегоры мы выбираем, а эгрегоры выбирают нас, - пробормотал Матвей.
- Абсолютно верно.
- А можно пару конкретных вопросов? - вмешался Василий, дождавшись паузы. - Что оберегают Хранители? И где? В МИРах Инсектов?
- МИРы Инсектов сохранились лишь благодаря воле иерархов, мы не имеем к ним никакого отношения, как и вообще к сохранившимся Великим Вещам той жизни. Мы храним информацию, и место ее хранения - эгрегор.
Василий непроизвольно округлил было губы, чтобы свистнуть, и сдержался, уловив брошенный на него взгляд Соболева.
- Чтоб мне лопнуть! Я никогда бы не... Значит, и оружие Инсектов тоже не находится под вашей опекой?
- Увы, мой друг. И то, что его собираются реактивировать, беспокоит нас еще больше. Если вам удастся помешать этому, грядущее Изменение может не произойти.
- Вам и это известно... что готовится новое Изменение? Если да, то кем?
Матфей отвернулся, подбросил полено в огонь. Из тьмы вдруг выступил его чеканный суровый профиль, и Соболеву на мгновение стало страшно.
- Существует изречение, - медленно проговорил Хранитель. - Бог никогда не отменяет того, что однажды решил, если даже нам и кажется, что происходит нечто противоположное79. Аморфы ушли... не все, но большинство. Однако остался тот, внутри которого мы живем... и терпение его не беспредельно.
- Вы говорите... жуткие вещи! - вполголоса заметил Василий, который тоже понял смысл и тон сказанного. - Если ничего нельзя сделать, если новое Изменение запрограммировано, стоит ли барахтаться, бороться за справедливость, пытаться изменить жизнь к лучшему?
- Только такие попытки и смогут оттянуть перемены, а то и вовсе отменить.
- Ну, коли так, тогда есть смысл... тогда давайте говорить о конкретных вещах. Что вы хотите нам предложить?
- Как всегда - только информацию, - усмехнулся Хранитель. - Вы многое знаете, но не все. Существует шесть так называемых эго-групп существ, чьи сферы интересов пересеклись в запрещенной реальности, в том числе и на Земле. И все шесть считают, что именно они действуют правильно, в соответствии с абсолютным пониманием добра и зла. Вот эти группы: группа Монарха, группа Лекса...
- Стоп! - тут же отреагировал потрясенный Матвей. - Как вы сказали? Группа... Лекса? Разве он не... сам Монарх?
- Лекс - Аморф, который предложил свою концепцию переустройства реальности, отличную от той, что исповедуют иерархи и Монарх. Я продолжу, если позволите.
Матвей, который наконец нашел объяснение своим дискомфортным ощущениям во время недавнего разговора с Ковалем, как оказалось - авешей не Монарха, а Лекса, согласно кивнул.
- Итак, группы Монарха, Лекса, иерархов низших каст - Посвященных и Мастеров, инфарха и примарха, Внутреннего Круга - то есть базового лагеря, к которому имеем честь принадлежать и мы. И наконец, Союза Девяти. Все эти группы ведут тихую, но весьма напряженную борьбу за право управлять законами реальности. И почти все они будут убирать возникающие препятствия любым доступным им способом.
- Например, организуя "волны выключения".
- Абсолютно верно. Вы стали мешать Девяти, иерархам, инфарху, Аморфам... в общем, финал достаточно ясен, если вы не остепенитесь.
- Тогда почему вы так печетесь обо мне? Зачем я нужен вам? Что должен делать, чтобы выжить?
- Не мне вы нужны - Мирозданию. Раздоры всех перечисленных эго-групп может прекратить лишь корректирующая Личность, или аватара80, если вспомнить мифологию. Аватара всегда появляется, когда миру угрожает опасность, когда под угрозой все человечество. Будда, если помните, был аватарой бога Вишну, как Иисус Христос - аватарой христианского Бога. Но это к слову. Наша реальность ждет нового аватару. Вы понимаете?
Василий ошеломленно глянул на Матвея, перевел взгляд на Хранителя.
- Вы что же... хотите сказать, что Соболев... аватара?!
- Еще нет, но - надежда на него. Очень многое зависит от его деянии, мыслей, переживаний, устремлений, от выбора пути. Аватара должен обладать шестью качествами: силой и властностью, могуществом, величием, мудростью и самоотречением. И прежде всего - самоотречением.
- Что ж, в таком случае мне это не грозит, - с грустной уверенностью и философским спокойствием отозвался Матвей. - Я есмь человек... и давайте о другом. Все эти разговоры об аватаре смешны.
- Давайте о другом, - согласился Матфей. - В скором будущем вам придется выдерживать атаки на уровне глубокой психики - витальные и ментальные. Витальная атака, "затемнение просветленного", действует на сознание, ментальная - увод с "путей истинных" - на подсознание. Вам надо научиться защищаться от них. Существует техника уклонения от психического удара путем перехода на другую частоту психического состояния. Мы научим вас этому. Надежда на аватару, как бы вам ни были неприятны эти намеки, остается.
- Но почему все-таки именно я? Не Посвященный, не человек Круга, не иерарх?
- Каждый человек получает по наследию полный пакет генетических программ, в том числе и ранее не использованных, и тех, которые должны, работать через тысячи поколений. Но только сильные личности, способные к самоотречению и смирению, имеют шанс генетического резонанса, поднимающего их на уровень Великого Деяния. Ищите Учителя, юноша.
- Ученик должен соответствовать уровню Учителя.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ] 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Соломатина Татьяна - Приемный покой
Соломатина Татьяна
Приемный покой


Березин Федор - Красный рассвет
Березин Федор
Красный рассвет


Соломатина Татьяна - Акушер-ха!
Соломатина Татьяна
Акушер-ха!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека