Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

могу сменить! Вы уж лучше врачей симбирских премируйте!
- А это мысль. Я поговорю с министром... Второе, - он достал
просторное, как лист лопуха, портмоне и начал, будто фокусник, извлекать
из него бумагу за бумагой. - Вот билет на судно. Отплытие в девятнадцать
ровно. Мы решили вас морем отправить. И для конспирации лучше, и для
здоровья. Два дня погоды не делают, а морская прогулка вам будет
чрезвычайно полезна, мы с медиками консультировались.
Я бы лучше эти два дня дома провел, подумал я, но в слух ничего не
сказал, чтобы не расстраивать Ламсдорфа. Видно, что-то заскочило у них в
мозгах. Каждый день дорог - поэтому отправить как можно скорее; но два дня
погоды не делают - поэтому морем. Ладно, сделанного не воротишь. И
действительно, в аэропортах контроль жестче. Больше вероятность, что
засекут - если меня секут.
- Вот документы. Теперь вы - корреспондент "Правды" Чернышов Алексей
Никодимович. Мы выбрали вашу газету, коммунистическую, по тем
соображениям, что догматы учения и проблемы конфессии вам хорошо известны,
и при случае вы сможете поддержать разговор более или менее
профессионально.
- Резонно, - сказал я.
- Как вы представитесь вашему контрагенту в Стокгольме - в это мы не
лезем. Это вам решать, смотря по тому, как договорились вы с Патриархом.
Но для остальных сочли за лучшее подмаскировать вас таким вот образом. С
редакцией снеслись, они вошли в наше положение. Теперь в отделе кадров у
них есть соответствующая бумажка - товарищ Чернышов А.Н., внештатный
корреспондент, командирован редакцией для ознакомления с такими-то фондами
архива Социнтерна с целью написания серии исторических обзоров для рубрики
"Наши корни".
- Да уж, - сказал я, - если версия подтвердится, корешки окажутся
будь здоров.
Ламсдорф помрачнел.
- Чем больше я думаю, батенька, тем больше тревожусь. Когда отчет ваш
читал, просто волосы дыбом вставали. Коли вы правы окажетесь - то как же
они, аспиды, научились людей уродовать! Уж, кажется, лучше бы Папазянов
вирус. С природы и взятки гладки, от ее злодейств не ожесточаешься. А
тут... Триста сорок шесть невинно убиенных в сорок первом году! Триста
восемьдесят два в сорок втором! И это только в Европе! Нелюди какие-то!
- Вот я и хочу этих нелюдей... - я уткнул большой палец в подлокотник
кресла и, надавив, сладостно покрутил.
- Думаете, вы один? В том-то и опасность я новую предвижу. Ведь для
них смертную казнь опять ввести захочется!
Мы долго молчали, думая, пожалуй, об одном и том же. И сугубо,
казалось бы, физический термин "цепная реакция", вдруг всплывший у меня в
душе, разбухал, как клещ, от крови, грозя лопнуть и забрызгать дом и мир.
- Этого допустить нельзя, - сказал я. - Ни в коем случае нельзя.
Ламсдорф вздохнул.
- Вы уж поосторожней там, - попросил он. - Под пули-то не лезьте без
нужды.
- По малой нужде - под пули, - пошутил я. - По большой нужде -
обратно под пули...
Ламсдорф смеялся до слез. Но, вытирая уголки глаз, поглядывал с
тревогой и состраданием.
- Охрану бы вам, - сказал он, отсмеявшись. - Парочку ребят для
страховки, чтобы просто ходили следом да присматривали...
- Мы ведь по телефону уже говорили об этом, Иван Вольфович.
- Гордец вы упрямый, батенька. Все сам да один, один да сам...
- Ну при чем здесь упрямство? Если серьезное нечто начнется, два
человека - просто смертники. Одному, между прочим, куда легче
затеряться... Это во-первых. А во-вторых и в главных, я еду к Эрику как
частное лицо, представитель патриарха. Если он заметит, что меня пасут
боевики...
- Да, батенька, да. Резонно. Я потому и подчинился, - он опять
вздохнул. - А сердце не на месте. Все сберечь как-то хочется. Так... Что
же еще вам сказать? Ага, вот карманные денежки. Чтобы вам не суетиться
сразу с обменом - уже в шведских, шесть тысяч крон. И в Стокгольмском
Национальном открыт кредит еще на двадцать пять. Счет на "пароль"...
Вы меня просто завалили деньгами! Зачем?
- На всякий случай, батенька, на всякий случай. Хоть что-то. Мы -
страна богатая, можем позаботится о своих. Кто знает, сколько вам там
пробыть придется. Да и мало ли... вдруг... - он сразу запутался в словах,
не решаясь назвать вещи своими именами, - лечение какое понадобится. У них
же там все за деньги. Счет, говорю, на "пароль". Мы думали-думали, какое
слово взять. А тут князь Ираклий позвонил - беспокоился, что-то, дескать,
от вас давно весточек нету; ну, и дали мы счету пароль "Светицховели".
Мне стало тепло и нежно, как в вечернем сагурамском саду.
- Спасибо, - проговорил я растроганно. - Это вы мне действительно



приятное сделали.
- На то и расчет. Подавайте о себе знать при случае. Атташе военный в
Стокгольме о миссии корреспондента Чернышова осведомлен... то есть, не о
цели ее, конечно, но о том, что есть такой Чернышов, которому надлежит,
ежели что, оказывать всяческое содействие. Проще держать связь через него.
Вот телефон, - он показал мне бумажку с номером, подержал у меня перед
глазами, потом провел большим пальцем по цифрам, и цифры исчезли. Скомкал
бумажку, повертел в пальцах и, не найдя, куда ее деть, сунул себе в
карман. - Вот и все, - поднялся. - Давайте-ка опять обнимемся, Александр
Львович.
- Давайте, - ответил я.


4
Когда Ламсдорф ушел, мы снова двумя ангелочками уселись на диван;
Лиза положила голову мне на плечо, и некоторое время мы молчали. Небо,
довольно ясное утром, затянулось сплошной серой, сырой пеленой, и в
гостиной все было сумеречно.
- Сколько у тебя осталось? - спросила Лиза потом.
- Шесть часов.
- Тебя опять повезут как-то по хитрому?
- Да.
- Я очень боюсь за тебя.
- Это лишнее.
- Там еще шампанского немного осталось. Хочешь допить?
- Хочу.
Она встала, быстро вышла в столовую, быстро вернулась, неся в руке
почти полный бокал. Я взял, улыбнулся благодарно. Едва слышно шипела пена.
- Ты будешь?
- Нет-нет, пей.
Я неторопливо выпил. Вкусно. Тут же щекотно ударило в нос, я
сморщился. Поставил бока на ковер возе дивана. В желудке мягко расцвело
тепло.
- Можешь покурить...
- Абсолютно не хочется.
Она промолчала. Потом сказала негромко:
- Будет совсем не по-людски, если вы не повидаетесь.
Я думал о том же. Но совершенно не представлял, как это сделать. И,
вдобавок, самую середку души вкрадчиво, но неотступно глодал ядовитый
червячок: а можно ли ей доверять-то, господи боже мой? Хотя Беню, по всем
его показаниям, "осенили" раньше, чем я собрался в Симбирск и проболтался
об этом Стасе, но ведь и показания могли быть "наведены" извне; оставалась
вероятность того, что покушение на патриарха вызвано моим внезапным
желанием побеседовать с ним - ничтожная, да, но, казалось, я не имел права
рисковать, совсем уж сбрасывая ее со счетов; слишком велика была ставка.
И все же я сбросил. Пусть лучше меня застрелят в Стокгольме. Жить с
такими мыслями о женщине, которую любишь, которая ждет ребенка от тебя -
это много хуже смерти. Собственно, это и есть смерть. Смерть души.
- Ты права, - ответил я.
- Давай знаешь, как сделаем? - бодро заговорила она. - Я сейчас ей
позвоню и позову в гости. Она здесь уже бывала, так что, если твои
бармалеи действительно следят за домом, они ничего не заподозрят. А сама,
- она чуть пожала плечами, - куда-нибудь уйду на часок-другой. Так хорошо?
И опять горло мне сдавил горячий влажный обруч. Уже я смотрел на не,
как на икону, с восхищением и благоговением, и думал, что если хоть волос
упадет с ее головы, или если на действительно решит уйти от меня - все, я
умру.
- Это слишком, Лиза, - сказал я. - Я не могу... тебя так
использовать.
- Господи, ну что ты глупости говоришь? При чем тут использовать? Я
просто тебе помогаю, и нет мне занятия приятнее. Когда я тебе бинты меняла
с нею вместе - разве это было использование? Ты страдал, а я, как могла,
тебя лечила.
- Тогда в меня попала пуля.
Она вздохнула, а потом сказала задумчиво:
- Знаешь, это для меня тоже как пуля.
- Ты тоже страдаешь.
- Я страдаю, потому что тебе тяжело, а ты - потому что в тебя попали.
Есть разница? И вообще, - решительно добавила она, тут же покраснев, -
если бы я, например, в кого-нибудь влюбилась, ты что, вел бы себя иначе?
Ты, палач, кровосос, кобель, мне бы не помог?
- Не знаю, - сказал я.
- Зато я знаю. Я тебя знаю лучше их всех, и даже лучше, чем ты сам. И


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [ 35 ] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Андреев Николай - Четвертый уровень. Предательство
Андреев Николай
Четвертый уровень. Предательство


Василенко Иван - Весна
Василенко Иван
Весна


Херберт Фрэнк - Эффект Лазаря
Херберт Фрэнк
Эффект Лазаря


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека