Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Смогу ли?
Надеюсь...

Глава 10

Илор растолкала меня в шесть утра. Ежась от холода — за ночь в бараке, мягко говоря, посвежело, — я собрал вещи и вышел на улицу. Какое небо голубое… К чему это я? А к тому, что погода хорошая. Это плюс. Но солнце шары слепит — просто караул. Это минус. Да, с глазами у меня сегодня что-то не то творится. И ведь не могу сказать, что не выспался. Хотя казалось бы — какой сон, когда только руку протяни и коснешься весьма недружелюбно настроенного вампира?
От излишне резкого движения картинка перед глазами дернулась, и заломило виски. Я остановился и оперся о стену барака. Илор с подозрением посмотрела на меня, но ничего не сказала и пошла дальше. Пусть смотрит, пусть. С меня не убудет. Втихаря поправил пропитанную кровью тряпку, которой было обмотано левое запястье, и пошел вслед за ней.
Несмотря на ранний час, жизнь в Караван-сарае, хоть и не сказать, чтобы кипела, но и не так уж сильно отличалась от вчерашней вечерней суеты. Просто контингент сменился: праздношатающейся публики на улице пока не наблюдалось, а вот торгового люда прибавилось. Разжигались костры, готовилась еда, перед дальней дорогой проверялись припасы, тележные колеса, упряжь и оружие. Кто-то бежал от колодца с ведром воды, кто-то тащил корм лошадям. Как там говорится: "Кто рано встает, тому Бог подает"? Вот, вот…
Я переложил в левую руку пакет с остатками вчерашнего ужина — с утра кусок в горло не лезет, но к обеду наверняка проголодаюсь — и остановил уже свернувшую к выходу из Караван-сарая Илор:
— Подожди, воды набрать надо.
Хорошо, что вовремя вспомнил. Фляга-то пустая, а проверенных источников по пути раз-два и обчелся. Не из лужи же хлебать. Запросто можно даже не просто козленочком, а больным козленочком стать.
Во весь рот зевавший пацан содрал с меня сто долларов, несколькими взмахами хворостины заставил впряженного в ворот осла пройти круг и подставил флягу под тоненькую струйку, побежавшую из ржавой трубы. В отличие от трубы вода была чистой — если верить объявлению, водоносный слой залегал на глубине аж сто метров.
Отхлебнув из фляги, чтобы проверить воду на вкус, я заодно избавился от сушняка. Порядок. Теперь жить можно. И с чего меня сегодня так плющит? Руку левую так и стреляет, на ногах еле стою.
Странный вопрос. Известно, с чего…
Мы покинули Караван-сарай и направились по дороге в сторону Соколовского. Дойдем до развилки — повернем на север. И есть у меня нехорошее предчувствие, что топать нам на территорию Туманного. Очень это напрягает: дорог нормальных там нет. В лучшем случае пробираться придется охотничьими и звериными тропами.
Я сунул руку в карман куртки и нащупал пистолетную рукоять. Убрать его, что ли, в кобуру? Нет, не стоит: сейчас свежо, с курткой нараспашку не походишь — просквозит еще. А пока пуговицы расстегнешь, пока руку за пазуху сунешь… Пусть уж в кармане лежит.
Поднявшийся ветерок волной пробежался по высоким стеблям пшеницы, и я обратил внимание на бродившего по полю человека. То тут, то там он останавливался, и тогда с поднятых к небу рук начинала стекать невидимая простым взглядом энергия. По мере его продвижения полусфера защитного купола над полем приобретала все более насыщенный изумрудный оттенок. Агромаг за работой. Видимо, естественные энергопотоки подводит для подпитки своего заклинания.
Вот поэтому маги в большинстве своем по деревням да селам и живут. Где бы в городе им нашелся испытательный полигон площадью с десяток футбольных полей? Ну и почет, и отдача соответствующие. А как по-другому? Человека, прогревающего поле еще в апрельские морозы, не уважать нельзя. Вон к этому товарищу даже персональную охрану приставили — на противоположном краю поля стояла телега с тремя вооруженными селянами.
Ускорив шаг, я догнал вампиршу и пошел рядом. Вроде и не один иду, а поговорить не с кем. Ничего, мне не привыкать. Пусть лучше моя спутница свою пасть закрытой держит, а то от одного вида ее зубов меня в дрожь бросает. Так и вижу каждый раз, как она мне горло прокусывает. Жуть!
А дорога здесь хорошая — торная. И кусты от обочины метров на пять посрубали. Неужели хуторяне позаботились? Здорово! Идешь и не опасаешься, что на тебя из-за деревьев какая-нибудь хрень зубастая бросится.
"Не пугайся дорогая, у меня на шее кровь…"
Да что ж такое? Все мысли об одном! Устал я. И ведь не подвезет никто. Как пить дать, не подвезет. Две телеги проехали, и возницы только лошадей нахлестывали. Все правильно: с двумя подозрительными, да еще и вооруженными чужаками никто связываться не хочет. Зачем судьбу искушать?
А вампирше — хоть бы хны. Идет и идет. Как кукла заводная. Вот и я тоже иду как кукла, только у меня завод уже к концу подходит.
Еще у меня горло пересохло. И глаза слезятся. И запястье левое как свинцом налилось. Мозги из ушей пока еще не потекли, но за этим дело не станет. Походка какая-то дерганая, будто на горбу невесть что волоку. Окружающий мир нереально резким кажется. Хреново мне, в общем. И в частности тоже хреново. Не к добру это все, не к добру. Чувствую, вчера доэксперементировался.
Ну что, так и не подбросит никто? Не, вон уже и Соколовский показался. Все, теперь точно пешкодралом. На этой развилке на север мало кто поворачивает. Вроде в той степи еще два хутора есть, а дальше уже Туманный начинается. И это значит — по сторонам придется смотреть куда внимательней. Где люди часто ездят, еще чуток расслабиться можно, а на глухой дороге на кого-нибудь голодного нарваться, как два пальца…
Новички всегда удивляются: как так, где людей — ну, типа, и жратвы — больше, все спокойно, а где люди неделями не появляются, чудовище чуть ли не под каждым кустом. А все между тем закономерно. На торных путях давно все зачищено: и у торговцев с собой обычно арсенал на руках приличный, и Патруль на таких маршрутах частенько облавы устраивает. А в глухие места никто и не лезет.
А вот чем все эти монстры питаются… Да кто их знает? Точно могу сказать одно: не людьми. Нету столько народа в Приграничье. Да и в рационе хищников человек никогда на первом месте не стоял. И на втором тоже. Звери, они обычно с человеком стараются не связываться. Если только совсем с голодухи.
А у нечисти в жратве необходимости и вовсе нет. Могильщик или тот же проклятый легионер жертву могут месяцами караулить. И неосторожного путника они не жрать будут, а душу из него вытянут. Так-то. По глухим местам никто с заходом солнца именно поэтому и не шляется. Особенно зимой. Это сейчас хорошо — отродья Стужи сгинули, а в холода, да еще в пасмурную погоду они и днем на промысел выходят. Не часто, конечно, но бывает и такое.
На развилке мы свернули налево.
"А мы пойдем налево".
И вот так всю жизнь. Налево и налево. Хоть бы раз по уму что сделать.
Это еще что такое? Бред начинается? Я с трудом поднял к лицу обвисшую словно плеть левую руку. На дорогу упала капля крови. Черт! Надо привал устроить и посмотреть что у меня там. Только когда?
Илор резко остановилась, и я чуть не уткнулся ей в спину. Что за дела? Стряслось чего?
Блин! Где мои глаза были?
У самого съезда с дороги на Соколовский стояли две телеги, рядом суетились хуторяне. И ладно бы только хуторяне: в толпе мелькнула черная сутана священника, явственно различимое внутренним зрением мерцание окутывало стоящего на отшибе колдуна, а повернувшийся спиной к ветру и раскуривавший трубку мужчина был никто иной, как лекарь. Помню его, общались.
Получается, там что-то серьезное стряслось. Но это все еще полбеды: в нашу сторону уже направлялись двое вооруженных двустволками бойцов местной милиции. Их прикрывал парень с арбалетом.
Все верно — стряслось что-то, а тут чужаки, да еще и вооруженные. Надо проверить. Вот вляпались, так вляпались. Это простым людям Илор мозги задурманить может, но священник ее сразу раскусит. Да и колдун здешний совсем не прост. Вот гадство! От такой толпы не отбиться. Скрутят и на костер. Никто не поверит, будто не знал, с кем путешествую.
— Здесь стой. — Я передал пакет вампирше и пошел навстречу хуторянам.
Если удастся заговорить зубы, то на Илор внимания могут и не обратить. Шансы на это у меня, прямо скажем, неплохие. В Соколовском по службе бывать доводилось неоднократно и случись в этой толпе кто из знакомых, проблем быть не должно. Лекарь меня наверняка не признает, но у служивых память на лица обычно получше.
— Случилось что?
— Пройдемте. — Невысокий парень посмотрел мне за спину. — И спутницу вашу зовите.
— Расслабься, не они это. — Второй хуторянин закинул ружье на плечо. — По службе к нам?
— Не. Так, халтурка, — припомнил я этого крепыша. Когда тем летом подрядился на охрану торгового обоза, именно он советовал моему нанимателю усилить охрану. Тот совета не послушал. А зря. — А спутнице моей, я так предполагаю, смотреть там совершенно не на что.
— Дохалтуришься когда-нибудь, — скривился крепыш.
Как его? Толя? Вроде бы.
— А куда, Анатолий, деваться? Кушать-то, что характерно, каждый день хочется. Вот и приходится вертеться.
— Я думал, ты к своим в лагерь.
— А что, кто-то из наших на хуторе остановился? — Ну и память у него! В том году разговор был, а ведь не только меня в лицо запомнил, но и что в Патруле лямку тяну, не забыл.
— Лагерь дальше. Они дорогу с Города на Лудино перекрыли. У нас склад.
Мы подошли к столпившимся у телег хуторянам. Негромкий гул толпы перекрывали женский плач и причитания. Священник подошел к лекарю и вполголоса принялся его в чем-то убеждать, но тот лишь безразлично мотал головой.
На дороге с подложенным под голову тощим мешком лежал бледный как мел бородатый мужчина лет сорока, расстегнутая рубаха которого оставляла открытой колотую рану в животе. Склонившийся к нему милиционер осматривал пропоротую отметину на коже. Рядом рыдала женщина, прижимавшая к себе девочку лет пяти. Одеты небогато. Сарафаны, кофточки с заплатами. Муж и жена с дочкой?
— Что случилось? — спросил я у Анатолия.
И чего целитель в стороне стоит? Рана-то нехорошая. Вон и крови нет. Получается кровотечение внутреннее. Если прямо сейчас лечением не заняться — мужик не жилец.
— Разбой, — отвернулся в сторону милиционер. — Этот в драку кинулся, вот и получил ножом в пузо.
— Да помогите же! — сквозь рыдания выдавила из себя женщина. — Ну, помогите же кто-нибудь! Он же умрет! Помогите!
Все только глаза отводят. Значит, раненый не местный, деньги, если и были, бандиты забрали, а лекарь благотворительностью заниматься не хочет. Его право, но мужик-то, действительно, умирает. И всем это по фигу. Мне, собственно, тоже…
— Тарас, будь человеком, — укоризненно посмотрел на лекаря священник. — Не губи душу.
— А семью я чем кормить буду, если всех задарма лечить начну? — закусил удила Тарас, выбил трубку и поднял с дороги саквояж.
Поняв, что помощи не дождется, женщина, не отпуская расплакавшуюся девочку, опустилась на колени:
— Помогите…
И все как овцы стоят и тупо смотрят. Помогать не собираетесь — идите по своим делам уже. Чего пялиться-то?
Неожиданно для самого себя, я вытащил из кармана куртки почти ополовиненную пачку долларов и кинул Тарасу:
— Лечи.
— Но… — лекарь пальцем проверил количество банкнот. — Мало этого.
— Побойся Бога, — укорил его священник.
Уж не знаю, что сыграло свою роль: укор в глазах священника или недобрый взгляд моих, но лекарь опустил саквояж на дорогу, щелкнул замками и начал перебирать зелья.
Я сплюнул и принялся выбираться из толпы. Тошно на душе. Что мы за люди такие? Так ведь и умер бы мужик, никто не помог бы. Ни священник, ни лекарь, ни хуторяне. Всем денег жалко.
Да, денег жалко! Мне же и жалко. Почти восемнадцать рублей чистого убытка! Денег жалко и от этого еще противнее становится. Вроде, и дело доброе сделал, а как оплеванный. Не из-за отданных долларов, а именно из-за того, что жалко. Не от чистого сердца поступок. А из-за чего тогда? Кто бы мне самому сказал. Съел, наверное, вчера чего-то. Блин, шесть тонн баксов! Твою мать!
Ладно, Илор где? А, вон она. Умная девочка: пока я разговаривал, вампирша прошла съезд к хутору и отошла метров на сто по дороге. Вот и замечательно.
— Никого подозрительного по пути не встречали? — догнал меня Анатолий.
— Например?
— Трое парней славянской внешности. Среднего роста, волосы светлые. Один бритый, двое с усами. И девчонка с ними. Чернявая. Вроде, малолетка.
— Нет, не видел, — прокрутил всех встреченных за сегодняшнее утро я и на всякий случай уточнил. — Вооружены чем?
— Обрез, сабли.
— Понятно. — Я протянул хуторянину руку. — Встречу, к тебе отправлю.



— Обязательно. Бывай.
— Счастливо.
Догнав Илор, я забрал у нее пакет с едой, вытащил жареную колбаску и зажевал на ходу. Хреново мне что-то. И все хуже и хуже. Левая рука с каждым часом тяжелеет. И запястье будто бы сильнее ломить начало. Неужели снова кровь пошла? Доев колбаску, я вытер жирную ладонь об штанину и осмотрел тряпицу — нет, свежих пятен не видно.
Узкая, поросшая травой дорога начала петлять меж пологих склонов невысоких холмов.
Не нравятся мне здешние места. Слишком глухие. Хотя, Толя говорил, что наши лагерь разбили у дороги на Лудино. Значит, частенько до Соколовского мотаться должны. И солнце уже высоко поднялось. Нет, вряд ли кто из лесных обитателей на дорогу выберется. Да и зачем? Жратвы и в лесу хватает. Самый сезон. Куда больше шанс на бывших коллег нарваться. Очень не хотелось бы. Даже не столько из-за спутницы, сколько из-за тех самых материальных ценностей на девять сотен золотом. А то мало ли кто отрядом командует. Не поверит бумагам о переводе в Дружину и здравствуй, штрафной отряд. Совсем не уверен, что Илье я по-прежнему нужен.
Наверное, во всем виноват был именно я. Слишком расслабился. Рассчитывал, что вампиры по чувствительности людей за пояс заткнут и если кто и заметит опасность, так именно Илор. Так-то оно так, но не когда "желтое проклятие" над головой.
Да и место для засады было выбрано на редкость удачное. После очередного поворота впереди открылось заросшее высокой травой поле, по которому гулял легкий ветерок. А небольшая поляна, скрытая с дороги росшими на обочине кустами, оставалась как бы позади и в глаза не бросалась. Очень удобно: едет кто крутой — сидишь, никого не трогаешь. А тащатся лохи какие — ну-ка, ком ту ми. Так, собственно, все и произошло.
— Патруль, мобильная группа. Документы на оружие приготовьте. — Светловолосый парень, не сказать, чтобы крепкого сложения, заткнул большие пальцы за широкий кожаный ремень. С ремня свешивались ножны с длинной саблей и два метательных ножа.
Позади него маячил лохматый усатый пузан с макаровым в руке. Волосы светло-русые, рост средний. Одежда: кожаная куртка и потрепанный армейский камуфляж.
Слева хрустнула ветка и, скосив глаза, я разглядел нацелившего на меня обрез молодчика, под глазом у которого наливался явно свежий синяк.
Да, место ребята выбрали удачное, а вот опыта маловато. Ну и чего этому полупанде в кустах не сиделось? Зачем вылез? До него же теперь метров пять, не больше.
— Документы? А! Сейчас. С документами полный порядок, не сомневайтесь. — Я кинул пакет с остатками еды себе под ноги, взялся за ремень винтовки — парни напряглись, а тот, который с пистолетом, нервно дернул стволом, — и перевесил ее на левое плечо.
Тип с подбитым глазом, усмехнувшись, поднял обрез дулом вверх. Рученька устала? Зря ты так… Парнишка с саблей так и вовсе шагнул ко мне, и его ладонь скользнула по рукояти ножа.
Вжикнув молнией замка, я сунул руку в боковой карман куртки и, уже выхватывая пистолет, щелкнул предохранителем. Парнишка с ножом сглупил и испуганно шарахнулся в сторону. Я вскинул руку и выстрелил в голову пузатому, который слишком поздно разглядел, что происходит, и не успел воспользоваться макаровым. Пуля угодила ему в переносицу, и толстяк повалился на дорогу. Очнувшись, представившийся патрульным бандит замахнулся ножом и прыгнул ко мне, но два выстрела почти в упор сбили его с ног.
Крутнувшись на месте, я прицелился в молодчика с обрезом, но, как собственно и рассчитывал, необходимости в этом уже не было: он осел на землю со смятыми шейными хрящами. Илор замерла рядом с ним и, отбросив с головы капюшон, напряженно вглядывалась в придорожные заросли. Что еще?
Затрещали ветки кустов, и я вскинул винтовку.
— Стреляй! — прошипела вампирша.
Куда стрелять? Не видно же ничего. И треск затих.
— Стреляй!
Понимая, что вот-вот момент будет упущен, я нажал на спусковой крючок. Может, и зацеплю кого.
Щелк!
Осечка? Не вовремя. Совсем не вовремя. Илор-то во всей своей вампирской красе засветилась. Надо убираться отсюда.
— Мясо! Безмозглое мясо! — обругала меня вампирша.
— Если такая умная, сделай что-нибудь! — не остался я в долгу, разглядывая винтовку.
— Придется. — Злобы в голосе вампирши, оттащившей парня с раздробленным горлом на поляну, было столько, что меня аж перекорежило. Илор запрокинула бандиту голову и вонзила в шею клыки.
Я положил винтовку на пакет с едой и пошел посмотреть, что с подстреленными мной бандитами. Оба готовы. Но третий бы меня успел достать, так что можно только порадоваться правильно оцененным боевым качествам вампирши.
Порадоваться можно, но стоит ли? Неспокойно как-то на душе. Точно уверен: мгновенье, когда перестану быть нужным Хранителю, станет последним в моей жизни. Илор меня порвет. Тут двух мнений быть не может. Значит, надо избавляться от столь неудачной компании прямо сейчас. Пока хоть какой-то шанс на это есть.
Я уставился на склонившуюся над бандитом Илор. В глазах сразу же потемнело, а в позвоночник впились ледяные иглы поработившего волю заклинания.
Тихо, тихо. Никто никого убивать не собирается. Я так, только посмотрю, что у меня с запястьем, и все.
Под задранным рукавом куртки и пропитавшейся кровью тряпицей обнаружились припухшие и кровоточащие порезы. Несмотря на истраченный на их обработку самогон, они оказались воспаленными.
Вроде, все верно. Ничего не упустил. Ну, что? Последний штрих? Я вытащил нож и еще раз повторил последовательность действий для активации нужного мне заклинания. Все точно. Не хватает последнего надреза. Не хватает моей крови, в которой содержится столь нужная для наложения чар энергия. Не хватает всего лишь одного движения…
Кончик ножа пропорол кожу и замкнул цепь вырезанных колдовских символов. Из мгновенно открывшихся порезов заструилась кровь. Запястье обожгла острая боль, а вытекавшая вместе с кровью магическая энергия забурлила и направляемая вырезанными на коже письменами сложилась в пронзившее меня заклинание. Голова словно взорвалась изнутри, сознание на миг померкло, а накапавшая на дорогу кровь полыхнула холодным огнем. В это же мгновенье запястье заморозило, и раны перестали кровоточить.
Стоя на четвереньках, я мотал головой и медленно приходил в себя. Теперь мысль оправить Илор в ад не вызывала никакого душевного дискомфорта. Разве что страх. Ничего, волков бояться, в лес не ходить…
Я вытащил из потайных ножен в левом рукаве куртки универсальный кинжал — если он не так хорош, как расписывал продавец, то моя безвременная кончина останется на его совести. Стоп, не о том думаю. Поднялся на ноги, подошел к слишком уж увлекшейся высасыванием крови вампирше и спокойно, как в манекен, всадил зазубренное лезвие под левую лопатку. Хотя, правая — левая, разницы никакой. Сердец-то два. Но привычка есть привычка.
Деру!
Выгнувшись всем телом, Илор отшвырнула труп бандита метров на десять и рванула кинжал из раны, но всего лишь отломила рукоять.
Интересно, он экстракт осины синтезировать умеет?
Мысль эта промелькнула у меня в голове, когда я уже несся по дороге прочь от взбесившийся Илор. Пронзительный крик ударил в спину, сзади послышались стремительные шаги. Отпрыгнуть в сторону мне удалось в самый последний момент и не успевшая среагировать вампирша пролетела мимо. Начал сказываться яд?
Шансов убежать у меня больше не было и, выхватив пистолет, я растрелял в Илор остававшиеся в магазине патроны. Сбившие ее с ног пули, подарили мне несколько мгновений передышки, которых как раз хватило на то, чтобы выщелкнуть пустой магазин и вставить новый.
Вскочившая на ноги Илор прыгнула ко мне, но, не удержав равновесия, лицом вниз рухнула на дорогу.
Неужели все? Похоже на то: оставленные пулями раны не затягивались. И хотя из них не пролилось и капли крови, в том месте, куда в плащ воткнулся изготовленный алхимиками кинжал, ткань начала пропитываться неприятно пахнущей бурой жидкостью.
Не решившись приблизиться к телу Илор, я опрометью бросился к оставленной винтовке и, подхватив ее и пакет с остатками еды, вломился в кусты.
Так оно дольше выйдет, но мне торопиться некуда. А если все спокойно будет — вернусь обратно, по лесу тоже без необходимости лишний раз шарахаться не следует.
Впрочем, углубиться в лес все же пришлось: когда обходил разбитый в поле у дороги Лудино—Город лагерь Патруля. Если командир отряда не полный лопух — а что бы ни думали рядовые, таких у нас раньше не держали, — должны там и секреты, и мобильные разведгруппы быть. А мне с бывшими коллегами сейчас встречаться совсем ни к чему. Противопоказано это для моего душевного спокойствия и здоровья организма в целом. Было, конечно, искушение хоть одним глазком взглянуть на лагерь: как они там обустроились? Но искушения на то и даны нам, чтобы их преодолевать. Любопытство, как говорится, кошку погубило. Не хочу…
Запыхавшись от быстрого бега, я улегся под деревьями на ковер прелой листвы и оглядел идущую на Лудино дорогу. Вроде, никого. Темноты, пожалуй, дожидаться не стану. К темноте надо уже до Границы с Туманным добраться. Ничего, доберусь — пройти осталось не так уж и много. Для начала перебежать через дорогу, потом будет сосновый бор, поле и сразу Граница. А дальше? Дальше по обстоятельствам. Записи кондуктора особой ясностью изложения не отличались, но, надеюсь, все на месте прояснится. Очень надеюсь… Не выгорит — придется в Северореченск топать, пытаться выйти на нужных людей.
Тихонько выругавшись себе под нос, я потер ноющее запястье левой руки. Ты смотри — порезы уже почти неразличимы. Вот и замечательно. Мало ли что еще наколдовать понадобится? Так хоть весь в татуировках не буду. И все же странно. По идее, я лишь повторял манипуляции Жана, но правое предплечье у меня до сих пор в черных узорах, а тут лишь следы, как от подживших царапин.
И вот ведь какой вопрос еще возникает: если я так пропитался магической энергией, то что со мной будет в нормальном мире? Чем это для меня чревато? На той стороне естественного магического излучения нет. Стала ли энергия чужого мира неотъемлемой составляющей моей нормальной среды обитания? Или еще нет?
Скоро, думаю, узнаю. А сейчас мне не об этом беспокоиться надо — других проблем хватает. Винтовка эта еще. Надеюсь, хоть ружейный ствол стреляет. Или там автоматика единая? И не проверить, блин.
А почему не проверить? Сейчас разряжу…
Хорош уже, некогда возиться. Тут до Границы всего ничего осталось.
Вздохнув, я достал из пакета последнюю колбаску. В пакете еще что-то шуршало, но с собой его не потащу. Лучше здесь оставлю. Если что, всегда вернуться можно. Хотя нет — возвращаться в любом случае не буду.
Стряхнув с рукава крупного лесного муравья, несколько раз глубоко вздохнул и, убедившись, что в поле зрения никого нет, перебежал через дорогу.
Добравшись минут за сорок до Границы, я остановился на опушке соснового бора и посмотрел на колебавшийся над полем воздух. Пространство там играло в свои непонятные игры, и росший в паре километров уже на территории Туманного лес то казался приблизившимся на расстояние вытянутой руки, то смазывался в размытое пятно.
Что ж, более нестабильных мест в Приграничье не сыскать. Разве что Граница внешняя. Но до нее еще добраться надо. Да и не стоит оно того. Я в патруле один раз к ней подошел — чуть не поседел. Энергии там разлито — жуть. Уж на той Границе точно любого на куски порвет. Лучше здесь по-тихому в щель просочиться. Через черный ход, так сказать.
Приняв окончательное решение, я вышел из бора и пошел через поле. Не получится в нормальный мир вернуться — пойду нож искать. В сторону от нужного направления отклонился не так уж и сильно.
Шутка. Если не выгорит с переходом, сразу руки в ноги и в Северореченск. И ночевать останавливаться буду только в селах покрупнее. А то Хранитель найдет и что-нибудь со мной нехорошее сделает. Типа вивисекции или частичной заморозки. А что? Товарищ третий только с виду существо бесполое. На самом деле причиндалы у него даже не железные, а изо льда выточенные. Илор-покойницу — надеюсь, покойницу — он весьма жестко обломал. А уж если Хранитель женщина, то это еще хуже. Снежная королева по сравнению с ней просто Снегурочка.
Хорошо хоть слуг Стужи теперь можно не опасаться. Блин, давно уже надо было ту клятую пирамидку выкинуть. Что за привычка с собой всякий хлам таскать?
Как обычно на подходе к Границе возникло легкое сопротивление, сгустившийся воздух не пускал вперед, а ноги ступали не совсем туда, куда собирался сделать шаг. По коже пробежали мурашки, в глазах на мгновенье потемнело, и я оказался по колено в снегу на узкой полосе между территорией Форта и Туманного. Ух ты, холодно! И, как всегда, здесь — ночь.
Черное небо, капельки звезд…
Небо, действительно, черное-черное, а крупные звезды едва заметно мерцали зеленоватыми огоньками.
Сбросив оцепенение, я выдохнул облачко пара и сделал два шага вперед. Потом еще шаг. Лес на той стороне одним скачком оказался совсем рядом. И, что характерно, — никакого встречного давления. Точно же помню, что читал, про выбор самого трудного для продвижения направления.
А если назад повернуть? И снова та же картина: казавшийся узкой полоской на горизонте сосновый бор в мгновение ока приблизился на пяток километров.
От холода заломило уши. Блин, так и замерзнуть недолго! Подняв воротник куртки, я втянул шею в плечи и закрутился на месте, оглядываясь по сторонам. Нигде двери с надписью "EXIT" не видно? Не видать. И, хоть двери я не увидел, зато разглядел то, на что раньше просто не обращал внимания: узкая полоска занесенной снегом земли так и шла между пространствами Форта и Туманного.
А что, если по ней пойти? Запросто, но какое направление выбрать? Направо, налево? А, была не была, сверну налево. Судьба у меня такая.
Я пошел по снегу вдоль границы и сразу же почувствовал, что с каждым шагом приходится прилагать все больше и больше усилий для движения вперед. К тому же, меня начало сдвигать в сторону. Такое впечатление — иду против встречного потока воды, а меня сносит то к одному берегу, то ко второму.
Холоднее становилось с каждым шагом. Стужа промораживала насквозь, а иней от вырывавшегося вместе с кашлем дыхания оседал даже на ресницах. И только казавшиеся горячими серебряная цепочка и крестик обжигали кожу.
Шаг — замораживающее дыхание стужи. Шаг — сбивающий с ног удар взбесившегося пространства. Шаг — пронзающие насквозь иглы льда. Шаг — столкновение с гранитной глыбой.
Вспомнились позабытые кошмары о погребении на дне моря стужи, и паника пыталась поработить разум. Но, пересиливая себя, я шел вперед. Все силы уходили на то, чтобы вырвать из снежного плена ботинок, рывком выкинуть ногу и сделать шаг именно туда, куда не пускало резиной сжавшееся пространство. И вперед меня вели вовсе не вера в успех, стремление вырваться в нормальный мир или воля к победе, а страх и упрямство.
А вдруг не хватит одного-единственного шага? И если уж пройден столь долгий путь, то именно вот этот шаг наверняка окажется последним. Не этот? Ну так следующий — точно!
И так каждый раз. Каждый раз выигрывать схватку с самим собой. Каждый раз пересиливать себя. И каждый раз начинать все сначала.
Почувствовав, как задергалась ступня, я опустил глаза и увидел, что серебряная накладка на носке ботинка пылает ослепительным сиянием. Ногу повело в сторону, меня крутануло вбок и швырнуло в снег. Вспышка и тьма…
…Очнувшись, я долго не мог понять, где нахожусь. Нет, что в лесу — это понятно. Чтобы придти к такому выводу, гением быть не надо: деревья и трава кругом. Что еще это может быть? Вопрос в том, где этот лес расположен. Тут или там. А еще точнее: тут — это где? В Приграничье я пребываю или все же в родной мир вывалился?
И ответ на этот вопрос может дать элементарная наблюдательность. Есть ли в окружающей среде представители флоры и фауны, характерные исключительно для изувеченной магией природы Приграничья? Бляха-муха! Есть. Вон кошкины слезки, а вон серый мох на дереве.
Твою мать! Не выгорело ни черта! Хотя, почему не выгорело? Эксперимент можно считать вполне удавшимся. Изложенный в записях кондуктора принцип межпространственных переходов подтвердился на все сто. Выкинуть-то меня оттуда выкинуло. Я ж не на Границе валяюсь. И даже понятно, почему меня оттуда выкинуло: ногу замотыляло, шаг не туда сделал. Не дошел, так сказать, до выхода…
Кстати, а что у меня там с ботинками? Ох ты, елки—палки! Серебряные набойки подчистую срезало. Вон на подошве только следы обугленные и остались. Что ж, зато теперь понятно, почему лихие люди-кондукторы сюда серебро вагонами не тащат. Только вот цепочка и крестик у меня на шее целые и невредимые. Странно…


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ] 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Астрал
Афанасьев Роман
Астрал


Пехов Алексей - Темный охотник
Пехов Алексей
Темный охотник


Корнев Павел - Немного огня
Корнев Павел
Немного огня


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека