Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

язвительным и суровым. Он, с его коротко подстриженными черными волосами,
высоким бледным лбом, впалыми щеками, широкими раздувающимися ноздрями,
пронизывающим взглядом и стремительной походкой, даже мне казался
малоприятной фигурой. К тому же еще был он очень раздражителен - до нас
доносились страстные тирады, которые он произносил перед неуклюжими
новобранцами, находившимися под его командованием. Иногда он обрушивал на
этих неопытных актрис-любительниц яростный гнев за фальшивые представления,
холодные чувства и немощную речь. "Ecoutez!"* - восклицал он, и по всей
округе раздавался его трубный глас, когда же слышался писк какой-нибудь
Джиневры, Матильды или Бланш, пытающейся подражать его интонациям, всякому
становилось ясным, почему это жалобное эхо вырывало у него из груди либо
глухой стон, полный презрения, либо злобное шипение.
______________
* Слушайте! (фр.)
Я сама слышала, как он кричал громовым голосом: "Vous n'etes donc que
des poupees. Vous n'avez pas de passions - vous autres. Vous ne sentez donc
rien! Votre chair est de neige, votre sang de glace! Moi, je veux que tout
cela s'allume, qu'il ait une vie, une ame!"*
______________
* Вы куклы, а не люди. Вам неведомы страсти. Вы ничего не чувствуете!
Плоть ваша - снег, а кровь - лед! А я хочу, чтобы вы воспламенились, чтобы в
вас вселилась жизнь, душа! (фр.).
Напрасные желания! Как только мосье Поль окончательно убедился в их
тщетности, он тотчас же перестал работать с ними над высокой трагедией,
разорвал ее в клочья и принес текст пустячной комедии. Пансионерки отнеслись
к ней более дружелюбно, и ему вскоре удалось вбить это произведение в их
гладкие, круглые, бездумные головки.
Мадемуазель Сен-Пьер всегда присутствовала на уроках мосье Эманюеля, и
мне говорили, что ее учтивые манеры, притворный интерес, такт и любезность
производили на него весьма благоприятное впечатление. Она, в самом деле,
когда ей было нужно, умела понравиться, кому хотела, но обычно ненадолго -
через какой-нибудь час приязнь к ней рассеивалась как дым.
Канун именин мадам был не менее праздничным, чем самый день торжества.
Три классные комнаты мыли, чистили, приводили в порядок и украшали. Дом был
охвачен веселой суетой; ищущий покоя не мог найти тихого уголка ни в
верхнем, ни в нижнем этаже; мне пришлось укрыться в саду. Весь день я
бродила или посиживала там одна, грелась на солнце, пряталась в тени
деревьев и беседовала сама с собой. Помню, за весь день я едва ли обменялась
с кем-нибудь и двумя фразами, но от одиночества я не страдала, тишина была
мне даже приятна. Мне - стороннему наблюдателю - было вполне достаточно
пройти раз или два по комнатам, посмотреть, какие происходят перемены, как
устраивают фойе и театральную уборную, воздвигают маленькую сцену с
декорациями, как мосье Поль Эманюель, вкупе с мадемуазель Сен-Пьер,
руководит всеми этими делами и как стайка горящих нетерпением учениц, среди
них и Джиневра Фэншо, весело выполняют его распоряжения.
Великий день наступил. Небо было безоблачно, солнце палило с самого
утра и до вечера. Все двери и окна открыли настежь, отчего возникало
приятное ощущение летнего приволья, а непринужденный распорядок дня создавал
чувство полной свободы. Учительницы и пансионерки спустились к завтраку в
пеньюарах и с папильотками в волосах; "avec delices"* предвкушая вечерние
туалеты, они, казалось, словно олдермены{141}, с радостью постящиеся в
ожидании предстоящего пира, наслаждались тем, что позволили себе в то утро
роскошь появиться в столь неряшливом виде. Около девяти часов утра
показалась важная персона - парикмахер. Как это ни кощунственно, но он
разместил свою главную квартиру в молельне, и там, перед benitier**, свечой
и распятием, начал торжественно демонстрировать свое искусство. Всех
пансионерок по очереди приглашали воспользоваться его услугами, и каждая
выходила от него с гладкой как раковина прической, разделенной
безукоризненным белым пробором и увенчанной уложенными по-гречески косами,
блестевшими как лакированные. Я тоже побывала у него и с трудом поверила
тому, что сказало мне зеркало, когда я обратилась к нему за справкой: меня
поразили пышные гирлянды переплетенных темно-каштановых волос, я даже
испугалась, не парик ли это, и убедилась в обратном, лишь несколько раз
сильно их дернув. Тогда я поняла, какой искусник этот парикмахер, раз он
умеет выставить в наилучшем свете самое заурядное создание.
______________
* С наслаждением (фр.).
** Чаша со священной водой у входа в католический храм (фр.).
Молельню освободили и заперли, и теперь дортуар стал местом, где с
поразительной тщательностью совершались омовения, одевание и прихорашивание.
Для меня навсегда останется загадкой, почему они тратили так много времени
на выполнение столь незначительного дела. Процедура была сложной и



длительной, а результат получался весьма скромный: белоснежное муслиновое
платье, голубой кушак (цвета пресвятой девы), белые или бледно-желтые
лайковые перчатки - вот тот парадный мундир, для облачения в который все
учительницы и пансионерки потеряли добрых три часа. Следует признать,
однако, что, хоть наряд был прост, в нем все было превосходно - фасон,
покрой, опрятность. Девичьи головки были причесаны тоже с тонким изяществом
и в стиле, который подчеркивал пышную и здоровую миловидность уроженок
Лабаскура, но был бы, пожалуй, грубоват для красоты более мягкой и нежной,
однако все вместе составляло весьма отрадное зрелище.
Не могу забыть, как, увидев эти волны прозрачной белоснежной материи, я
почувствовала, что выгляжу мрачным, темным пятном в море света. У меня не
хватило смелости надеть прозрачное белое платье, а поскольку на улице и в
доме было слишком жарко и нужно было одеться полегче, мне пришлось обойти
целый десяток магазинов, пока я набрела на нечто вроде крепа лилового цвета
с сероватым оттенком, точнее, цвета серо-коричневого тумана, покрывшего
цветущие вересковые заросли. Моя tailleuse* любезно сделала из него все, что
было возможно, ибо, как она справедливо заметила, раз он "si triste - si peu
voyant"**, необходимо обратить особое внимание на фасон; весьма отрадно, что
она отнеслась к делу таким образом, ибо у меня не было ни цветка, ни
украшения, чтобы освежить платье, а главное - на щеках моих не играл
румянец.
______________
* Портниха (фр.).
** Такой печальный, такой тусклый (фр.).
В однообразии повседневного тяжелого труда мы нередко забываем и думать
о недостатках своей внешности, но они резко напоминают о себе в те светлые
мгновения, когда все должно быть прекрасным.
Однако в мрачноватом платье я чувствовала себя легко и свободно, я не
испытывала бы подобного состояния, если бы надела более яркий и приметный
наряд. Поддержала меня и мадам Бек: на ней было платье почти в таких же
спокойных тонах, как мое, но, правда, она еще надела браслет и большую
золотую брошь с драгоценными камнями. Мы столкнулись с ней на лестнице, и
она одобрительно кивнула и улыбнулась мне, не потому, конечно, что ей
понравилось, как я выгляжу в своем наряде, - вряд ли ее интересовали
подобные мелочи, - а потому, что, по ее мнению, я оделась "convenablement,
decemment"*, a la Convenance et la Decence** были теми бесстрастными
божествами, которым мадам поклонялась. Она даже остановилась на минутку,
положила мне на плечо обтянутую перчаткой руку, державшую вышитый и
надушенный носовой платок, и доверительным тоном сделала несколько
саркастических замечаний касательно туалетов других учительниц (которым уже
успела наговорить комплиментов). "Ничто не выглядит более нелепо, чем "des
femmes mures"***, одетые как пятнадцатилетние девочки - "quant a la
St.-Pierre, elle a l'air d'une vieille coquette qui fait l'ingenue"****.
______________
* Прилично, благопристойно (фр.).
** Приличие и Благопристойность (фр.).
*** Зрелые дамы (фр.).
**** А что касается Сен-Пьер, то она похожа на старую кокетку в роли
инженю (фр.).
Поскольку я оделась часа на два раньше остальных, мне удалось на этот
раз отправиться уже не в сад, где слуги расставляли стулья вдоль длинных
столов, накрытых к предстоящему пиру, а в классы, где теперь было пусто,
тихо, прохладно и чисто. Стены там были свежевыкрашены, дощатые полы
отскоблены и еще влажны от мытья, только что срезанные цветы в вазах
украшали на время затихшие комнаты, а на окнах висели блистающие чистотой
нарядные шторы.
Укрывшись в старшем классе, поменьше и поуютнее других, и открыв своим
ключом застекленный книжный шкаф, я вынула книгу, которая, судя по названию,
могла оказаться интересной, и устроилась почитать. Стеклянная дверь этой
классной выходила в большую беседку. Ветки акации, тянувшиеся к розовому
кусту, расцветшему у противоположного косяка, ласково касались дверного
стекла, а вокруг роз деловито и радостно жужжали пчелы. Я принялась читать.
Мирное жужжание, тенистый полумрак и теплый уют моего убежища уже начали
заволакивать смысл читаемого, туманить мой взор и увлекать меня по тропе
мечтаний в глубь царства грез - как вдруг неистовый звон дверного
колокольчика, какого никогда не издавал этот немало испытавший на своем веку
инструмент, вернул меня к действительности.
В то утро колокольчик звонил беспрерывно, ибо то и дело являлись то
мастеровые, то слуги, то coiffeurs*, то tailleuses**, то посыльные. Больше
того, были все основания ожидать, что он будет трезвонить весь день, потому
что еще должны были прикатить в колясках или фиакрах около ста приходящих
учениц; вряд ли замолчит он и вечером, когда родители и друзья станут во
множестве съезжаться на спектакль. При таких обстоятельствах без


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Херберт Фрэнк - Белая чума
Херберт Фрэнк
Белая чума


Афанасьев Роман - Стервятники звездных дорог
Афанасьев Роман
Стервятники звездных дорог


Злотников Роман - Принцесса с окраины Галактики
Злотников Роман
Принцесса с окраины Галактики


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека