Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Митягин относился по-прежнему любовно, но о воровстве мы с ним никогда не
говорили. Я знал, что разговоры ему помочь не могли.
Все-таки Митягин меня сильно беспокоил. Он был умнее и талантливее
многих колонистов и поэтому пользовался всеобщим уважением. Свою воровскую
натуру он умел показывать в каком-то неотразимо привлекательном виде.
Вокруг него всегда был штаб из старших ребят, и этот штаб держался с
митягинской тактичностью, с митягинским признанием колонии, с уважением к
воспитателям. Чем занималась вся эта компания в темные тайные часы, узнать
было затруднительно. Для этого нужно было либо шпионить, либо выпытывать
кое у кого из колонистов, а мне казалось, что таким путем я сорву развитие
так трудно родившегося тона.
Если я случайно узнавал о том или другом похождении Митягина, я
откровенно громил его на собрании, иногда накладывал взыскание, вызывал к
себе в кабинет и ругал наедине. Митягин обыкновенно отмалчивался с
идеально спокойной физиономией, приветливо и расположенно улыбался, уходя,
неизменно говорил ласково и серьезно:
- Спокойной ночи, Антон Семенович!
Он был открытым сторонником чести колонии и очень негодовал, когда
кто-нибудь "засыпался".
- Я не понимаю, откуда юерется это дурачье? Лезет, куда у него руки не
стоят.
Я предвидел, что с Митягиным придется расстаться. Обидно было признать
свое бессилие и жалко было Митягина. Он сам, вероятно, тоже считал, что в
колонии ему сидеть нечего, но и ему не хотелось покидать колонию, где у
него завелось порядочное число приятелей и где все малыши липли к нему,
как мухи на сахар.
Хуже всего было то, что митягинской философией начинали заражатся
такие, казалось бы, крепкие колонисты, как Карабанов, Вершнев, Волохов.
Настоящую и открытую оппозицию Митягину составлял один Белухин. Интересно,
что вражда Митягина и Белухина никогда не принимала форм сварливых
столкновений, никогда они не вступали в драки и даже не ссорились. Белухин
открыто говорил в спальне, что пока в колонии будет Митягин, у нас не
переведутся воры. Митягин слушал его с улыбкой и отвечал незлобливо:
- Не всем же, Матвей, быть честными людьми. Какого б черта стоила твоя
честность, если бы воров не было? Ты только на мне и зарабатываешь.
- Как - я на тебе зарабатываю? Что ты врешь?
- Да обыкновенно как. Я вот украду, а ты не украдешь, вот тебе и слава.
А если бы никто не крал, все были бы одинаковые. Я так считаю, что Антону
Семеновичу нужно нарочно привозить таких, как я. А то таким, как ты,
никакого ходу не будет.
- Что ты все врешь! - говорил Белухин. - Ведь есть же такие го-
сударства, где воров нету. Вот Дания, и Швеция, и Швейцария. Я читал, что
там совсем нет воров.
- Н-н-ну, это б-б-брехня, - вступился Вершнев, - и т-там к-к-крадут. А
ч-что ж х-хоршего, ч-что воров н-нет? Ддания и Швейцар-р-рия - мелочь.
- А мы что?
- А м-мы, в-вот в-видишь, в-вот у-у-у-увидишь, к-как себя п-п-покажем,
в-вот р-р-революция, в-видишь, к-к-к-какая!...
- Такие, как вы, первые против революции стоите, вот что!...
За такие речи больше всех и горячее всех сердился Карабанов. Он
вскакивал с постели, потрясает кулаком в воздухе и свирепо прицеливается
черными глазами в добродушное лицо Белухина:
- Ты чего здесь разошелся? Думаешь, если я с Митягиным лишнюю булку
сьем, так это вред для революции? Вы все привыкли на булки мерять...
- Да что ты мне свою булку в глаза стромляешь? Не в булке дело, а в
том, что ты, как свинья, ходишь, носом землю разрываешь.
К концу лета деятельность Митягина и его товарищей была развернута в
самом широком масштабе на соседних баштанах. В наших краях в то время
очень много селяли арбузов и дынь, некоторые зажиточные хозяева отводили
под них по нескольку десятин.
Арбузные едла начались с отдельных набегов на баштаны. Кража с баштана
на Украине никогда не считалась уголовным делом. Поэтому и селянские парни
всегда разрешали себе совершать небольшие вторжения на соседский баштан.
Хозяева относились к этим вторжениям более или менее добродушно: на одной
десятине баштана можно собрать до двадцати тысяч штук арбузов, утечка
какой-нибудь сотни за лето не составляла особенного убытка. Но все же
среди баштана всегда стоял курень, и в нем жил какой-нибудь старый дед,
который не столько защищал баштан, сколько производил регистрацию
непрошенных гостей.
Иногда ко мне приходил такой дед и заявлял жалобу:
- Вчера ваши лазили по баштану. Так вы им скажите, что недобре так
делать. Нехай прямо приходят в курень, и чего ж там, всегда можно
человеку угощение сделать. Скажи мне, и я тебе самый лучший арбуз выберу.
Я передал просьбу деда хлопцам. Они воспользовались ею в тот же вечер,
но в предлагаемую дедом систему внесли небольшие коррективы: пока в курене



сьедался выбранный дедом самый лучший арбуз и велись приятельские
разговоры о том, какие арзбузы были в прошлом году и какие были в то лето,
когда японец воевал, на территории всего баштана хозяйничали нелегальные
гости и уже без всяких разговор набивали арбузами подолы рубах, наволочки
и мешки. В первый вечер, воспользовавшись любезным приглашением деда,
Вершнев предложил отправиться к деду в гости Белухину. Другие колонисты не
протестовали против такого предпочтения. Матвей возразился с баштана
довольный:
- Честное слово, так это хорошо: и поговорили, и удовольствие человку
произвели.
Вершнев сидел на лавке и мирно улыбался. В дверь ввалился Карабанов.
- Ну что, Матвей погостовал?
- Да, видишь, Семен, можно жить по-соседски.
- Тебе хорошо: ты арбузов наелся, а нам как же?
- Да чудак! Поди ты к нему.
- Вот тебе раз! Как тебе не стыдно? Если человек пригласил, так уже
всем идти. Это по-свински выйдет. Нас шестьдесят человек.
На другой день Вершнев вновь предложил Белухину идти в гости к деду.
Белухин великодушно отказался: пусть идут другие.
- Где я там буду искать других? Идем, что ли? Да ведь ты можешь и не
есть арбузов. Посидишь, побалакаешь.
Белухин сообразил, что Вершнев прав. Ему даже понравилась идея: пойти к
деду в гости и показать, что колонисты ходят не из-за того, чтобы сьесть
арбуз.
Но дед встретил гостей очень недружелюбно, и Белухину ничего не удалось
показать. Напротив, дед показал им винтовку и сказал:
- Вчера ваши проступники, пока вы здесь балакали, половину баштана
снесли. Разве так можно делать? Нет, с вами, видно, нужно по-другому. Вот
я буду стрелять.
Белухин, смущенный, возвратился в колонию и в спальне раскричался.
Реябат хохотали, и Митягин говорил:
- Ты что, в адвокаты к деду нанялся? Ты вчера по закону слопал лучший
арбуз, чего тебе еще нужно? А мы, может быть и никакого не видели. Какие у
тебя доказательства?
Дед ко мне больше не приходил. Но многие признаки показывали, что
началась настоящая арбузная вакханалия.
Однажды утром я заглянул в спальню и увидел, что весь пол в спальне
завален арбузными корками. Я набросился на дежурного, кого-то наказал,
потребовал, чтобы этого больше не было. Действительно, в следующие дни в
спальнях было по-обычному чисто.
Тихие, прекрасные летние вечера, полные журчащих бесед, хороших,
ласковых настроений и неожиданного звонкого смеха, переходили в прозрачные
торжественные ночи.
Над заснувшей колонией бродят сны, запахи сосны и чебреца, птичьи шорохи
и отзвуки собачьего лая в каком-то далеком государстве. Я выхожу на
крыльцо. Из-за угла показывается дежурный сигналист-сторож, спрашивает,
который час. У его ног купается в прохладе и неслышно чапает пятнистый
Букет. Можно спокойно идти спать.
Но этот покой прикрывал очень сложные и беспокойные события.
Как-то спросил меня Иван Иванович:
- Это вы распорядились, чтобы лошади свободно гуляли по двору целыми
ночами? Их могут покрасть.
Братченко возмутился:
- А что же, лошадям так нельзя уже и свежим воздухом подышать?
Через день спросил Калина Иванович:
- Чего это кони в спальни заглядывают?
- Как "заглядывают"?
- А ты посмотри: как утро, они и стоят под окнами. Чего они там стоят?
Я проверил: действительно, ранним утром все наши лошади и вол
Гаврюшка, подаренный нам за ненадобностью и старостью хозяйственной частью
наробраза, распологались перед окнами спален в кустах сирени и черемухи и
неподвижно стояли часами, очевидно, ожидая какого-то приятного для них
события.
В спальне я спросил:
- Чего это лошади в ваши окна заглядывают?
Опришко поднялся с постели, выглянул в окно, ухмыльнулся и крикнул
кому-то:
- Сережа, а пойди спроси этих идиотов, чего они стоят перед окнами.
Под одеялами хмыкнули. Митягин, потягиваясь, пробасил:
- Не нужно было в колонии таких любопытных скотов заводить, а то вам
теперь беспокойство...
Я навалился на Антона:
- Что за таинственные проишествия? Почему лошади торчат здесь каждое
утро? Чем их сюда приманивают?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Два меча
Головачев Василий
Два меча


Володихин Дмитрий - Конкистадор
Володихин Дмитрий
Конкистадор


Прозоров Александр - Ристалище
Прозоров Александр
Ристалище


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека