Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Сейчас направо, - сказала Мария. - За огородами свернете к озеру и сразу налево, в лес.
- А что значит - пока не закрылось болото? - полюбопытствовал Никифор.
- Это значит, что родная земля слушается нас, - ответила ведунья. - Мы любим ее, и она отвечает тем же. Болотный дух - болотняк позволит нам проехать без помех, как по ровному месту, но тех, кто попробует идти за нами, ждут сюрпризы.
Никифор хмыкнул, но возражать не стал. Он уже начал привыкать к демонстрации сил, которые раньше считая сказочными.
Джип свернул по малозаметной дороге в лес и вскоре приблизился к болоту. Впереди появились кочки, мшистые низинки, заросли осоки, деревья расступились, осинки стали хлипкими, скрюченными, тоненькими. Тарасов остановил машину, оглянулся и встретил взгляд Сергия.
- Поехали, дяденька Глеб, - сказал "серебряный мальчик", одетый в платьице и косыночку, и улыбнулся.
И Тарасов почувствовал прилив уверенности и бодрости.
- Как там в песне поется? - сказал он весело. - Вперед и вверх, а там - ведь это наши горы, они помогут нам? Можно ее спеть иначе: вперед и вниз, а там - ведь это наши болота, они помогут нам...
Джип медленно двинулся через болото...
НОВГОРОД
Триада: Маневр
Утро наступило такое тихое, безмятежное, прохладное и ласковое, что не хотелось думать ни о бегстве и спасении мальчика, ни о черных колдунах, ни о своей собственной судьбе. Зато очень хотелось почувствовать рядом тепло Софьи и поднять на руки девочек, так, чтобы они крепко держались за шею и визжали от притворного страха, как это было на пасеке деда.
Глеб обошел машину, уже остывшую от ночной гонки, справил нужду за кустами орешника и умылся в ручье.
Сзади раздался шорох, потом хрипловатый голос Никифора:
- Доброе утро, капитан. Ты что же, совсем не спал?
- Покемарил полчаса.
- Я тоже. А где наша проводница с мальчиком?
- Очевидно, удалилась по надобности. Живые люди все же, хотя и колдуны.
- Эт точно. А малец мне нравится, ей-богу. Хотел бы и я иметь такого сына.
Глеб промолчал.
Никифор потянулся, отошел за кусты, вернулся, сделал несколько приседаний, глядя на встающее солнце.
- День будет жаркий, однако... кстати, позавтракать бы. Я есть хочу... - Он помолчал. - И пять. Как говорил известный сатирик: ничто так не притупляет голод, как жажда.
- Возьми в сумке плитку шоколада и достань самсунговский термос с чаем, Анфиса приготовила.
-Тогда живем.
Никифор нырнул в кабину, где спал Дмитрий, вылез обратно с шоколадом и термосом. Налил в пластмассовый стаканчик горячего чаю.
- Тебе налить?
- Пожалуй, не откажусь.
Никифор налил чаю и Тарасову, отломил ему полплитки.
- Шоколад не мой, я люблю горький, но за неимением любимого ем всякий. - Капитан налил себе еще чаю.
А хорошие термосы делает "Самсунг". Сам сунг - сам вы сунг, хе-хе.
Глеб улыбнулся.
- Мы действительно похожи, капитан. Иногда даже страшно становится. А сначала ты показался мне...
- Злым?
- Немного угрюмым. Будто непрерывно думаешь о чем-то с угрозой и ожесточением. Или я не прав?
Никифор доел шоколад, завинтил термос, бросил в кабину.
- Ты прав, Тарасов. И я действительно злой. Много лет назад чечены убили моего младшего братишку... голову отрезали... с тех пор я такой. Все никак не могу найти тех подонков. Я и в ЧК, собственно, из-за этого пошел, в надежде на нечаянную встречу. Ведь не секрет, что большинство похищений людей совершают чеченские группировки.
Помолчали, думая о своем. Потом Никифор провел по лицу ладонью, встрепенулся.
- Не будем ворошить прошлое. Мне уже трудно думать о мести.
- Почему?
- Потому что меня угораздило влюбиться в женщину-чеченку. Кретин, да?
Глеб покачал головой.
- Ты ни в чем не виноват. Любовь не спрашивает национальности и всегда находит оправдание. Диана у Дмитрия наполовину татарка, ну и что из того?
- Никифор усмехнулся.
- Ты хороший дипломат, Тарасов. А хороший дипломат всегда знает, что спросить, если не знает, что ответить. Ну, что, будем будить инструктора по выживанию? Или пусть дрыхнет пока? Устал, поди, от переживаний.
Глеб посмотрел на часы.
- Хорошо ничего не делать, а потом отдохнуть. Что-то Мария задерживается.
- Покричать, что ли?
Зашуршала трава под чьими-то ногами, и на опушке леса в двадцати шагах появилась Мария, ведя за руку "девочку" - Сергия в платьице.
- Доброе утро, капитан.
- Доброе, - отозвался Никифор. - Все в порядке? - Скоро увидим, - коротко отозвалась ведунья, наклонилась к "серебряному мальчику". - Есть хочешь, Беленький?
Сергий покачал головой.
- Не-а... пить хочу.
Мария достала термос, налила малышу чаю, отломила шоколаду. Сергий с удовольствием начал лизать плитку.
Все смотрели, как он это делает, испытывая странное чувство родительской нежности пополам с сожалением. Но сожалели они лишь о том, что это был не их сын.
Из джипа вылез, потягиваясь, заспанный Дмитрий, глянул на встающее солнце, на спутников.
- Кого-то ждем?
- Ираклия, - отозвалась Мария. - Он уже должен был быть здесь, но задерживается. Это меня беспокоит.
- Приедет, никуда не денется. Далеко еще до Новгорода?
- Километров двадцать. Садитесь, поехали.
Дмитрий сбегал за кустики, мужчины заняли места, и джип выехал по узкой лесной дороге на шоссе, почти пустое по причине раннего времени.
- Где мы остановимся в Новгороде? - спросил Тарасов, продолжая вести машину.
- Можно у моей тетки Василисы, - предложил Дмитрий. - Она живет одна недалеко от кремля, на улице Толстого.
- Я город не знаю, - предупредил Тарасов, - будете подсказывать, куда ехать.
- Хорошо, едем к твоей тетке, - согласилась Мария, выглядевшая непривычно усталой. - Это неплохо, что она живет рядом с кремлем. Там мы встретимся с Ираклием и разойдемся.
Разговоры прекратились. Все прониклись ответственностью поставленной перед ними задачи и привели себя в состояние боеготовности.
Джип миновал Волотово, поплутал по улицам окраины города, пересек мост через Волхов и вскоре обогнул слева Новгородский кремль. Улица Льва Толстого была короткой и отходила от кремля, как спица колеса от ступицы в числе десятка других таких же улиц-"спиц", упираясь в "обод" - улицу Черняховского. Дмитрий показал поворот, и джип въехал во двор старинного шестиэтажного здания с лепными карнизами.
- Вылезайте, приехали.
- Сначала проверьте, дома ли тетка, и поговорите с ней, - посоветовала Мария. - Вдруг она нас не примет.
- Уверен, примет. - Дмитрий послушался, вылез. Просто ее может действительно не быть дома, она дама подвижная. Сейчас проверю.
Он исчез в подъезде.
- Мне здесь не нравится, - вдруг сказала Мария. - Не могу понять, что именно.
- Конунги? - понизил голос Тарасов, переглядываясь с Никифором.
- Нет, не конунги, их появление "звучит" иначе...
- Работаем! - жестко сказал Никифор, доставая из сумки пистолет и засовывая его под ремень брюк за спиной.
Тарасов тоже достал оружие, но другое - "глушак".



- Сидите в машине, - подмигнул он Сергию, - не высовывайтесь. Мы посмотрим вокруг и вернемся. Ты налево, я направо. Джип из поля зрения не выпускать.
Хмель вышел первым и неторопливо двинулся мимо подъезда, в котором скрылся Дмитрий, К другому подъезду, возле которого стояли несколько стареньких иномарок и новая "Волга" цвета "мокрый асфальт".
Тарасов же пересек уютный чистенький дворик и свернул к дому, стоявшему перпендикулярно тому, в котором жила тетка Булавина. Ему попались навстречу две женщины среднего возраста и девочка, а также старик-инвалид с костылем и крутобедрая девица с ярко-красными губами. На девицу он не обратил внимания, а вот взгляд инвалида Глебу не понравился. Это был взгляд человека, анализирующего ситуацию. К тому же старик не ушел со двора, а продолжал подолгу возиться у мусорных баков, делая вид, что ищет бутылки.
Еще больше не понравилось Тарасову поведение женщин с девочкой. Они вошли в подъезд соседнего дома, вышли, постояли с минуту, о чем-то беседуя, и направились к старику-инвалиду. Затем все четверо посмотрели на джип - одновременно! - и снова разошлись.
"Зараза! - с досадой подумал Тарасов, направляясь к машине. - Это же "матрица слежки"! Мария правильно оценила атмосферу: за двором следят. Неужели нас здесь ждали?.."
Он залез в кабину, проговорил сквозь зубы:
- Влипли! Во дворе засада.
- Я так и поняла, - спокойно отозвалась Мария. - Наверное, за родственниками Булавина, да и за вашими тоже, установлено наблюдение на случай вашего появления. Надо будет учесть это в дальнейшем. Что вы думаете делать?
- Вернутся Никифор и Дима, сообразим.
- Если это засада, почему же на нас не напали сразу, как только мы остановились?
- Они не знают, кто мы и сколько нас в джипе, и как мы вооружены. Стратегия засады - не выявлять себя до самого последнего момента.
- Как же вы определили, что это засада?
Тарасов пошевелил пальцами с легкой улыбкой.
- Флюиды. Я занимаюсь такими делами много лет и подсознание срабатывает само. - Он снова подмигнул Сергию. - Не боишься, Беленький?
- Не-а, - ответил мальчик и ткнул Глебу пальцем в рубашку на груди. - Рука...
Глеб непонимающе посмотрел на свою грудь, потом сообразил, вынул талисман на ремешке.
- Ты это имел в виду? Это амулет, и он действительно называется "Рука Бога". Потрогай, если хочешь, не бойся.
- Я не боюсь.
Сергий дотронулся пальчиком до кругляша амулета, и тот на мгновение оделся сеточкой голубых молний, так что Тарасов едва его не выронил. "Серебряный мальчик" засмеялся.
- Это оберег... хороший внутри... строгий и добрый...
Глеб встретил взгляд Марии.
- Он видит суть вещей, - пояснила ведунья. - Иногда я ему даже завидую. Где же Булавин, в конце концов?
Тарасов спрятал талисман под рубашку, ощущая его необычное тепло. Впечатление было такое, будто он нагрелся на солнце.
- Пойду к нему.
Из подъезда вдали вышел Никифор, направился к джипу, но вдруг замедлил шаг, заметив инвалида у мусорного бака. Инвалид отвернулся. Никифор быстро зашагал к джипу и забрался в кабину.
- Влипли! - выдохнул он, выбирая то же выражение, что и Тарасов. - Это ЧК! Инвалида видел?
-Ну?
- Это сам полковник Гвоздецкий собственной персоной! Жаль, что я его пожалел на базе.
- Ты уверен? С чего бы это твою ЧК направили в Новгород наблюдать за домом родственницы Булавина?
- Не знаю, но факт остается фактом: это Кирилл Наумович Гвоздецкий, начальник ЧК. Он меня тоже узнал.
Странно, что они медлят.
- Я тоже такого мнения.
Хмель и Тарасов обменялись взглядами.
- Дмитрий!
- Точно! Они, наверное, ждали его в квартире одного, и он сам к ним заявился!
- Пошли! - дернулся к дверце Никифор.
- Погоди, давай работать согласованно. Я возьму твоего Гвоздецкого, ты иди выручай Диму.
- Согласен. Ну, с-собаки, неужели они способны выстрелить в своего бывшего сотрудника? Мы же три банды вместе брали!.. - Никифор захватил "ерш" И вылез из кабины, скрылся в подъезде.
- Сядьте за руль, - хладнокровно сказал Тарасов, вылезая. - В случае чего попытаетесь скрыться.
- Стойте! - шепотом воскликнула Мария; глаза ее снова почернели. - Я поняла! Вы не зря удивились, что здесь Булавина ждет ЧК. "Чрезвычайка" не должна была знать о существовании Дмитрия, его знали только профи из ФАС.
- Хорошо, допустим. Что из этого следует?
- Наш главный противник в нынешние времена - НРИ, в руках лидеров которой есть "лунный свет". Понимаете?
- Пси-генератор?
- Система внушения виртуальной, несуществующей реальности.
Глеб зачарованно посмотрел в глаза женщины.
- Вы думаете...
- Они включили "лунный свет"! В Новгороде тоже есть храмы БЕСа, один из них вполне может использоваться в качестве усилителя поля.
- И он сейчас действует на нас!
- Внушая те страхи и опасения, которые мы предполагаем встретить.
- Дьявольщина! Как это можно проверить?
- Никак. Надо только ждать. Если на нас нападут...
Тарасов покачал головой.
- Тогда будет поздно что-либо предпринимать. Мы потеряем свободу маневра и, может быть, свободу вообще. Лучше перебдеть, как говорил киношный герой.
- Хорошо, действуйте, - согласилась Мария, пересаживаясь за руль. - Я буду ждать вас до последнего. Но прошу вас - не начинайте боя без основательных причин, не стреляйте во все, что движется.
- Панике не обучены, - скупо усмехнулся Тарасов, направляясь к инвалиду, присевшему на корточки у последнего мусорного бака с сигаретой в руке.
- Эй, дед, дай закурить.
Старик оглянулся, проворно сунул руку за пазуху, и Глеб, холодея, ожидая выстрела, нажал на спусковую кнопку "нокаута". Инвалид вздрогнул, обмяк, осел на колени, сигарета выпала у него из ослабевших пальцев, а из правой руки тяжело шлепнулся на землю длинноствольный пистолет "волк".
Что-то прошумело над головой.
Голубь?
Глеб поднял голову, но ничего и никого не увидел, хотя ясно слышал удаляющийся шум крыльев.
Что за чертовщина?!
Он с силой протер глаза кулаком, но добился лишь того, что предметы вокруг стали двоиться. А пистолет, выпавший из руки старика, и вовсе исчез.
Что же это творится?!
Кто-то окликнул ею.
Тарасов напрягся, стряхивая налипшую на голову, невесть откуда взявшуюся паутину, и услышал тонкий голос Марии:
- Глеб Евдокимович, сюда!
Ничего не понимая, зашагал к джипу, пошатываясь, но с каждым шагом ему становилось легче и легче, и у машины совсем отпустило. Предметы перестали двоиться и плыть, земля под ногами успокоилась, невидимые птицы перестали летать над головой, исчезла "паутина".
- Что со мной?! - прошептал он.
- Излучение действует на сознание, заставляя вас видеть то, чего нет. Быстрее идите за Хмелем и Булавиным, они не имеют оберега и им труднее отстроиться от воздействия извне. Как бы они не натворили там дел...
Со звоном вылетело стекло на третьем этаже.
Тарасов вздернул голову, оценивал разлет осколков: в стекло явно стреляли. Тогда он побежал.
В подъезде разговаривали двое мужчин, очень похожих на Тихончука и Черкеса, но Глеб помнил слова ведуньи и стрелять в беседующих не стал, лишь крепче сжал в руке талисман.
Взбежал по лестнице на второй этаж, едва не сбив молодого человека (вылитый Роман!), извинился на бегу.
Третий этаж. Три двери. Где же тут квартира тетки Дмитрия? Если судить по разбившемуся окну, то здесь!
Рванул дверь на себя и едва успел уйти от выстрела, в прыжке ударил Никифора по руке.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [ 35 ] 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Ильин Андрей - Третья террористическая
Ильин Андрей
Третья террористическая


Афанасьев Роман - Чувства на продажу
Афанасьев Роман
Чувства на продажу


Бажанов Олег - Пришедшие отцы
Бажанов Олег
Пришедшие отцы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека