Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

где он собирался спать. Той самой, где он всегда занимался любовью с
Лидой.
Он закрыл глаза, понимая, что не бредит, что откроет их и увидит то
же самое - красное на белом, - и будет еще хуже, потому что реальность
этого красного на белом еще раз ударит его.
Он открыл глаза. Ничего не изменилось. Оно лежало на его постели.
Принуждая себя, он сделал шаг, потом еще один и оказался совсем
близко.
Вот оно. Вот.
Это была не блузка. Это была концертная рубаха, его собственная,
неизвестно зачем хранимая. На ней пятнами цвела кровь, очень красная и
свежая.
Данилов осторожно, контролируя каждое собственное движение, взял
рубаху за воротник, вынес из спальни и сунул в первый подвернувшийся под
руку пакет, затолкал изо всех сил. Потом швырнул пакет в мусорное ведро,
сел и быстро закурил.
Руки у него совсем не дрожали.
Ночью ему было так плохо, что несколько раз он подходил к зеркалу,
проверяя, не сошел ли с ума. Неизвестно почему, но он был уверен, что,
если сойдет с ума, зеркало непременно покажет это, он увидит и поймет.
Однако зеркало отражало его в черном свитере с задранными рукавами,
привычном и обыкновенном, как зубная щетка. Он смотрел на свитер, и в
голове легчало, как будто свитер был свидетельством того, что все
нормально, все обойдется.
Один раз он полез в пакет, сунутый в мусорное ведро. Белая ткань,
огромный ком, лежала там, внутри. Напрасно он думал, что ему показалось.
Наверное, если б показалось, было бы еще хуже - хотя куда уж хуже!
Если б ее там не было, он уверился бы в том, . что сходит с ума.
Он не может позволить себе сойти с ума. Слишком много радости это
доставит родителям и разным "друзьям детства".
Он представил, как они судачат. Он сошел с ума. Этим все и должно
было кончиться. Эта дикая жизнь, без семьи, без друзей, без прошлого!
Наверное, это началось уже давно. Наверное, когда он перестал играть.
Что вы говорите, а с виду такой приличный молодой человек, такой
спокойный и выдержанный!.. Бедная мать, только этого ей не хватало!..
Он не сойдет с ума.
Он не может оставить Марту с ее ребенком. На Петрысика никакой
надежды нет, это уж точно.
Он курил, и пепельница была полна, а он не мог выбросить окурки,
потому что в мусорном ведре лежал пакет, а в нем огромный белый ком с
неровными пятнами крови.
Кончились сигареты, и он не сразу вспомнил, где лежит запасной блок,
а вспомнив, полез на полку и вывалил на пол все ее содержимое. Сигареты
упали сверху, Данилов посмотрел на них с отвращением.
На полке лежали какие-то хозяйственные бумаги - счета за свет,
телефон и квартиру, - и еще фотографии, целый пакет. Падая, пакет
раскрылся, фотографии разлетелись по полу, раскрасив в не правдоподобно
яркие цвета светлый чистый паркет.
Данилов сел на пол и стал собирать фотографии. Марта должна была их
забрать и забыла. Он не любил фотографий, особенно своих.
Марта обожала снимать его, и он злился, хотя не подавал виду. Вот он
садится в машину. Лето, жара, солнце в глаза, соседнего дома почти не
видно.
Вот Марта с палкой шашлыка в зубах, как людоедка на острове. Вот они
оба - этакая романтическая парочка в темных очках и шортах - у памятника
тысячелетию России в Новгороде. Туда-то они как попали?! Он совсем
забыл. Какой-то пляж, подмосковный, бедный, замусоренный - а это где? Он
не знал. Вот это понятно, это Кратово, осень, Надежда Степановна в шали,
Марта в черном свитере и тяжелых ботинках. Вот опять он, вид надутый и
важный, какое-то официальное мероприятие, на которое он зачем-то таскал
Марту. Это Ярославль - высокий берег, бархатный газон, Волга "без конца
и без краю". У Марты напряженное, очень бледное лицо, почти незнакомое.
Ярославль он помнил очень хорошо.
Ползая на коленях, он собрал фотографии, сел прямо на пол и стал
смотреть еще раз, тасуя, как колоду карт. Сочные цвета приторного
обманщика "Кодака" как будто разгоняли мрак в голове.
Ну и пусть таких красок никогда не бывает на самом деле, зато на них
весело и легко смотреть.
"Кодак" помог. Внезапно Данилов стал соображать и удивился даже,
почему не соображал так долго.
Окровавленная рубаха на его постели не могла появиться сама по себе.
И материализоваться из прошлого тоже не могла, хотя на это было очень
похоже. Ее кто-то принес и положил, зная, что Данилов найдет ее и ему
станет плохо. Так плохо, как пять лет назад, когда он рассматривал
хищные тропические цветы на очень белой, не правдоподобно белой блузке.


Кто мог ее принести?
Наступая на пухлые книжки счетов и держа фотографии в руке, Данилов
подошел к холодильнику и достал из морозилки ледяную и тяжелую, как
граната, бутылку водки. Замороженная, она не лилась, а тянулась в
стакан, сгустившаяся и голубая от холода. Когда стакан наполнился до
половины, Данилов аккуратно поставил бутылку и влил водку в себя.
Горло оцепенело. Внутренности оцепенели.
Сегодня вечером у него были - по порядку - Грозовский, Лида, Тарасов,
Веник.
Грозовскому он отдал компьютер. С Лидой занимался любовью. С
Тарасовым поругался. С Веником провел остаток вечера.
Кто из них?
Любой. Любой, черт побери все на свете.
Стоп. Утром он посылал за договорами Корчагина и еще руководил его
действиями по телефону, потому что бестолковый Корчагин никак не мог
найти папку с договорами.
Он вернулся домой с Грозовским и в спальню не заходил. Когда
Грозовский ушел, он переоделся в спальне, но свет не зажигал. На постели
могло лежать все, что угодно, даже труп - он ничего не заметил бы. Он с
детства плохо видел в сумерках, как крот.
Или крот хорошо видит в сумерках? Или это сова видит хорошо?
Значит, еще Корчагин.
Корчагин, Грозовский, Лида, Тарасов и Веник, предназначивший для
ванной голубую краску.
Хорошо хоть академик Знаменская сегодня не заглянула на огонек.
Повезло ему.
Корчагин был в его квартире один и мог делать в ней все, что угодно.
Марк тоже был один - пока Данилов искал ему компьютер. И Тарасов был
один.
И Веник.
Ему даже в голову не приходило, что за ними нужно следить. Что один
из них пришел специально затем, чтобы залить кровью его концертную
рубаху.
Что это за кровь? Чья?
Почему-то Данилов был совершенно уверен, что это именно кровь, а не
красная краска, например.
Лида?
Они лежали на диване в его кабинете, до спальни было слишком далеко,
а он спешил. Он понятия не имел, что она делала, когда он курил в
гостиной, такой счастливо-расслабленный. Бегала в спальню, торопливо
создавала декорацию? Через пять минут после того, как они в последний
раз поцеловались в завершение изумительного, почти идеального - как в
кино! - секса?.!
И самое главное - зачем?! Зачем?!
Ледяная пирамидка водки, опрокинутая в желудок, стала медленно таять,
и там, где она таяла, становилось тепло и приятно. Почему-то на этот раз
водка проясняла, а не туманила голову.
Кто-то из них знал, что окровавленная рубаха подействует на него
именно таким образом. Кто-то из них знал про ту окровавленную блузку.
Никто не мог про нее знать.
Данилов был совсем один в комнате, где лежала его жена. Он был совсем
один, когда пытался ее оживить и совал к сизым губам стакан с водой. Он
был совсем один, когда набирал всесильные телефонные номера - 01, 02,
03, - а трубка липла к его ладони, и он все никак не мог понять, что она
липнет потому, что на ней высыхает кровь.
Данилов был совсем один, когда приехали люди из милиции и "Скорой" и
положили его жену на носилки.
Никто не мог ничего знать про белую блузку. Про нее знал только он
один - и никому никогда не говорил, даже Марте.
Нет, не один. Про эту блузку знал еще тот человек, который застрелил
Нонну.
Данилову стало холодно, и ручейки перестали течь с ледяной глыбы,
лежавшей в желудке, и она опять окаменела.
Да, конечно. Убийца его жены.
Во всем виноват он сам, подумалось по многолетней привычке. На курок
нажал не он - только и всего. Но подумаешь - курок! Курок завершил то,
что начал Данилов.
"Ты, ты во всем виноват, убийца, иуда!"
Конечно, он. Кто же еще?
Впервые за почти пять лет, прошедшие с момента убийства, он вдруг
подумал, что убийца его жены - человек. Тот самый, что подложил ему в
спальню окровавленную рубаху. Он знает его, он разговаривал с ним, сидел
за столом, может, компьютер или деньги одалживал.
Убийца его жены так же материален, как снег за окнами или пустая
кофейная чашка на столе, и он решил теперь доконать Данилова.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Самойлова Елена - По дороге в легенду
Самойлова Елена
По дороге в легенду


Максимов Альберт - Русь, которая была
Максимов Альберт
Русь, которая была


Шилова Юлия - Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!
Шилова Юлия
Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека