Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

заинтересованностью. И все же мы должны поставить Вас в
известность, что ни в одном из этих вопросов Ваша точка зрения
не встретила поддержки большинства. Все мы единодушно признали
только богатство Вашей фантазии и широту Ваших
историко-политических воззрений, но в частностях ни одно из
Ваших предположений, или, если угодно, пророчеств, не было в
полном своем объеме одобрено или признано убедительным. В
вопросе о том, в какой степени Орден и касталийский порядок
соучаствуют в сохранении необычайно долгого мирного периода,
насколько они могут вообще принципиально служить факторами
политической истории и политической обстановки, на Вашей
стороне также оказались лишь немногие, да и то с оговорками.
Мнение большинства сводилось к тому, что мир, по истечении
воинственной эпохи воцарившийся в нашей части света, можно
приписать в некоторой степени всеобщему истощению и
обескровливанию вследствие предыдущих опустошительных войн, но
еще более тому обстоятельству, что Западная Европа тогда
перестала быть средоточием всемирной истории и ареной борьбы за
гегемонию. Не подвергая ни малейшему сомнению заслуг Ордена,
все же нельзя признать касталийскую идею, идею высокого
культивирования духа под знаком медитативного воспитания души,
в настоящем смысле этого слова историческим фактором, иначе
говоря -- приписывать ей живое воздействие на состояние мировой
политики, тем более что цели и притязания подобного рода в
высшей степени чужды всему строю Касталии. Как подчеркивалось в
ряде серьезных выступлений, воздействие на политику и участие в
вопросах войны и мира не отвечает ни воле, ни назначению
Касталии, и о подобной миссии уже потому не может быть речи,
что все касталийское устремлено к разуму и происходит в
пределах разумного, чего все же нельзя сказать о мировой
истории, не впадая в теолого-поэтические мечтания романтической
философии истории и не причислив весь аппарат убийств и
уничтожения, находившийся на службе творящих историю сил, к
методам мирового разума{2_11_03}. Далее, при самом беглом
взгляде на историю духа становится ясно, что периоды наивысшего
духовного расцвета по существу дела не могут быть объяснены
политическими обстоятельствами, напротив, культура, или дух,
или душа имеют свою собственную историю, протекающую рядом с
так называемой мировой историей (то есть с нескончаемой борьбой
за материальную власть), как вторая история, сокровенная,
бескровная и святая. Наш Орден имеет касательство единственно к
этой святой и сокровенной, но не к "реальной" звериной мировой
истории, и в его задачи отнюдь не входит печься о политике или,
тем более, помогать ее делать.
Следовательно, независимо от того, такова ли
всемирно-политическая констелляция, какой ее рисует Ваше
послание, или не такова. Ордену, во всяком случае, не пристало
занимать в отношении ее другую позицию, кроме выжидания и
терпения. А посему Ваше мнение о том, что мы должны воспринять
констелляцию, сложившуюся в данный момент, как сигнал к
активной позиции, было решительно отвергнуто большинством
коллег. Что же до Ваших взглядов на сегодняшнее состояние мира
и Ваших предсказаний на ближайшее будущее, то хотя на
большинство членов они явно произвели известное впечатление, а
некоторыми даже были восприняты как сенсация, но и в этом
пункте, сколь ни подчеркивали почти все ораторы свое уважение к
Вашей эрудиции и проницательности, большая часть коллег не
согласилась с Вами. Напротив, все склонялись к тому, что Ваши
высказывания, весьма примечательные и в высшей степени
любопытные, все же преувеличенно пессимистичны. Один из
присутствующих задал вопрос, не следует ли считать опасным,
даже преступным, и, во всяком случае, легкомысленным, если
Магистр осмеливается смущать свою Коллегию столь мрачными
картинами якобы надвигающихся опасностей и испытаний. Спору
нет, своевременное напоминание о бренности всего сущего
допустимо, и каждый касталиец, во всяком случае занимающий
высокий и ответственный пост, время от времени должен
возвращаться мыслью к memento mori{2_11_01}; но столь
обобщающе, столь нигилистически возвещать близкий конец всего
сословия Магистров, всего Ордена, всей иерархии означает в его
глазах не только недостойную попытку нарушить душевное
спокойствие своих коллег, но и угрозу самой Коллегии и ее
дееспособности. Работа любого Магистра, безусловно, проиграет,
если он каждое утро будет приступать к ней с мыслью, что его
должность, его деятельность, его воспитание, его



ответственность перед Орденом, его жизнь в Касталии и для
Касталии -- все это завтра или послезавтра сгинет и превратится
в прах. Хотя это мнение и не было поддержано большинством, оно
все же встретило некоторое одобрение.
Мы заканчиваем свое письмо, но были бы рады встретиться и
побеседовать с Вами лично. По нашим скупым словам Вы можете
судить, Досточтимый, что Ваше послание не имело того действия,
на какое Вы, по-видимому, рассчитывали. В большой степени
неуспех его объясняется реальными причинами, фактическим
расхождением между Вашими нынешними взглядами и желаниями и
таковыми большинства Ваших коллег. Но некоторую роль сыграли и
чисто формальные причины. Нам, по крайней мере, кажется, что
непосредственное, устное объяснение между Вами и Вашими
коллегами было бы гораздо гармоничнее и позитивнее. И не только
эта форма официального письменного послания, как нам кажется,
повредила Вашему ходатайству: еще более отрицательное
впечатление произвело непринятое в общении между нами
соединение коллегиального сообщения с личным ходатайством, с
личной просьбой. Большинство находит в таком слиянии неудачную
попытку нововведения, другие прямо называют его неуместным.
Тут мы приближаемся к самому щекотливому пункту Вашего
послания, к Вашей просьбе об освобождении Вас от занимаемого
поста и о направлении на работу в мирскую школу. Податель сей
просьбы должен был заранее знать, что Коллегия никогда не
согласится с такой неожиданной и столь оригинально
мотивированной просьбой, что ее никак не возможно одобрить и
удовлетворить. Разумеется, Коллегия отвечает на нее отказом.
Что сталось бы с нашей иерархией, когда бы не Орден и не
приказ Коллегии предназначали каждому его место? Что сталось бы
с Касталией, когда бы каждый самостоятельно оценивал себя, свои
дарования и склонности и соответственно сам выбирал бы себе
назначение? Мы рекомендуем Магистру Игры поразмыслить над этим
и поручаем ему и дальше выполнять почетные обязанности, которые
мы ему доверили.
В этих строках и заключен просимый ответ на Ваше послание.
Мы не могли дать Вам ответ, на который Вы, очевидно, надеялись.
Однако мы не хотели бы умолчать и о нашем преклонении перед
достоинствами Вашего волнующего и предостерегающего документа.
Мы рассчитываем побеседовать с Вами лично о его содержании,
притом поскорее, ибо хотя руководство Ордена считает возможным
положиться на Вас, все же тот пункт Вашего послания, где Вы
говорите о вероятном ослаблении Ваших способностей к
правильному функционированию в должности, дает нам повод для
беспокойства.
Кнехт читал письмо без особых надежд, но с величайшим
вниманием. Что у Коллегии был "повод для беспокойства", он
легко мог себе представить, к тому же он получил особые тому
доказательства. Недавно в Селении Игры появился гость из
Хирсланда, предъявивший официальную справку и рекомендацию от
руководства Ордена, он попросил гостеприимства на несколько
дней, якобы для работы в Архиве и библиотеке, а также получил
разрешение в качестве гостя присутствовать на нескольких
лекциях Кнехта, был молчалив и внимателен. Этот уже немолодой
человек неожиданно появлялся почти во всех отделениях и зданиях
Селения, интересовался Тегуляриусом и несколько раз посетил
жившего поблизости директора вальдцельской элитарной школы: не
оставалось никакого сомнения в том, что человек этот был
наблюдателем, присланным, чтобы выяснить, как обстоят дела в
Селении Игры, не замечается ли небрежности в работе, находится
ли Магистр в добром здравии и на своем посту, ревностно ли
работают служащие, не встревожены ли чем учащиеся. Он пробыл в
Селении Игры целую неделю, не пропустив ни одной лекции Кнехта,
его наблюдения и молчаливая вездесущность обратили на себя
внимание двух служащих. Ясно, что руководство Ордена ожидало
доклада этого наблюдателя, прежде чем ответить Магистру на его
послание.
Как следовало расценивать это ответное послание и кто мог
быть его автором? Угадать это по стилю было невозможно -- то
был общеупотребительный безличный официальный стиль, какой и
требовался в данном случае. Но при более тонком изучении в
письме обнаружилось больше своеобразного и личного, нежели
можно было заметить при первом прочтении. В основе всего
документа лежал орденский дух, справедливость и любовь к
порядку. Отчетливо ощущалось, какое неутешительное, досадное,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [ 35 ] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Каменистый Артем - Запретный мир
Каменистый Артем
Запретный мир


Головачев Василий - Два меча
Головачев Василий
Два меча


Скальци Джон - Последняя колония
Скальци Джон
Последняя колония


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека