Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

тратится на сто долларов бензина).
Путешествие на плоту из "кедра" (Cedrella) или махогани (Switenia) -
сомнительное удовольствие, потому что он низко сидит в воде. Мне удалось
поймать попутный плот из бальсы (Ochroma pyramidale). Считается, что у нее
самая легкая в мире древесина. Во время обеих мировых войн США делали из
нее самолеты, и теперь бальсовые рощи, росшие по всему нижнему поясу
андских лесов, уничтожены везде, кроме Ману. На самом деле древесина
Cavanillesia platanifolia еще легче, но очень мягкая.
Сплав до частного заповедника Blankillo занял целый день. Как потом
выяснилось, это был последний жаркий день перед сезоном дождей. Если летом
(нашим) здесь бывает до 42оС, то зимой - не больше 29о. Сельва тут заметно
отличается от Ману - вдоль реки растут пальмы Attleya (по-местному
урукури), известные по одноименному рассказу Гаршина, а на terra firma из
высоких деревьев остались только сейбы и Cedrelinga с дешевой древесиной.
Леса и реки в этом районе сильно пострадали сначала от каучуковой, а потом
от золотой лихорадки. За целый день пути мы не видели ничего, кроме пары
обезьян, грифов и попугаев на двух колпах.
На первой собирались толстенькие зеленые Amazona, на второй - небольшие
длиннохвостые Aratinga. Для меня осталось загадкой, почему каждая колпа
привлекает попугаев только определенного вида или рода.
Бланкийо - маленький заповедничек на границе большого резервата Rio
Tambopata.
Он принадлежит паре американцев, которые живут за счет продажи входных
билетов туристам. Группы туристов заворачивают сюда, чтобы взглянуть на
колпу ар. Меня высадили с плота прямо у колпы, так что платить не пришлось
- надо было только дождаться утра, а потом суметь выбраться. Я поставил
палатку, съел последнюю банку консервов и успел до темноты пройтись по
лесу, но встретил лишь одну носуху (Nasua rufa). Эти рыжие звери бродят по
сельве, уткнувшись в землю любопытным носом и подняв, как знамя, длинный
полосатый хвост.
Утром я едва успел выползти из палатки и искупаться, как над лесом
разнеслись хриплые крики первых ар. В чистом свете восходящего солнца
сотенные стаи попугаев волна за волной спускались к реке и облепляли
высокий глинистый обрыв.
Больше всего было красно-желто-синих Ara macao и ало-зелено-синих A.
chloroptera, но иногда их сменяли стаи сине-желтых A. ararauna или
зелено-красно-голубых A. militaris. Наверное, нигде на свете не увидишь
такого водопада фантастических красок. Я попытался подплыть к этому
волшебному вихрю, но из-за паводка мне пришлось бороться с сильным
течением, так что слайд получился смазанный. Теперь я всем говорю, что так
и было задумано - снять не попугаев, а абстрактные цветовые пятна, как
символ тропиков.
Через пару часов последние стайки покинули солонец, и их гнусавые
голоса стихли вдали. Отдельные парочки еще появлялись над обрывом,
покачивая в полете полуметровыми хвостами, но боялись оказаться на земле в
одиночестве и, покружившись, улетали. Только в кронах деревьев ары
чувствуют себя уверенно, не будучи под защитой стаи.
Тут на реке очень кстати появилась пирога. Я отчаянно замахал руками, и
меня тут же подобрали. Лодка шла в Боку с грузом пива, так что мы
заворачивали к каждой приречной забегаловке, чтобы выгрузить полные
бутылки и забрать пустые.
Постепенно небо затянули тучи и резко похолодало, а потом хлынул дождь.
Волны холода приходят сюда из далекой Патагонии каждую осень, при этом
температура нередко падает до 10-15оС. Дальше к югу, в сельве Боливии,
известны случаи похолоданий до 0о. Для местных жителей, не имеющих теплой
одежды, это настоящая катастрофа. По нескольку дней они вынуждены сидеть у
костров, не отходя ни на минуту.
Постепенно мы набрали попутных пассажиров - дрожащих от холода индианок
с детьми за спиной. Во время одной из остановок я с удивлением обнаружил,
что даже "окультуренные" местные индейцы умеют есть только руками. Для них
было откровением, когда я научил их есть с ножа.
В Боку Ману мы прибыли уже в сумерках, когда белые облачка козодоев
кружились над рекой, а из лесу доносился слаженный лягушачий хор.
Переночевав у знакомых, я поймал наутро туристскую пирогу до Шинтуйи, и мы
под проливным дождем помчались вверх по вздувшейся реке.
Экологический туризм в парк Ману - самый прибыльный бизнес в Перу после
выращивания коки. Недельная поездка стоит столько, что хватает на хорошую
зарплату и лодочнику, и повару, и "лоцману" (человеку, который сидит на
носу с шестом, измеряя им глубину и отталкивая встречные бревна). Правда,
велика и ответственность. Как раз в этот день, как я потом узнал, одна
пирога опрокинулась на перекате. Хотя никто, кроме рюкзаков, не утонул,
лодочнику светил год тюрьмы.
Что касается "гидов-натуралистов", то их зарплата доходит до 100$ в
день, так что сюда приезжают подработать даже американские биологи. Это
тоже не столь легкая работа, как может показаться. Ведь туристы платят



деньги, чтобы увидеть дикую фауну, а в сельве можно проходить целый день,
не встретив ни одного крупного животного. Особенно если ходить с толпой
туристов, которых совершенно невозможно заставить хотя бы не кричать друг
другу и которые с ног до головы облиты сильнопахнущими комариными
репеллентами. Интересные насекомые и растения, правда, встречаются на
каждом шагу, но мало кому хватает квалификации, чтобы разобраться в их
фантастическом многообразии.
В этой группе обязанности гида пришлось исполнять мне, потому что
сопровождавший их американец слег с приступом укаяльской лихорадки. Ее
симптомы напоминают малярию, но она вызывается другим видом простейших
(Tripanosoma terbovii). Но мне не пришлось особенно утруждаться: туристы
уже ехали обратно и мало интересовались встречной фауной. К тому же берега
были на редкость пустынны.
Кроме пары аистов-ябиру и стаи огненных попугаев (Pyrrhura) на
соответствующей колпе, мы встретили только семью гигантских выдр, деловито
скакавших куда-то по пляжу. Видимо, река затопила их озеро, и они искали
старицу с более прозрачной водой. В конце концов я взял у кого-то книжку
про путешествие в Нуристан и читал ее, укрывшись от дождя брезентом.
Мы добрались до места, где река выходит из гор, и высадились на
турбазе. Дождь кончился, и я, уложив туристов спать, сделал вылазку в
горную сельву. Было еще светло, и сверкающие бабочки Morpho проносились
над рекой. На склонах предгорий флора и фауна совершенно не похожи на
равнинные, хотя климат здесь практически такой же. Колибри, например,
совсем другие - тут встречаются великолепные Topaza pyra, причудливые
"вымпеловые" Ocreatus, сказочные Popelaria и еще с десяток красивейших
видов. Но по такому лесу очень трудно ходить без троп, а если все же
пытаешься, лучше не приближаться к рекам - по берегам ветви кустов усыпаны
жгучими голубыми гусеницами.
Ночные голоса в предгорьях тоже совсем другие. Из каждой лужи слышатся
звонкие металлические удары - так поет квакша-кузнец (Hyla faber). А под
утро, когда ярко-красные агути пасутся на лесных тропинках, можно найти по
голосу редкого золотого квезала (Pharomachrus pavoninus).
Утром подошла машина, и мы покатили в гору. Я так увлекся обменом
опытом с южноафриканским туристом (он в тот момент "косил" от армий ЮАР и
Намибии, а я - от советской и израильской), что едва не проскочил свою
"остановку" на высоте 1500 метров. Облачный лес встретил меня холодным
туманом и шумом водопадов на прозрачных горных ручьях. Благодаря
прошедшему холодному фронту туман остался только в чаще, а с дороги
открывался вид на скалистые отроги над головой и беспредельное
пространство Амазонской равнины далеко внизу.
Было воскресенье, так что машин на дороге не было. До полуночи я успел
пройти километров двадцать, набрав около пятисот метров высоты. Кое-где
ручейки текли прямо через дорогу, и там на черных скалах сидели россыпи
маленьких лягушек - не менее 10 видов, и все разноцветные. Их так много в
этом поясе, что есть даже один опоссум (Lestoros inca), питающийся
лягушками, которых он находит по голосу.
В трещине скалы я нашел гнездо колибри. Если на равнине эти птички
строят гнездышки размером с рюмку, то здесь это была тщательно сплетенная
конструкция величиной с футбольный мяч. Кладку защищали от холода толстые
стены из мха, паутины и растительного пуха. Всего за день я насчитал 17
видов колибри, среди них самого оригинального - крючкоклювого (Entoxeres).
За очередным поворотом дорога нырнула в ущелье небольшого ручья. Под
скалой у водопада, обдирая мох с мокрых камней, стояло странное существо
размером с агути. Едва я успел понять, кто это, как зверюшка подпрыгнула и
юркнула в кусты по узенькой тропке.
Мне снова повезло - насколько я знаю, это было первое наблюдение в
природе за северным пуду (Pudu mephistophelis), самым редким из
американских оленей. Он известен по нескольким находкам в облачных лесах
Перу, Эквадора и Колумбии, но о его образе жизни никто ничего не знает.
Теперь я могу предположить, что этот маленький олешек с короткими рожками
обитает в самых сырых местах, на дне узких каньонов, где деревья и скалы
густо обрастают мхом и бородатыми лишайниками - вероятно, пуду питается
ими, как наша кабарга. Подобно кабарге, он прокладывает в непроходимой
чаще сеть узеньких тропинок, позволяющих быстро и бесшумно удрать при
опасности.
Вскоре я добрел до таблички "Частный заповедник "Союз" (La Union).
Высота 2100 м. Вход без разрешения владельца запрещен. Штраф за вход 10
солей, за наблюдение за петушками 15 солей, за фотосъемку 20 солей".
Поскольку вокруг никого не было, я забрался в стоявшую рядом будку на
сваях и расстелил спальник. Туман закрыл луну, и повсюду светились
микросветлячки (больших на такой высоте нет). Я нашел на дне рюкзака
горсть макарон и схрумкал их на ужин с большим аппетитом.
Скальные петушки (Rupicola andina), ради которых и была поставлена
будка, появились перед рассветом. Десяток птиц "светящейся"
красно-оранжевой с черным расцветки токовал прямо под окном, подпрыгивая и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ] 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Самойлова Елена - Чужой трон
Самойлова Елена
Чужой трон


Акунин Борис - Нефритовые четки
Акунин Борис
Нефритовые четки


Свержин Владимир - Железный Сокол Гардарики
Свержин Владимир
Железный Сокол Гардарики


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека