Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Поэтами наш Лиддел до сих пор
Ни разу не воспет; лишь пастухи
Влюбленные поют о нем. А нет ведь
Нигде у нас прозрачнее реки.
"Искусство сохранять здоровье"
Нынешние фермеры южной Шотландии - люди гораздо менее грубые, чем их
отцы, и нравы, которые я сейчас собираюсь описывать, или вовсе исчезли, или
в значительной степени изменились. Не утратив своей сельской простоты,
шотландцы приобрели теперь знания и привычки, которых не было у прежнего
поколения. Это относится не только к сельскому хозяйству, но и к самому
быту. Дома стали более удобными, образ жизни больше под стать тому, который
мы встречаем в цивилизованном мире, и самая большая роскошь - просвещение за
последние тридцать лет широко распространилось в этом горном крае.
Непробудное пьянство, от которого раньше страдало его население, теперь
почти сошло на нет, а удивительное гостеприимство шотландцев сохранилось
таким, как было; оно только сделалось несколько более изысканным и не
переходит уже границ благоразумия.
- Да что это на тебя нашло, - сказал Дэнди Динмонт, освобождаясь из
объятий своей супруги, очень, однако, осторожно и глядя на нее с большой
нежностью. - Что это ты, Эйли, неужели ты не видишь, что я тебе гостя
привез?
Эйли повернулась к Брауну и начала извиняться.
- Я так обрадовалась, что муженек приехал... - сказала она. - Но, боже
милостивый, что это такое с вами обоими? Они уже прошли в комнаты, и там при
свечке было видно, что одежда и у того и у другого была в крови.
- Ты что, Дэнди, опять с каким-нибудь лошадником из Бьюкасла подрался?
Послушай, ты ведь не один, у тебя и жена и дети есть, как же ты не
понимаешь, что тебя убить могут?
На глазах у нее выступили слезы.
- Ну ладно, ладно, женушка! - сказал Динмонт, громко и не слишком
церемонно ее целуя. - Брось ты, пожалуйста, все это чепуха, вот господин
тебе тоже скажет, что, как раз когда я от Лури Лаутера вышел, а мы тут с ним
выпили немножко, я двинулся дальше и радовался, что скоро буду дома. А из
чащи вдруг какие-то два стервеца как выскочат да как повалят меня... И так
меня всего исколошматили, что я не успел даже и за хлыст взяться; слово тебе
даю, женушка, ежели бы этот милый человек не подоспел вовремя, на мою долю
побольше бы тумаков пришлось; да и денег бы столько пропало, что и не нажить
потом. Вот ты теперь и должна благодарить господа бога да его. - Сказав это,
он вытащил засаленный бумажник и велел жене его спрятать.
- Да благословит вас господь бог за вашу доброту. Чем же мы-то можем
отблагодарить? Приютить, что ли, и накормить? Но ведь мы самому последнему
нищему и то бы не отказали; разве только... - Тут она нерешительно взглянула
на бумажник, как будто робко на что-то намекая.
Браун увидел и сумел в должной мере оценить это простодушие, смешанное
с чувством горячей благодарности и выраженное столь непосредственно, но
вместе с тем деликатно.
Он знал, что в своей бедной одежде, которая была к тому же разодрана и
выпачкана в крови, он мог быть принят за нищего и, вызвать только жалость.
Он поспешил сказать, что его зовут Браун, что он - капитан кавалерийского
полка и что путешествует он для собственного удовольствия пешком, считая,
что это и удобнее и дешевле. Он попросил гостеприимную хозяйку поглядеть на
раны Динмонта, заметив, что тот никак не согласился показать их ему. Но в
миссис Динмонт раны ее супруга вызывали меньше удивления, чем приезд в их
дом драгунского капитана. Поэтому она прежде всего взглянула на не совсем
чистую скатерть, подумала с минуту о том, что она подаст на ужин, и потом
уже похлопала мужа по плечу и велела ему сесть, приговаривая при этом, что
он болван, который не только сам вечно в какую-нибудь историю впутается, но
еще и других за собой потянет.
Когда Дэнди Динмонт, подпрыгнув несколько раз и проплясав шотландский
танец, чтобы посмеяться над женой и ее напрасным беспокойством, согласился
выставить ей на обозрение свою круглую, как пушечное ядро, косматую черную
голову, Браун подумал, что такая рана, наверно, вызвала бы серьезнейшие
опасения у полкового хирурга. Миссис Динмонт, однако, оказалась сведущей в
хирургии - она обрезала ножницами пряди волос с запекшимися на них сгустками
крови, чтобы они не мешали ей промыть рану, и приложила к больным местам
куски корпии, пропитанные особой мазью, которую в этих местах считают
прекрасным средством для заживления ран (очень частые происшествия на
ярмарках позволили достаточно хорошо испытать ее целебные свойства). Потом,
невзирая на сопротивление своего пациента, она забинтовала ему голову, а
поверх всего надела ночной колпак, чтобы повязка не съехала. Другие раны, на
лбу и на плечах, она промыла водкой, к которой Динмонт прежде всего
приложился сам. После этого простодушная миссис Динмонт любезно предложила
свою помощь Брауну.
Он ответил, что ему нет надобности ее утруждать, и попросил только



принести ему умывальный таз и полотенце.
- Ах, мне об этом надо бы раньше подумать, - сказала она, - да я и
впрямь подумала, только двери не смела открыть из-за ребятишек: очень уж они
по отцу соскучились.
Так вот что значили шум и писк, поднявшиеся за дверью и несколько
озадачившие Брауна, тем более что хозяйка, услыхав этот шум, сразу же
заперла дверь на задвижку.
Но едва только она теперь открыла эту дверь, чтобы пойти за тазом и
полотенцем (ей ведь и в голову не могло прийти, что гостя следовало бы
проводить для этого в другое помещение), как целая ватага белокурых детишек
ввалилась в комнату: одни прямо из конюшни, где они только что разглядывали
Дампла и потчевали его оставшимися от завтрака лепешками, другие прибежали
из кухни, где старуха Элспет рассказывала им сказки и пела песни, а самый
маленький выскочил почти нагишом из постели и с криком кинулся к папочке
узнать, что он привез ему с разных ярмарок, на которых ему довелось побывать
во время своей поездки. Наш рыцарь проломленной головы сначала обнял и
расцеловал их всех по очереди, потом начал раздавать им свистки, дудочки и
пряники, а когда от радости они стали орать еще громче, он заявил своему
гостю: , - Это жена во всем виновата, капитан, при ней они что хотят, то и
делают.
- Я, да что ты! - сказала Эйли, которая в эту минуту вошла с тазом и
кувшином в руках. - Да разве мне с ними совладать. Мне их, бедняжек, даже и
занять-то нечем.
Динмонт взялся тогда за них сам; ласками, угрозами и пинками он
выпроводил из комнаты всю ораву, за исключением самых старших - мальчика и
девочки, которые, как он выразился, умеют вести себя "прилично". По той же
причине, но уже без всяких церемоний, были выставлены из комнаты и собаки,
за исключением почтенных патриархов - Перца и Горчицы, в которых жизненный
опыт и частые наказания хлыстом вселили такой дух безропотного
гостеприимства, что после непродолжительных переговоров и объяснений на
своем ворчливом языке они позволили маленькому Шмелю, до этого из
соображений безопасности укрывавшемуся под стулом своего хозяина, улечься
вместе с ними на невыделанную баранью шкуру, заменявшую в доме бристольский
ковер.
Тем временем хозяйка отдала уже распоряжения, решившие участь двух кур,
которые, ввиду того что приготовить их иным способом было уже некогда,
вскоре задымились на рашпере. Большой кусок холодной ветчины, яйца, масло,
булочки, овсяные лепешки завершили ужин, приправленный превосходным домашним
пивом и бутылкой водки.
Ни один солдат не отказался бы от такого ужина после тяжелого дневного
перехода и участия в схватке. Браун не заставил себя просить. Здоровая
деревенская девка со щеками такими же красными, как и ленты в ее волосах,
убирала со стола. Хозяйка сама помогла ей и велела принести сахар и горячую
воду, о чем та совсем было забыла, заглядевшись на "настоящего живого
капитана". Браун тем временем воспользовался случаем и спросил хозяина, не
жалеет ли он о том, что не послушался совета цыганки.
- Кто знает? - ответил тот. - Это все хитрые черти'; может, я от одной
бы шайки ушел, да на другую наскочил. А как придет старуха, надо будет дать
ей на зиму бутылку водки да фунт табаку. Это хитрые черти; мой покойный отец
всегда говорил: "Ты с ними плох, так и они с тобой". Ну, одним словом, среди
них всякие попадаются.
Разговор этот послужил поводом поставить на стол новый графин с
"веселухой", как Динмонт называл на своем простом, деревенском языке
разбавленную водой водку.
Браун на этот раз, однако, самым решительным образом отказался,
сославшись на усталость и плохое самочувствие после схватки - он хорошо
понимал, насколько бесполезно было бы доказывать Динмонту, что
злоупотребление водкой дурно повлияет на его раны. Брауна отвели в крохотную
комнатку, где ему приготовили отличную кровать, а белизна простыней
позволяла верить словам хозяйки, что "такого белья нигде не найти, - ведь
оно стирано в ключевой воде и побелено в поле на ромашках, и катали его
Нелли и она сама, и ни одна женщина, будь она хоть сама королева, не сумеет
все это сделать лучше".
Простыни были действительно белы как снег и, должно быть, сохранили еще
аромат цветов, а маленький Шмель, лизнув на прощанье своему хозяину руку,
улегся у него в ногах, и путешественник наш тут же заснул сладким сном.

Глава 25
На хищника вперед смелее, бритты!
Пусть ваша страсть нещадно поразит
Овечьих стад губителя ночного,
И пусть в его убежищах скалистых,
На кручах рог охоты протрубит!
Томсон, "Времена года"


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ] 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Апраксина Татьяна - Мир не меч
Апраксина Татьяна
Мир не меч


Шилова Юлия - Заложница страха, или история моего одиночества
Шилова Юлия
Заложница страха, или история моего одиночества


Посняков Андрей - Властелин Руси
Посняков Андрей
Властелин Руси


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека