Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Э, парень, никак ты все врешь, - Буров, помрачнев, описал иглой
восьмерку перед лицом Копченого Окорока и нацелил ее прямо в тонкогубый,
судорожно оскаленный рот. - Скажешь тоже, торговец. Не верю, не верю.
А чтобы яснее показать всю глубину своих сомнений, он резко,
кончиками пальцев, ударил раненого в пах. Словно стряхнул с них воду. И опять -
рев, хруст эмали, прокушенная губа. А еще - лужица мочи.
- Богом клянусь, сударь, это не я, не я! Клянусь всеми святыми! -
скорчившись, Копченый Окорок перевернулся на бок, подобрал под себя ноги и,
окончательно сломавшись, глухо зарыдал: - Я просто иногда выполняю поручения
госпожи де Дюффон. Маркизы де Дюффон. У нее салон неподалеку от церкви Святой
Евстахии. Не убивайте меня, сударь, пощадите! У меня на иждивении больная
матушка, четверо слепых сирот из приюта Сен-Мартен и парализованный праведник,
посвятивший жизнь служению Приснодеве. Пощадите, сударь, пощадите, заклинаю вас
именем господа, спасителя нашего! Те Deum [Начальные слова торжественного
католического гимна, примерно "Тебя, Бога, хвалим".]...
Как все садисты и палачи, своей собственной боли Копченый Окорок не
переносил...
- Ну и мразь, - Буров, не удержавшись, ткнул иглой и с отвращением,
словно увидев нечто пакостное, отвернулся. - Блевать тянет.
Копченый Окорок вздохнул, выгнулся дугой и замер. Глаза его
выкатились из орбит, челюсть отвалилась, изо рта пошла клубами розовая пена. В
хозяйстве у Гийома что яд, что арбалеты были самой высшей пробы. Наступила
тишина, лишь потрескивало в камине да капало со стола, смешиваясь с кровью,
разлитое в суматохе вино. Красное на красное. Подобное притягивает подобное.
Да, похоже, "Клоп кардинала" нынче насосался досыта...
Буров с шевалье вышли в странным образом опустевший зал, не встретив
ни души, выбрались на улицу. А вот верный Бернар оказался на месте, да не один,
в компании пирующих псов, которые с радостным рычанием лакомились
внутренностями брата-волкодава, уже выпотрошенного, освежеванного и
присобаченного на запятках. Бернар тоже был в настроении преотличном и, что-то
весело мурлыча, скоблил ножом окровавленную, снятую со знанием дела шкуру.
Вились жирные осенние мухи, чавкали блаженствующие псы, в воздухе стоял смрад
разделочного цеха. Только вот не из кабака ли несло?
- Трогай! - Буров и шевалье запрыгнули в карету, Бернар, отложив
скобление, взялся за вожжи, орловцы ударили копытами, лихо приняли, понеслись
стрелой. Заскрипели мощные английские рессоры, дробно застучали обода,
потянулась струйка из туши волкодава, оставляя мокрый отчетливый след. Поехали...
- А знаете, князь, я заметил одну странную закономерность, - Анри
извлек из ножен шпагу, глянул, помрачнел, со вздохом вытащил платок. - С вами
не соскучишься, но и толком не пожрешь. - Плюнул на батист, повернулся к свету
и принялся оттирать от крови клинок. - Общение с вами вредно для желудка. Нет,
право же, так нельзя. Поехали обедать...
Он был в это мгновение похож на взрослого обиженного ребенка. Зрелище
триумфа огнестрельного оружия, похоже, здорово испортило ему настроение.
- Вы совершенно правы, мон ами, питаться надо регулярно. А также
вкусно, - улыбнулся Буров, понимающе кивнул и плотоядно почмокал губами. - Ах
если бы вы только знали, как готовят рыбу на рынке, что на улице Ферронри! А
какие там яйца, вареные в уксусе! А какое пиво! Про вафли, хрустящие на зубах,
я уж и не говорю...
Не забыл, значит, как колбасил по Парижу в статусе Барабасова
преемника в толстых кожаных штанах и вонючих ботфортах. Не забыл, на всю жизнь
запомнил.
- Да ладно вам, князь, не старайтесь, - шевалье рассмеялся, вложил
шпагу в ножны и великодушно сменил гнев на милость. - Что с вами делать? Так и
быть, поехали к этой чертовой колдунье. Бог с ними, с вафлями, хрустящими на
зубах.
Дорогу к старой шарлатанке отыскали без труда - лиард [Мелкая
серебряная монета.], брошенный уличному нищему, сделал свое дело. Жила
одноглазая Анита в тесном переулке, вход в который еще не так давно закрывался
ночью массивной цепью. Это было царство нищеты, узкая зловонная расщелина,
никогда не видевшая солнца, экипажей и хороших манер. Буров и Анри нырнули в
коридор, более похожий на подземный ход, спустились по ступеням, скрипящим под
ногами, и остановились перед дверью, окованной железом. Где-то рядом пищала
мышь, пахло погребом, помойкой, смрадный полумрак был ощутимо плотен, напоминал
туман и действовал на психику. Веселенькое местечко, нечего сказать.
- Ну что там расстучались, не заперто! - сипло отозвался скрипучий,
сразу и не разберешь, то ли мужской, то ли женский голос. - Валяйте! Но не
запустите крыс.
Буров и Анри вошли, прищурились, привыкая к свету, - масла и свечей
здесь не жалели. Да и вообще все в этой просторной, с высоким потолком комнате
носило отпечаток достатка. Мебель была массивной и резной, песочница на
письменном столе - литого серебра, запах благовоний, летающий над жаровней, -
плотным, густым, ударяющим в голову. Это был словно островок благополучия в
море нищеты, грязи и забвения. А вот хозяйка его выглядела, прямо скажем...
далеко не блестяще, и это несмотря на ухищрения в одежде, парфюмерии и



стоматологии. Сморщенное лицо ее было нарумянено и набелено, зубы - вызывающе
фальшивы, пышное платье, с оборочками, но без панье, напоминало о временах
Мазарини [То есть о XVII веке.]. Один ее глаз был закрыт экраном из
лакированной кожи, другой немилосердно слезился и взирал на пришельцев
насмешливо. Смотреть на старую колдунью было интересно и страшно...
- Ну, с чем пожаловали, красавчики? - Она закрыла толстую, окованную
по углам железом книгу и тяжело поднялась из-за стола. - А ведь и впрямь, что
один, что другой. Эх, скинуть бы мне лет двадцать пять. А лучше тридцать...
Передвигалась она, хромая, в густом облаке амбры, напоминая ожившего
мертвеца.
- Пожаловали вот с этим, - любезно отозвался Буров, вытащил
многострадальный болт и снял с наконечника пробку. - Отрава ваша?
В его галантности и ровном тоне что-то неуловимо предвещало беду.
- Ну-ка, ну-ка, - колдунья, оживившись, помусолила палец, с
достоинством провела им по игле и медленно, с чмоканьем, сунула в рот. - М-м-м,
- сплюнула прямо на пол, скривилась, как от горького, вытерла ладонью губы. -
Моя, моя. Это очень хороший яд, он приготовлен из внутренностей змей, легкого
замученной до смерти жабы, аконита, бычьей крови и настойки мандрагоры
[Мифическое растение, которое якобы произрастает у основания виселиц.],
сдобренной мочой убийцы, повешенного в полночь. Действует мгновенно.
Она взглянула на гостей и неожиданно залилась смехом, обнажая
фальшивые зубы и сотрясаясь всем своим тщедушным телом.
- Ну что раскрыли рты, красавчики, разве я похожа на самоубийцу?
Вы-то ведь не режете себе пальцы своими шпагами? Каждому свое. Ах, какие вы,
оказывается, чувствительные, красавчики!
Смеяться-то она смеялась, да только вот ее единственный глаукомный
глаз смотрел серьезно, выжидающе и настороженно. Взгляд этот был сумрачен,
преисполнен ненависти и презрения - нет, не конкретно к шевалье и Бурову, - ко
всему человечеству. Да, та еще бабушка-старушка, любительница оборочек и
притираний.
- Браво, мадам! Вы, я вижу, действительно разбираетесь в ядах! -
изобразил восторг Буров, к слову сказать, совершенно искренне. - Так что,
думаю, вы именно тот человек, который нам нужен. Видите ли, мне дали яд.
Долгоиграющий, начинающий действовать через неделю. И...
- Можешь не продолжать, красавчик, - Анита криво усмехнулась,
прищелкнула подагрическими пальцами, и взгляд ее стал подобен бураву. - Ну
конечно же, без амура здесь не обошлось, тебя, как пить дать, траванула
женщина. Раньше, знаете ли, это было в порядке вещей, для укрепления семьи и
нежных чувств. Моя матушка, к примеру, да будет ей земля пухом, проделывала это
частенько с моим батюшкой. Пока, не без вмешательства любовников, не намудрила
с дозой. Ха-ха-ха. Пойдем-ка поговорим тет-а-тет, чтоб никто не мешал. Прошу.
И она указала на ширму в дальнем углу комнаты, за которой оказалась
дверь, ведущая в соседнее помещение, являвшее собой то ли адскую кухню, то ли
аптекарскую лавку, то ли лабораторию алхимика. Здесь было жарко, сумрачно и
тесно, пахло серой, углем и чем-то невыразимо гадостным. Огромный, по пояс
голый мавр мешал в котле клокочущее варево - на его руках под эбеновой кожей
бугрились, перекатывались чудовищные мышцы.
- Бальтазар, оставь нас, - колдунья повелительно взглянула на него, и
мавр тотчас же, словно на шарнирах, сложился в почтительнейшем поклоне:
- О да, госпожа.
Играючи, снял котел с огня, поставил на мармит и легко взбежал по
узкой, круто завивающейся лестнице. Мгновение - и он исчез, только хлопнула
крышка люка, искусно устроенного в потолке.
- Тебе, красавчик, сюда, - Анита кивнула на скамью, сама устроилась
напротив, не терпящим возражения тоном сказала негромко: - Руку дай, левую. -
Уставилась Бурову в ладонь, чуть ли не уткнулась носом в хитросплетение линий,
в мозаику бугров. - Э, да ты орел, красавчик... Вернее, кот... Большой красный кот
с длинными клыками... Нездешний... И не кладенный... - Она вдруг снова разразилась
мерзким своим смехом, однако ненадолго, - резко оборвав веселье, заглянула
Бурову в глаза, будто обожгла огнем. - Я помогу тебе, большой красный кот.
Только мне не нужны деньги. Услуга за услугу. Но тебе придется потрудиться,
рискнуть своей шкурой... Как следует рискнуть... Мне продолжать?
- Продолжай, - Буров, не отнимая руки, кивнул, проглотил тягучую
слюну, - я слушаю.
Почему-то он всецело доверился этой накрашенной старухе, происходящее
нисколько не напоминало ему гадательно-охмурительный фарс. Узкоглазый колдун
отправил его из тайги в Париж, так почему бы одноглазой колдунье не избавить
его от яда?
- Ладно, - Анита положила руку, сухонькую, напоминающую птичью лапку,
Бурову на колено и с неожиданной силой сжала его. - В библиотеке одного
парижского аббатства стоит старый двухъярусный шкаф. Как он попал туда, это
целая история. Однако к делу совершенно не относится. Так вот, верхняя его
часть повторяет в точности формы Нотр-Дама. И если повернуть посолонь [По ходу
солнца.] правую башню, на фронтоне откроется щель достаточная, чтобы вошла
ладонь. Однако сразу делать этого не стоит - сработает секретная пружина, и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Флинт Эрик - Удар судьбы
Флинт Эрик
Удар судьбы


Шидловский Дмитрий - Ритер
Шидловский Дмитрий
Ритер


Шилова Юлия - Заблудившаяся половинка, или Танцующая в одиночестве
Шилова Юлия
Заблудившаяся половинка, или Танцующая в одиночестве


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека