Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

стороне и в Люберцах сегодня не покажется. Узнает от меня о звонке бабушки
прямо у поезда. И что потом? Повернет он -- перед самым-то отправлением?
-- И пожалуйста, поговорите с Андрюшей тоже. Как друг, как мужчина с
мужчиной. Он к вам прислушается. Он отзывался о вас с большим уважением.
Повернет или не повернет? По-человечески -- стоило бы. Одно дело --
деньги: тут уже все, заплатили и заплатили, останется Андрюха или уедет -- в
любом случае ничего не поправишь. Но я отнюдь не был убежден, что
оправдается мой оптимистический прогноз по поводу гаража. Люберецкие
ушкуйнички, понятно, не упустили возможности подоить лохов-владельцев.
Однако отсюда еще не вытекает, что они готовы теперь гараж освободить -- у
них свой здравый смысл и свои представления о причинно-следственных связях.
Кому тогда препираться с ними, глотать угрозы, шарахаться от пальцев в глаза
-- выручать семейное достояние, -- бабушке?.. Вместе с тем попросту не
соединялось в голове, каким таким образом от неких неведомых мне бандитов в
постороннем для меня сарае будет зависеть, осуществится ли в моей жизни
судьбическая перемена? И призрак неминуемого облома впереди не замаячил. Я
многократно наблюдал: что-то буквально оберегает Андрюху от любых распутий,
ситуаций осмысленного выбора (и в шутку предупреждал его, как Амасис
Поликрата: смотри, однажды сразу так нарвешься, что раздерет пополам), --
обойдется и нынче. По телефону, с вокзала, за десять минут до отхода поезда,
он выяснит у родителей, что с гаражом благополучно утряслось. А там
несколько клятв, несколько покаянных фраз, дежурная песня про новую
перспективную работу и срочную командировку -- и мы с чистой совестью
отбываем...
Я повесил трубку и сел сочинять письмо хозяину. Я от души поблагодарил
его: мне было хорошо зимовать в этих стенах, о лучшем я не мечтал. Теперь я
уезжаю из Москвы -- ибо во мне очнулась тяга к путешествиям -- и вернусь,
вероятно, не скоро. (Написал -- и сам себе удивился: что значит -- не скоро?
Он прочтет письмо не раньше середины мая. Это сколько ж я, получается,
намерен странствовать и гоняться за приключениями -- годами?) Моя
фотоаппаратура в его распоряжении -- щелкай на здоровье, благо есть кого.
Единственная просьба: чтобы не переходила в третьи руки. Я извинился, что
вынужден бросить в квартире и другое, не столь безобидное, имущество. За
оружием не тянется ничего преступного. Но если идея арсенала на дому смущает
его как таковая, он волен хоть в реке утопить содержимое ящика... Ну что
еще? Поздравления, разумеется -- истинному рыцарю, отвоевавшему свою донну
из ледяного плена. Я надеялся, он не сочтет это издевкой, если что-нибудь у
них разладится и соединение сердец все же не состоится.
Добираясь до карабина и наборчика с отверткой, я все переворошил в
ящике. Заново умостив ружья, оптический прицел и брикеты взрывчатки, я встал
у окна с рыболовной сетью: кое-где распутать и свернуть поаккуратнее. Снег
на улице сиял, словно разом очистился от грязной коросты. В первый этаж
солнце едва заглядывало: прямым его лучам подпадали лишь подоконник и узкий
клин пола; зато почти до центра комнаты добивали отраженные в плазменных
окнах соседнего дома. И оттого, что я долго смотрел, сощурившись, в это
сияние, оно произвело саламандру. Со стороны автобусной остановки, из
отдаления, на котором блеск впереди не позволял различать детали, выступила
знакомая тонкая фигурка.
Я успевал шагнуть назад, в тень, скрыться -- но застыл на месте. В один
миг рухнула моя оборона, дутая на проверку. Легко быть жестким и
непреклонным заочно. Но вот она приближалась -- и все выпестованные резоны
за разрыв с нею, в которых не сомневался мгновением раньше, казались
надуманными и смехотворными. Потому что давно не видел ее, что ли?
Куда мы спешили тогда -- осенью, ночью? К метро?.. Да, она впервые
побывала у меня здесь, и я провожал ее к метро. (И мы опоздали, станция уже
закрылась. Ловили потом такси на Тверской.) Переулки пустые. Дождь кончился,
но воздух до того сырой, что на лице и одежде по-прежнему оседают капли.
Мокрый асфальт блестит. Она в сером кожаном плаще -- и плащ тоже блестит,
как цирковой, когда проходим под фонарями. Я сказал, что хочу
пофотографировать ее. Если взять чуть сверху и чуть сбоку, в таком ракурсе
она похожа на актрису Ханну Шигулу -- и это мне нравится. Сказал в шутку и
приготовился к притворному возмущению в ответ. А она остановилась и вдруг
прижалась ко мне. Волосы у нее пахли прелыми листьями. "Дурак, это она на
меня похожа..."
Значит, зря я держался правила всякую книгу, натолкнувшись на сочетание
"русская душа", немедленно захлопнуть? Доводилось ведь делиться одеялом с
девушками жизнерадостными и спортивными. Почему же самый отчетливый образ,
возникающий у меня при слове "любовь", -- это как я в ванной отпаиваю теплой
водой замужнюю, вполне чокнутую женщину средних лет, наевшуюся до одури
таблеток, зане тоска опять хлестанула через край?.. Сейчас мы обнимемся в
дверях, словно той осенней ночью, когда еще нам вместе было хорошо и
тревожно и я не напяливал маску отрешенности, которая мне не впору, -- и все
возвратится. Я пойму, что достиг своей Антарктиды и дальше мне некуда
бежать...
Истинно: каждому свое и каждой твари по паре. Ну и какого еще рожна



тебе надо? -- спрашивает Бог из-за тучки.
Надо. Другого.
Она заметила меня. Быстрым, нервическим движением, не отводя глаз,
прячет щеку в воротник из опоссума. Таких непроизвольных обаятельных жестов
у нее целый репертуар, но этот мне особенно дорог. Делает знак рукой: войду?
Каких-нибудь пару минут: не жалеть, не любить... Я помотал головой:
нет.
Удивилась, подняла брови.
Нет?
Нет.
Что-то говорит -- не слышно. Опять знак -- форточку открой...
Нет.
Теперь потерянно заслонилась ладонью, будто защищала горло от ветра.
Пару минут... Ради чего все это, изверг? -- нашептывал мне на ухо омни-омни.
Я стоял пень пнем, склонный капитулировать.
Неопрятный старикан с палкой проплелся между нами и потеснил ее с
дорожки плечом. Перехватил взгляд и уставился на меня в том бессмысленном
роде, как смотрят прямо в камеру феллиньевские горгульи. Я пожелал ему
угодить под автомобиль.
Пиная ледышки, она сделала раздумчивый круг на площадке у подъезда...
Мне проще представлять, что мысли ее были сцеплены с моими. Что это нас
обоих обескуражила внезапная двоякая очевидность: чем мы способны (и уже
вплотную к тому, на толщине оконного стекла) стать друг для друга -- и чем
не сумеем тогда остаться для себя. Старик все таращился мне в окно, раззявив
рот и сомкнув поверх палки крапчатый кулачок. Я взял из ящика капкан и
поклацал на него стальными челюстями: поторопил на проезжую часть. Я
пропустил момент, когда она повернулась и пошла прочь -- безвидная, как
земля накануне первого дня творения. Ни обиды, ни злости, ни горечи от нее
ко мне не передалось.
Андрюхи не было на вокзале. А я приехал к подаче вагонов. И жевал на
перроне свою булку и не беспокоился, покуда проводники не стали оттирать
провожающих от дверей. Тут я сообразил, что мог неверно истолковать записку
-- и мы должны встретиться где-то в другой точке. Побежал, колотя по ногам
сумкой с радиометром, к локомотиву, потом -- назад, в зал, к большому табло.
Нет Андрюхи. Выскочил опять на платформу -- вагоны поплыли мимо меня.
Носильщики, сдвинув тележки, курили у спуска в переход. Прокатила кара с
голубыми контейнерами для почты. Я на что-то еще надеялся. Виражировал между
столбом и урной и убеждал себя, что мне не в чем разочаровываться. Что до
конца я в эту историю, разумеется, не верил, а всего лишь согласился на игру
и действовал напоследок решительно и серьезно, только чтобы сообщить игре
необходимые правдоподобие и соль. Однако пусть вымысел, игра, обман -- как
раз сейчас, по такому сценарию, Андрюхе и полагалось прокуковать из-за угла:
улыбка до ушей и полные карманы денежных знаков. И мы бы загрузились в
ближайший ночной шалман -- и с шуточками-прибауточками переживали веселое
обновление. Так бывало. Но вещи с тех пор перегруппировались и приобрели
отчетливую конфигурацию кукиша.
Сержант милицейского наряда окинул меня нехорошим взором. Мне явно пора
было убраться отсюда. Я сошел в подземный этаж вокзала, но в самых дверях
метро вспомнил, что не оставил денег на жетон -- не лебезить же перед
контролершей. На притихшем к ночи Садовом юркие оранжевые тракторишки
сгребали жижу к бордюру. В троллейбусе красочный плакат, пропагандирующий
Бхагавадгиту, изображал последовательность превращений щекастого дитяти в
черноротый старческий труп. И грудник, и мертвяк, и срединное между ними
акме имели одинаковый восковый оттенок и были исполнены в специфически
некрофильской манере, чем настырно притягивали внимание. Их кукольная жуть
мне скоро надоела, и я пересел к плакату спиной. Водитель ленился жать на
педаль, мы еле дотащились до Красной Пресни. На каждой остановке он словно
ждал кого-то и, не дождавшись, трогал неохотно.
На оградке возле дома, вытянув ноги и запрокинув голову, Андрюха
наблюдал дыру в облаках вокруг луны; по нижнему краю дыры, в лунном свете,
тучи приобретали мнимое измерение -- и получался как будто открывшийся с
горы ночной вид на далекую гряду заснеженных холмов.
Я бросил сумку ему на колени.
-- Носки для тебя...
Я не рассчитывал найти его здесь. Я вообще старался не думать о нем или
о несостоявшемся приключении.
-- Мог бы хоть на вокзале меня подобрать...
-- Опоздал, -- сказал Андрюха.
-- Бабушка твоя звонила.
-- Ага. -- Он стукнул пальцами по трубе, на которой сидел, приглашая
устраиваться рядом. -- Я только что оттуда.
-- И как с гаражом?
-- Порядок. Завтра вывезут свое добро.
-- Отлипнут?
-- Ну, я ходил разбирался. К большим людям попал...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Буркатовский Сергей - Война 2020. Первая космическая
Буркатовский Сергей
Война 2020. Первая космическая


Шилова Юлия - Требуются девушки для работы в Японию
Шилова Юлия
Требуются девушки для работы в Японию


Шилова Юлия - Хочу замуж, или Русских не предлагать!
Шилова Юлия
Хочу замуж, или Русских не предлагать!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека