Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Рюмин и Шевцов взъярились: "Нет таких русских фамилий! И уши у него
еврейские!"
Поскольку Влодимирский разрабатывал Еврейский антифашистский комитет,
Комуров сразу прикинул, что такой человек может пригодиться. Однако потом,
подумав, решил взять этого Рюмина под свою опеку, надо сначала обкатать, а
использовать -- лишь тогда, когда наступит черед для коронного дела. Берия
намекнул, что политика Кобы будет однозначной, поскольку экономически
русских еще больше зажмут, надо будет обращаться к их патриотизму,
подчеркивать исключительность, поставляя "врагов", виновных в трудностях.
-- Спасибо, Витя, -- поднимаясь, сказал Комуров.-- И за чай спасибо.
Действительно, прекрасный напиток... Только абхазский лучше, честное
слово... Пришьют еще тебе этот чертов "липтон"... Товарищ Суслов в этом деле
строг, поимей в виду... Ты лучше адлерский чай хвали, он русский.
Краснодарский край, казаки, опора державы... Советую как другу, Витя...
С этим и ушел, оставив Абакумова в мрачной задумчивости.
...Домой министр вернулся рано, сказав помощнику, что захворал, мигрень.
Велел соединять только с Поскребышевым и членами Политбюро, для всех
остальных министров -- закрыт.
Дочь уже вернулась. Он предложил ей поиграть в "морской бой"; сражались с
увлечением, потом перешли на "крестики-нолики", он поддавался, изображал
огорчение, любимица хохотала. Потом принесла колоду карт, сразились в
"дурака".
Отодвинув руку с картами так, чтобы дочка могла подглядывать, с тоскою
думал: "бедненькая ты моя крови-нушка, случись что со мной, тебя такой ужас
ждет, такие муки... Зачем я лез вверх, карабкался по проклятой лестнице?!
Служил бы себе тихо и незаметно, так нет же, понесло! У нас только тихие
выживают... Лишь маленькие да незаметные своей смертью помирают... А как
уйти от судьбы? Мы ж все букашки, нас сверху в микроскоп разглядывают...
Богдан неспроста этого самого Рюмина попросил... Он ничего просто так не
делает, у него всегда коварство на уме... А потребуй я материалы, сразу
настучит Лаврентию: "мелочная опека, мешает инициативе, что за недоверие
среди своих?!" Пойди, объясняйся! Он ведь член Политбюро, а не я...
Бедненькая ты моя.нежность". Он поднял повлажневшие глаза на дочь: "Пойти бы
в церкву, как с бабушкой Леной, покойницей, да и бухнуться на колени,
прижаться лбом к вечным плитам храма Господня и помолиться б за нее...
Мне-то ничего не страшно, огонь и воду прошел... Да и не отмолю себя, ее б
уберечь..."
-- Папуль, а ты почему не кроешь? У тебя же козыри есть! Так нечестно!
-- И вправду есть, -- вздохнул Абакумов, -- отобьюсь, сей миг покрою,
малышенька...
-- Ты мне не поддавайся, я ж не маленькая! Неинтересно играть... А
знаешь, меня сегодня училка отчитала...
-- Вот проказница... За что?
-- Я не смогла ответить, когда было покушение на Владимира Ильича...
Ну, завтра этой суке шею накрутят, подумал он, девочку попусту
травмирует; ответил, однако, иначе:
-- Такие вещи надо знать, дочура... В Ильича стреляла эсерка Фанни
Каплан, космополитского племени, ей Бухарин пистолет в руки дал...
-- Вот она б тебе двойку и влепила! -- рассмеялась девочка. -- Первое
покушение на Ленина было в январе, еще в Петрограде! Его тогда какой-то
швейцарец спас, собой прикрыл...
-- Швейцарец? -- Абакумов удивился. -- Это кто ж?
-- Платтен, -- произнесла дочка чуть не по слогам и пошла к роялю: знала,
что отец больше всего любил, когда она играла "Полонез" Огинского.
А вроде Платтена этого самого мы расстреляли, подумал Абакумов. Уж не из
троцкистов ли? Ну и учителя! Эти такому научат, что потом из детей колом не
вышибешь...
Хотел было сразу пойти к себе и позвонить помощнику: пусть проверят
учительницу, не контра ли, но, расслабившись, отдался музыке, любуясь
стройной фигуркой дочери, грациозно сидевшей возле огромного белого
"Бех-штейна"...
...В это же самое время три врача-психиатра работали с Александром
Исаевым, бывшим офицером военной разведки РККА, кавалером боевых орденов, а
ныне зэком и придурком -- не в грубо-лагерном, жаргонном смысле, а настоящем
-- он сошел с ума во время допросов.
Они уже час сидели с.ним в маленькой комнате, оборудованной
магнитофонами, и всячески пытались разговорить .несчастного. Молодой старик,
однако, тупо молчал, глядя куда-то вдаль неподвижными глазами.
Один из врачей, самый старый, Ливии, попросил коллег выйти. Оставшись
наедине с зэком, тихонько, дружески, доверительно спросил:
-- Санечка, хочешь поговорить с отцом?
Зэк продолжал смотреть сквозь доктора, но в глазах его что-то
мелькнуло...
Ливии включил магнитофон, зазвучал голос Исаева: "Я хочу получить
свидание с сыном..."


Зэк вдруг умиротворенно улыбнулся:
-- Папа...
-- А ты его позови, Санечка, -- так же добро, вкрадчиво продолжал Ливии.
-- Покричи: "Папа, папочка, папа!" Он тебя услышит... Ты ведь веришь мне?
-- Папочка! -- после долгого непонимающего молчания вдруг закричал Саня
и, чуть отодвинувшись, поглядел на врача. -- Папочка! Ты меня слышишь?
-- Громче, -- не отрывая глаз от зрачков Сани, нажал Ливии. -- Кричи, что
плохая слышимость... Ты ж не слышишь его? Правда? Пусть говорит громче...
-- Па-а-а-апочка! Что ты молчишь?! Говори громче! Почему ты замолчал?!
-- А замолчал он потому, что слишком волнуется, -- по-прежнему ласково,
доверительно объяснил Ливии. -- Столько лет не видал сыночка... Крикни, что
скоро приедешь к нему... Скажи, что уже выздоровел... Только кричи громче,4
тогда отец ответит...
...Послушав настриг пленки, приготовленный подполковником медицинской
службы Ливиным в тот же день, Влодимирский позвонил Комурову:
-- Отменная работа! Наложу на голос радиопомехи -- получится вполне
трогательная беседа.
-- Не обольщайся, -- ответил Комуров. -- Твой подопечный так изощрен, что
наверняка проверит придурка подробностью, нам с тобою неведомой... Вот и
конец твоей , комбинации...
-- Ничего подобного! У нас каждая фраза начинается с того, что тот орет:
"Папочка, громче, я очень плохо слышу..." А на проверочном вопросе папочки
мы прервем радиосеанс: "Помехи, попробуем завтра". Состояние у Исаева будет
шоковое, скушает, поверьте...
-- Ты еще не ударил его в лоб вопросом: "Что написал в Библии и передал
Валленбергу?"
Влодимирский ответил убежденно:
-- Это мой главный козырь. Рано. Давайте послушаем, как они будут
беседовать на даче, во время прогулок... Они ж не знают, что мы их и в лесу
сможем слушать, шарашки не зря сливочное масло и кофей с цикорием
получают...
Комуров усмехнулся:
-- Валяй. Я тебе верю, ответственность на тебе...
Когда Исаев, надрываясь, прокричал в трубку:
-- Санюшка, сыночек, любимый, перед вылетом подстригись, как стригся в
Кракове... Помнишь?!
В этот момент Сергей Сергеевич остановил пленку с голосом Александра
Исаева, а вторую, на которой был записан треск и шум радиопомех, сразу же
усилил. По прошествии полуминуты, пока Максим Максимович надрывался --
"алло, Саня, Санечка, сынок, алло, ты слышишь меня?!" -- снова сквозь писки
и треск радиопомех дал голос сына: "Папочка, говори громче, я ничего не
слышу..."
...А потом Аркадий Аркадьевич распекал в присутствии Исаева радистов; те
виновато оправдывались:
-- Товарищ генерал, но это же Колыма! И так чудом вышли! Радиограмму хоть
сейчас передадим и запросим немедленный ответ...
-- Чтобы завтра же была связь! -- бушевал Аркадий Аркадьевич. -- Деньги
любите получать, а работать не умеете!
Нервно закурил, прошелся по кабинету, потом словно бы споткнулся:
-- Извините, Всеволод Владимирович, не предложил вам. Курите...
Исаев медленно поднял на него глаза:
-- Я хочу стакан водки. И отвезите меня на дачу. Валленберга присылайте
завтра. И если я сегодня попрошу на вашей даче еще стакан водки, пусть мне
дадут. И приготовят хорошую зубную пасту. Или отменный чай. Отбивает запах
перегара...
Аркадий Аркадьевич сел рядом с Исаевым, положил ему руку на острое колено
и проникновенно, с болью, сказал:
-- Спасибо, товарищ полковник... Я не сомневался, что у нас, у
большевиков, все так и кончится...
И, вызвав своего лощеного секретаря, повелел'.
-- Бутылку лучшей водки, банку икры и кусок вареной осетрины.
...Воздух был прозрачен и хрупок. Проснувшись, Исаев увидел верхушки
сосен, сразу вспомнил тот русский, затрепанный журнал, что он нашел в
оккупированном Париже на книжной набережной Сены; "и так неистовы на синем
размахи огненных стволов..."
Поднял голову с мягкой, топкой подушки: стволы деревьев были
действительно огненными. "Размахи" или "разбега", -- подумал Исаев, -- и то
и другое слово подходит к сути, к этой извечной красоте. Как же им больно,
когда их медленно, с перекуром, пилят, боже ты мой!"
Он поднялся. Голова после вчерашней водки кружилась. Спустил худые ноги с
выпирающими коленями на коврик, в дверь сразу же постучались. Значит,
постоянно смотрит надзиратель, понял он. Вошел, однако, не солдат, а
"Макгрегор", Виктор Исаевич Рат.
-- Доброе утро, Всеволод Владимирович, как спалось?
-- Хорошо спалось, благодарю. Что там со связью? Наладили?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Глуховский Дмитрий - Метро 2033
Глуховский Дмитрий
Метро 2033


Лукин Евгений - Бытие наше дырчатое
Лукин Евгений
Бытие наше дырчатое


Дальский Алекс - Побег в невозможное
Дальский Алекс
Побег в невозможное


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека