Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Туран шагнул в пещеру, залитую кровью и усеянную трупами. Красные и без зрачков глаза смотрели только на пещерника, не замечая ни Умилу, которую едва не раздавил в дверном проеме, ни оцепеневших русичей.
- Бой! - проревел Туран. - Бой!
- Все в сторону, - приказал Олег.
- Нападем вместе! - крикнул Рюрик. - Чудовище тебя расплющит!
- Нет, - бросил Олег резко. - Рудый, держи этих двух.
- Бой! - проревел Туран снова. Вместо носа у него темнели две широкие дыры, откуда вылетали струйки пара. - Ты умрешь... Я свободен!
Олег медленно пошел вдоль стены, пригнулся, следил за каждым движением гиганта. Меч в его руке подрагивал, глядя блестящим острием на велета.
- Не вмешивайтесь, - предупредил он хрипло, не поворачивая головы. - Вы его не знаете, я - знаю.
Туран вдруг взмахнул мечом, быстро ударил, но в последний миг коварно изменил направление удара. Рудый ахнул, отшатнулся, даже закрыл глаза. Велет был скор, невероятно скор...
В его ушах грохнуло железо о железо. Рудый опасливо открыл глаза. Гигант наступал, его меч блистал, как молния, удары были сокрушающими. Вдруг Рудый понял, что имел в виду пещерник. Тот всякий раз оказывался рядом с тем местом, куда обрушивался меч гиганта, а лезвие его собственного меча страшно блистало в дымном свете факелов, с его груди со звоном слетали булатные пластины. Гигант сопел, от него несло крепким конским потом, по широкому, как сковорода, лицу градом катился пот. Левая сторона груди обнажилась, там осталась только кольчуга, и Туран вдруг насторожился, начал закрывать щитом и даже локтями уязвимое место.
Асмунд громко ахал при каждом ударе гиганта. Умила отвернулась, закрыла лицо ладонями. Рюрик смотрел с восторгом, глаза горели, он сжал кулаки и дергал ими в воздухе. Рудый придерживал его, не давая ступить ближе:
- Никогда бы не поверил... Они равны!
Асмунд сказал понимающе:
- В пещере чему не научишься... Демоны прут толпами, мешают. Слышишь, Рудый, когда надумаешь в пещеру - только свистни.
Дыхание вырывалось из груди гиганта с хрипами, клекотом, клыки хищно блестели. Грудь поднималась, как кузнечные мехи. Внезапно он отшвырнул щит, перехватил меч двумя руками, начал наносить быстрые страшные удары. Отколотые куски камня со свистом летели во все стороны. Один ударил в бок Асмунда, воевода охнул и осел на пол, ухватившись обеими ладонями за ушибленное место.
Вдруг Рудый ощутил, что пещерник начал готовить решающий удар. Уже два раза острый конец его меча легонько ударял, примериваясь, в то место, где срубил пластины булата. Туран насторожился, но его меч падал с той же страшной силой, высекая снопы искр из стен.
Внезапно Олег парировал удар, раздался такой грохочущий звон, что Рюрик с воеводами присели, а Умила сползла без сил по стене. Туран обрушил еще более сильный удар, и снова Олег подставил свой меч - искры ослепили всех. Внезапно Олег скользнул под меч Турана, и Рудый закусил губу, а Рюрик выругался. Туран, оказывается, ждал этого движения: качнулся влево, его тяжелый меч со страшной силой метнулся вниз.
Звон и сноп искр, мелкие камешки с силой хлестнули по стенам. Туран взревел люто, нечеловечески. Рудый невольно зажмурился и зажал ладонями уши, а когда рискнул открыть глаза, то чудовищный рот Турана был распахнут в оборванном реве, из левой глазницы торчала рукоять меча пещерника, погрузившегося почти до половины. Олег поспешно отступил, выпустив меч из рук. Туран взревел, земля задрожала от рева. Умила снова упала, зажимая уши.
Ноги гиганта подогнулись, он сделал шаг к пещернику. Огромные руки вытянулись, меч выпал из мертвых пальцев с таким грохотом, словно обрушилось железное бревно. Правый глаз гиганта еще горел красным огнем. Туран сжал кулаки, рухнул во весь рост.
Его голова ударилась о стену, шлем скатился. От удара череп треснул, из затылка вылезло, проломив кости, окровавленное лезвие. Хлыстнула темная кровь, быстро растеклась. Туран лежал лицом вниз, огромные пальцы с когтями звучно царапали каменный пол. В ладонь попался камень, пальцы сжались, и Рудый в страхе попятился, когда в кулаке гиганта захрустел камень, а между пальцев посыпалась пыль.
Рюрик потрясенно смотрел на поверженного гиганта:
- Твой меч... вытащить его?
- Не успеваем, - ответил Олег с отчаянием, он дышал хрипло, надсадно; в его голосе был страх. - Быстрее за мной! Как можно быстрее!
Они побежали за ним по странному ходу, где камни под ногами были вытерты до блеска. Олег дважды сворачивал, все замедляя шаг. Впереди забрезжил свет. Пещерник сперва крался, наконец упал на живот и уполз вперед, извиваясь, словно огромная ящерица.
Рудый поколебался, пещерник не подал никакого знака, тоже упал на брюхо, но больно стукнулся коленом о камень, дополз, пока не уперся макушкой в подошвы пещерника. Пещерник напряженно всматривался во что-то за краем обрыва. Рудый продвинулся еще чуть, выглянул в полглаза.
Внизу была пещера - саженей пять по прямой, огромная, с высоким сводом. Темный камень блестел, словно из стен высовывались острия мечей и ножей. Горящие факелы с трудом отодвигали тьму, лишь в самой середине пещеры полыхал настоящий костер. Под дальней стеной виднелись две скамьи: простая, сбитая из дубовых досок, и богато отделанная золотом и серебром, с резной спинкой. Под соседней стеной высился алтарь из темного камня. На нем стояла огромная чаша, выдолбленная из черного, как ночь, камня. Чаша была похожа на глиняную миску - с широкими краями, неглубокая, вместительная.
В пещере находились с десяток воинов - неподвижные, закованные в булат, немолодые, с жесткими лицами и холодными глазами. Они все держали факелы, у каждого на поясе висел меч, а на левом локте они держали железные щиты.
В середине круга стоял человек в черном плаще с надвинутым на глаза капюшоном. В его руках мерцала вкрапленными камнями чаша из темного металла, человек наклонился над ней, всматриваясь. Рядом переминался с ноги на ногу крепко сбитый воевода с конским хвостом на шлеме. Он тоже заглядывал в чашу, нетерпеливо толкая под руку человека в плаще.
- Где они? - требовал ответа он. - Что там стряслось?
- Не мешай, - ответил человек знакомым голосом, и Олег узнал Морша, брата Гульчи. - Опять волны... Это нора Турана?
Воевода наклонился, едва не касаясь чаши. Вдруг его словно отбросило. Он вскрикнул потрясенно:
- Там одни трупы!.. И - Туран?.. Это наваждение, мара?!
- Нет, - отрезал человек в капюшоне. - Ты смотришь в пещеру Турана.
- Кто мог его... несокрушимого...
- Среди них есть только один воин.
Асмунд и Рудый обменялись ревнивыми взглядами. Рюрик оставался позади. Воевода спросил внезапно охрипшим голосом, глаза его в страхе забегали по сторонам, он подозрительно смотрел и во тьму, где затаились Олег и Рудый.
- Он убил... магией? Он ведь волхв?
Морш качнул головой, глаза его не отрывались от чаши:
- Он не прибегает к магии. К волшбе, как ее здесь зовут. Потому мы не могли... Если бы он хоть раз воспользовался магией, его бы сразу нашли, окружили и уничтожили. А так мы рыскали по лесам, завалам. Я сам излазил все болота...
Он умолк, покачал чашу, взбалтывая воду. Двое воинов, повинуясь его взгляду, воткнули факелы в расщелины, обнажили мечи и встали по бокам мага.
- Найди! - потребовал воевода. - Если он сумел убить бессмертного Турана, то что можем мы?
- Он не пользуется магией, - напомнил Морш. Улыбка на его бледном лице в свете факелов показалась особенно жестокой. - Он теперь не волхв, а ведун.
- Ты смотри, смотри в чашу!
Морш зло отшвырнул чашу, жидкость плеснула на ногу воину с факелом в руках. Тот отпрыгнул в страхе. Чаша со звоном покатилась кругами по камню.
- Полная тьма, - воскликнул Морш зло. - Темнота в одной пещере такая же, как и в другой. Не знаю, где они!
- Надо ждать, пока выйдут? - предположил воевода. - Долго не просидят.
Рядом с Олегом завозился Рудый:
- Дурной, аж гавкает! Но угадал, мне уже скучновато.
Морш в раздумье ходил взад-вперед, процедил сквозь зубы:
- Я уже сообщил Фагиму, что они пойманы. Объяснил, как прикован, где, какими цепями. Фагим очень осторожен, потому и прожил тысячи лет. Сейчас летит сюда... Представляешь, что с нами будет?
Воевода выругался. Воины молча держали факелы над головами, никто не шевелился. Вдруг Морш ударил кулаком в грудь:
- Есть другой путь! Демоны видят в темноте, как и днем.
- Демоны? - прошептал воевода в страхе.
- Да, демоны. Правда, демон всегда утаскивает добычу в свой ад и там пожирает... Так что уже не узнаем, как пленники сумели сбежать... Ладно!
Рудый и Асмунд, что лежали по бокам пещерника, ощутили, как застыло его тело, а дыхание оборвалось. Асмунд пересчитал воинов. Двенадцать, а с воеводой - тринадцать. Крепкоплечие, широкогрудые, массивные. Доспехи блестят, лица в шрамах, бывалые, закаленные. Воевода один стоит троих, самых лучших, но его можно оставить пещернику.
- Попробуем ударить? - прошептал он горячим шепотом.
- Не спеши, - ответил Олег.
- Одолеешь демона? Как Турана?
- Демона никто не одолеет.
ГЛАВА 30
Олег отполз, позвенел чем-то, донесся его слабый шепот:
- Рудый, возьми этот шестопер. Если Рюрик и Асмунд вздумают кидаться мне на выручку - ты знаешь их дурное благородство, бей по головам. Понял?
- Понял, - ответил Рудый радостным шепотом. - Двое в драку, третий в... то место. Бить по их дурным головам. С удовольствием. А зачем?
- Мне ничто не поможет. Я брошусь навстречу, иначе демон сожрет и вас. Рюрик, поклянись, что не сдвинешься с места, пока... пока не увидишь меня мертвым. Потом - можно. Потом все уже можно.
Голос Рюрика был тяжелым, как Черная гора:
- Кто из нас сможет спокойно смотреть, как тебя будут убивать?
- Рудый, - напомнил Олег, с трудом шевеля губами, - бей сильнее! Сам видишь, какие головы.
Посреди пещеры Морш чертил широкий круг - в нем вместилась бы тройка коней. Воины попятились в страхе, прижимались к стенам, и красноватый свет факелов едва достигал середины пещеры, где маг замыкал чародейское кольцо. Трое воинов так старательно отодвигались от страшного круга, что придвинулись к затаившимся русянам на расстояние броска дротика.
Рудый тут же завозился, Олег отобрал у него дротик. Древко было из старого отполированного дерева, наконечник расширялся в середине, при нужде можно было рубануть, как секирой.
Морш закончил чертить круг, отошел на два шага, властно вскинул руки. В середине очерченного места начал подниматься жиденький дымок. Воины отодвинулись еще дальше, железо на них часто звякало. Воевода шагнул в сторону и встал за спину Морша.
В магическом круге вслед за синеватым дымком блеснул красный огонь. Морш начал заклинать громким ясным голосом. Олег вслушивался в гортанные звуки, разбирал с трудом - Морш заклинал демона до времени, периода древних богов и упырей. Красное пламя превратилось в оранжевое, слепящее. Пространство внутри круга заполнилось сизым дымом, шипящими искрами. Дым и огонь поднялись широким столбом, уперлись в высокий свод.
Морш побледнел, потряс кулаками и закричал высоким, отчаянным голосом. Дым поблек, истончился, вдруг прямо из земли поднялось ревущее чудовище, огромное, как сторожевая башня. Растопыренные лапы уперлись в невидимую стену, заскрежетало, острые как алмазы ногти скрипели по незримой магической стене, оставляя оранжевые искры и глубокие борозды.
Демон был ярко-красный, без шерсти, похожий на огромного быка, вставшего на дыбы, лапы - толстые, как бревна, весь сух, поджар - порождение раскаленных песков и безжалостного неба.
- Кто вызывал меня, смертные черви? - проревел демон голосом, похожим на грохот камнепада.
Воины прижались к стенам, вмазываясь в щели между камнями. Факелы дрожали. В пещере стало ярко от адского огня и раскаленного, как слиток железа, демона. Морш отступил на шаг, голос его дрожал:



- Я вызывал, я... Только, хоть и смертный, но я хозяин. А ты, несмотря на мощь и бессмертие, мой слуга. Сейчас я повелеваю!
Демон с бешеным ревом прыгнул на маленькое существо. Невидимая стена глухо звякнула, но выстояла. Демон в ярости, роняя из страшной пасти огненные капли, бился в незримую стену, стучал кулаками, локтями.
- Головой, - посоветовал Морш. Голос его обрел уверенность, а у воинов, глядевших то на демона, то на мага, перестали трястись руки, а факелы, казалось, загорелись ярче.
- Ты в моей власти, - заявил Морш как можно тверже. - Могу оставить тебя здесь навечно.
- В этом аду? - взвыл демон. - Какое поручение, тварь?
Морш оглянулся на воеводу и притихших воинов, напомнил охрипшим от волнения голосом:
- Хозяин.
Демон бросился на стену всем громадным телом, в ярости распахнул красную пасть, блеснули белые зубы - огромные, как швыряльные ножи. Жутко лязгнуло. Воины замерли, но вместо оглушающего рева услышали смиренное:
- Хозяин...
- Слушай, раб. Где-то прячется скиф по имени Олег. Ты должен найти его и схватить.
- Где искать? В каком царстве?
- Где-то рядом. В этих пещерах Черной горы, в норах! Мы нашли бы сами, но нет времени заглядывать под каждый камешек. Он нужен немедленно. Найди его и забирай с собой. На этом твоя служба закончится.
Олег сунул дротик за пояс, неслышно переполз через край, повис на руках. Он смотрел только на огромное чудовище, затем отпустил руки, спрыгнул с высоты двух саженей. Левая нога подвернулась, колено распухло от удара Турана. Олег неловко упал на бок. Морш уже водил ладонями по воздуху, шептал, воины следили за ним остановившимися глазами.
Олег торопливо вскочил, боясь опоздать, бросился, сильно хромая, к магическому кругу, на ходу выдернул из-за пояса дротик.
Двух воинов, стоящих на пути, сбил с ног. Мечи со звоном запрыгали по камням. Воевода обернулся, в глазах вспыхнул страх, в руке блеснула обнаженная сабля.
- А-а... решил погибнуть в бою?
Он заслонил собой мага, растопырил руки, чуть наклонился вперед, изготовился к столкновению с сильно хромающим, избитым в кровь человеком, в руке которого был лишь дротик. Воины встали плечом к плечу, выставили длинные копья. Еще трое отодвинулись, подняли над головами поблескивающие красными искрами сабли.
Олег с разбега метнул дротик. Воевода заорал диким голосом:
- Он метит в мага! Спасайте мага!
Воин толкнул Морша, он упал, дротик пролетел мимо. Морш зло рассмеялся, но увидел лицо пещерника - тот остановился, и в глазах мага вспыхнул дикий страх.
Дротик упал на каменный пол, подпрыгнул, ударился дважды, замер, коснувшись наконечником магического круга. Сильно хлопнуло, будто лопнул надутый бычий пузырь, огненное кольцо исчезло. Дым освобожденно вывалился в пещеру, демон страшно взревел. Огромные лапы вытянулись, не встретил несокрушимой стены. Он ухватил оцепеневшего в ужасе мага:
- Ну, червь?.. Кто теперь хозяин?
Загрохотало, демон провалился в горящую землю. Палящий жар донесся даже до спрятавшихся русичей, а воины пятились, закрываясь руками, забытые факелы хрустели под ногами.
Олег выхватил у опешившего воеводы саблю, ударил рукоятью в голову, услышал хруст. Отшвырнул саблю, побежал, ковыляя еще сильнее, обратно. Двое воинов, которых сшиб в самом начале, выставили мечи. На их лицах были стыд и угрюмая решимость, ждали залитого кровью варвара с холодной уверенностью в глазах.
Олег крикнул хрипло:
- Демон вернулся!.. За вами!
Оба упали, как подкошенные, закрыли головы руками. Олег, как демон, пробежал по их спинам, колено левой ноги совсем распухло, не сгибалось. Внизу хрустело: хребты воинов, его изувеченные суставы...
Олег был на полпути к уступу, уже рассчитал, как отпихнуться правой ногой, чтобы суметь допрыгнуть до края уступа, где таятся друзья, как вдруг стало тяжело дышать, грудь сдавило невидимыми клещами. Он еще бежал, но уже как во сне - все медленнее и медленнее, зависая в воздухе. Наконец тело застыло, словно он, как мошка, попал в густой липкий сок.
Слабо слышались далекие голоса, мелькали пестрые одежды, пахло дымом и гарью. Дважды перед его лицом возникало массивное лицо с выступающими надбровными дугами и низким лбом. У человека были глубоко посаженные маленькие колючие глазки, короткий нос с вывернутыми красными ноздрями и выпирающие далеко вперед огромные толстые губы, а нижняя челюсть уродливо скошена назад.
Вдруг слух Олега разом очистился, словно выдернули заглушки. В пещере разносились отрывистые команды, слышался топот ног, в неподвижном воздухе стоял мощный запах горелого. Олег попробовал шевельнуться, но слушались только губы, шея повернулась с неимоверным трудом. В углу пещеры переговаривались, сблизив головы, люди в одинаковых плащах. Один оглянулся на Олега, быстро подошел. Над Олегом нависло прежнее массивное лицо - Фагим, верховный маг и глава Семи Тайных Владык Мира!
- Мы давно не виделись, отступник, - произнес Фагим.
Голос у него был странный, хрипловато-шершавый. У Олега всегда от него пробегала дрожь. Олег облизал пересохшие губы. Фагим улыбнулся, выпяченные губы выгнулись, как раздувшиеся пиявки, подали знак стражам. Олега ухватили за плечи, бросили на твердое, шершавое, распластали. Он почти не чувствовал рук и ног. Догадался - приковывают металлическими скобами и цепями к ритуальному щиту из сандала, черного дерева и ясеня - дерева магов.
Щит поставили стоймя. Руки и ноги плотно сдавливали широкие скобы из старой бронзы, так любимой магами старого поколения. Жрецы с надвинутыми на глаза капюшонами теснились в углу пещеры. Губы Фагима раздвинулись, обнажив желтые крупные, как у оленя, зубы:
- Прощай, мой самый древний враг.
За стеной ударили в гонг, Фагим пристально всматривался в обезображенное лицо Олега, в запавших глазах верховного Мага было что-то от взгляда огромной древней ящерицы.
- Ты был самым сильным моим врагом, - произнес Фагим, и снова мурашки пробежали по коже Олега.
В пещеру входили старшие жрецы. Их плащи были черного цвета, на лицах темнели ритуальные полоски краски, каббалистические знаки. Они сели на скамейку с резной спинкой, и лишь затем жрецы низшего ранга - в серых плащах - заспешили к простой лавке. Среди них был один - низкорослый, тщедушный, его плащ был не серый, а желтый - цвет ученичества.
На главной скамье осталось место посредине, для Фагима, но верховный маг все еще стоял напротив прикованного врага, разглядывая его в упор. Один из жрецов подбежал, ощупал бронзовые скобы. Фагим зловеще улыбнулся, вскинул руку:
- Строители нового царства!.. Мы отвечаем за светлое будущее всего человечества, всех стран и народов! Мы должны быть нещадными, дабы обеспечить людям счастье, сокрушить врага... Иногда наша колесница застревает на мелких камушках, но... Вот один из этих камушков! Его называют Олегом Богоборцем, ибо в давние времена ратоборствовал с богами, звали Подвигающим Горы. Однажды он воздвиг горный хребет, спасая земледельцев Джамшида от натиска конной орды Турана, убитого сегодня... Этого волхва метили в преемники Пуруши, старого главы нашего Совета Тайных, но он предпочел уйти вовсе, стал отступником!..
Фагим раскинул руки. Плотный воздух вокруг него расслоился, появились плотные зеленоватые волны. Дым стал гуще, принес с собой запахи гнили. Один из старших жрецов поднялся, сказал угрюмо:
- За отступничество изгоняют, но не приковывают к жертвенной плите. Он виноват в чем-то еще?
- Да, - ответил Фагим, - он пошел дорогой ведарства. Не один, это не преступление, но пытался увести за собой тех, кого ведем мы! Жаждет для человечества другого будущего.
Жрец спросил, обращаясь к Олегу:
- Скажи, обреченный, в чем твое отступление от священных принципов Тайных?
Фагим сказал быстро:
- Едва ли это важно...
- Ты его знаешь давно, - ответил жрец упрямо, - я не знаю вовсе. Ответь, обреченный, почему вместо светлого пути избрал тупик?
Олег всматривался в лицо жреца, но широкий капюшон скрывал глаза. Олег ответил, с огpомным трудом пошевелив разбитыми губами, что распухли и почти не двигались.
- Нельзя завести в тупик тех, кто уже в тупике. Это я стараюсь выбраться... Ваш путь страшен, он противен сути человека.
- Чем он неверен? - потребовал жрец.
- У любого мага, - прохрипел Олег с усилием, - даже мага высшей касты, душа должна быть рабской! А это супротив того важного, что живет в нас. Ведуны стараются понять суть... Им нужно знать ответы на все их как и почему. Пока они умеют мало, но все, что получают, это отныне их достояние - не богов! И достояние всех людей. Скиф придумал стремена, Анахарсис изобрел гончарный круг, горящий трут и двузубый якорь, глиняные сосуды научился делать Корив, искусство спаивания и соединения меди нашел скиф Лид...
- Если верить Аристотелю, - прервал жрец. Он откинул капюшон. Олег увидел немолодое лицо, холодные глаза. - А по Феофасту это сделал фригиец Дела!
- Неважно кто! Главное, что едва ведуны придумали колесо, как оно покатилось по белу свету! Кто-то из ведунов сделал топор, а ныне нет народа без топора... А что мы, маги? Мановением руки воздвигаем и рушим дворцы, но не понимаем, как это делается. И невозможно понять - в этом суть магии! Меня это унижает. Мы - рабы своих заклятий! А вот ведуны не гнут спины даже перед Родом. Все что сделали, сделали сами. У них есть то, чего нет у магов, - гордость! Чувство собственного достоинства.
Старший жрец отступил на шаг, сел. Фагим развел руками, повернулся к сидящим на скамье:
- Видите? Посягает на устои. Мы, маги, не пытаемся проникнуть в суть таинств - они в руке бога. Мы лишь посредники между небом и землей. А он сам хочет стать Богом! И сделать им всех людей.
В пещере повисла мертвая тишина. Затем жрец, который говорил с Олегом, медленно вытянул руку вперед, оттопырил палец и резко повернул его вниз. Слева и справа из-под широких складок плащей появились худые руки. Костлявые пальцы один за другим оттопыривались, все указывали вниз. Последний из жрецов заколебался, спросил, обращаясь к Фагиму:
- Ты глава Семи... Не надо ли посоветоваться с остальными Тайными? Ведь это не простой враг, он сам был, как я слышал, одним из Семи... Мы не вправе судить человека такой мощи.
- Я - вправе! - резко сказал Фагим. Запавшие глаза полыхнули красным огнем, словно в пустом черепе на багровые угли дохнул ветер. - Слишком много болтают, они-де - молодое поколение. Я - старый маг, знаю и вижу дальше. Он враг, который должен быть уничтожен немедленно.
Жрец испуганно опустил голову, его палец, опущенный вниз, дрожал. Фагим повернулся к Олегу, в глазах пламя разгоралось ярче:
- Жернова затормозили на тебе малость, но ненадолго...
Воины, спеша и толкаясь, перетащили щит с прикованным Олегом поближе к огню. Фагим подошел к алтарю, взял широкий нож. Пламя заиграло на обсидиановом лезвии. Культ освятил каменные топоры и ножи как священные, а Фагим пришел из тех времен, когда о металле не слыхали. Двое жрецов вынесли из темного прохода Игоря, раздели, положили голышом в каменную чашу на черном алтаре. Олег напрягся в оковах, со страхом думая о Рюрике и Умиле - хватит ли у Рудого сил удержать их на месте?
Игорь тут же сел в чаше, с любопытством вытаращил глазенки на лица, скрытые капюшонами, костры, факелы, воинов.
Из темноты выступила маленькая фигурка в желтом плаще, что волочился по грязному полу. Фагим резко протянул руку с каменным ножом:
- Дочь моя, это твое право - вырезать сердце отступника!
Из разреза в плаще выдвинулась тоненькая голая рука - Олег сразу узнал ее - взяла нож. Другая рука сбросила капюшон. На Олега смотрели глаза Гульчи. Брови были вскинуты так высоко, удивленно, что придавали лицу беззащитное выражение. Нежное лицо с чистой белой кожей без кровинки, губы плотно сжаты. Пальцы сомкнулись на рукояти ножа с такой силой, что костяшки побелели.
- Гульча, - спросил Олег хрипло, - Морш был твоим братом?
Она ответила бесцветным голосом:
- Братом по тайному обществу.
Олег молчал, пристально смотрел на нее. Гульча шагнула. Они оказались лицом к лицу. Ее рука начала отодвигаться для удара. Сердце Олега забилось сильнее, он чувствовал панические толчки, грудь начала вздыматься, уже чувствуя, как треснет плоть под острым краем ножа, и он, Вещий Олег, не смог заглушить холодок страха, хотя старался изо всех сил.
ГЛАВА 31
Их глаза встретились. Ее рука мелко дрожала, Гульча закусила губу. Глаза начали наполняться слезами, Фагим сказал настойчиво:
- Великая честь - бросить сердце врага на алтарь прогресса! Ты сделала, как никто, много, чтобы завести нашего общего врага в смертельную для него ловушку.
Гульча все еще не отрывала взгляда от лица Олега, похожего на кусок сырого мяса. Она видела его таким только однажды: когда он сдался Говарду, чтобы убрать нож от ее горла. Внезапно запруда в чистых глазах переполнилась, озера слез хлынули ручейками по бледным щекам. Она всхлипнула:
- Не могу... Не могу!..
Стражи ухватили ее за локти, усадили с младшими жрецами. Гульча ревела навзрыд, закрыв лицо ладонями. Фагим повернулся к Олегу, крупные зубы блестели, как у древнего пещерного зверя:


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [ 35 ] 36
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Соломатина Татьяна - Приемный покой
Соломатина Татьяна
Приемный покой


Сертаков Виталий - Братство креста
Сертаков Виталий
Братство креста


Шилова Юлия - Девушка из службы «907»
Шилова Юлия
Девушка из службы «907»


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека