Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Кто-то сказал: "Надо уметь строить отношения..." Это проецировалось на
мужчину и женщину. Строить можно сарай, но не отношения. Либо они есть, либо
их нет... Иногда я с ужасом спрашивала себя: "А если бы мы с Вами всегда
были вместе? Если бы провели под одной крышей не те прекрасные месяцы, что
подарила судьба, а долгие годы?" Ведь все кругом уверяют, что рано или
поздно любовь становится бытом... Наверное, самое страшное -- это разрешить
себе привыкнуть к счастью, которое есть любовь. Представьте себе, если бы к
верующей бабульке пришел Христос и сказал: "Матушка, я хочу пожить у вас..."
Как бы она, верно, была счастлива! Но Христос ведь не мог без людей, он
служил им, и через год бабульке сделалось бы трудно терпеть множество гостей
в своей маленькой избеночке... Неужели она бы перестала видеть в нем чудо и
стала бы просить его пораньше заканчивать свои проповеди, не оставлять на
ночь паломников и не забывать колоть дрова для печки... Неужели
кратковременность счастья есть гарантия его постоянности? Но ведь это
несправедливо! И я возражаю себе: не нам судить о справедливости, это
понятие в людях субъективно и мало. Только высший суд определяет правоту
человеческую: Кукольник умер, осиянный славой и любовью публики, а Пушкина
тайком увезли на скрипучих дрогах в могилу, но кто остался?!
Вспомнила стихи. Увы, не мои. Вы знаете, чьи они. В них ответы на многие
вопросы, которые живут во мне постоянно: "Я жду, исполненный укоров, но не
веселую жену для задушевных разговоров о том, что было в старину. И не
любовницу: мне. скучен прерывный шепот, томный взгляд, и к упоеньям я
приучен, и к мукам горше во сто крат. Я жду товарища, от Бога в веках
дарованного мне за то, что я томился долго по вышине и тишине. И как
преступен он, суровый, коль вечность променял на час, принявший дерзко за
оковы мечты, связующие нас..."
Как прекрасно это, как избыточно: "Принявший за оковы мечты".
Не в этом ли разгадка всех споров о том, что такое любовь? Не оковы.
Мечты.
Любовь, у меня все очень хорошо, веду класс, Санечка чувствует себя
прекрасно, начал занятия в университете.
Я отмечаю каждый день в календарике не потому, что он прошел, а оттого
лишь, что он приблизил меня к Вам.
И еще... Когда я отдыхала в санатории, спасибо Вам за это, лечащий врач
сказал: "Бытие человеческое расписано, словно медицинские процедуры,
особенно бытие женщины: сначала влюбленность, потом близость, затем
пресыщение и переход в новое физиологическое качество-- продолжение рода;
ребенок, иная форма нежности, новая ее сущность; разрыв между иллюзиями поры
влюбленности и прозой пеленок и недосыпания, когда у продолжателя режутся
зубы; постепенный перенос нежности на младенца; неосознанная ревность
мужчины, .робкий поиск иного идеала, внутренний разрыв с прошлым;
сохраняемая связь -- дань долгу. Эрго -- любовь убита физиологией, вечной,
как мир".
Сначала я с ужасом отвергла эту теорию, столь цинической и гадостной она
показалась мне. Потом подумала, что у нас все было бы иначе. У нас не было
бы оков, мы бы жили мечтою, правда? Нет. Не правда. Вы всегда жили своими
"читателями"... Неужели и нас могла постичь участь всех тех, кто, по
уверениям врачевателя, существует по раз и навсегда утвержденным законам
физиологии?! Тогда спасение в разлуках! Они дают силу мечтать и просыпаться
каждый день с новой надеждой на близкую и счастливую, хоть и недолгую,
встречу...
Я надоела Вам своим раздрызганным и грустным письмом?
Не сердитесь, потому что Вы приучили меня к открытости. Вы не
представляете, какой страшный бич женщины -- закрытость, тайна, думочки...
Ах, как они отвратительны! Я ненавижу их, гоню прочь, но они то и дело,
словно чертики, хихикая и зло усмехаясь, рождают в душе ужас и недоверие.
Я заклею это письмо, положу его в конверт, оденусь и пойду гулять по
Кольцу, посижу на скамейке возле Пушкина, остановлюсь около Тимирязева,
которого с некоторой пренебрежительностью называют "популяризатором", но
ведь истинное популяризаторство есть превращение сложного в доступное всем!
Это поднимает человечество на новую ступень знания, которое только и может
спасти мир от ужаса... Не красота, нет... Федор Михайлович был неправ...
Спасти мир красота не в силах, только Мысль и Знание -- составные части
Достоинства...
Любовь, я счастлива, .что смогла поговорить с Вами.
Спасибо за это.
Я снова ощутила Вашу сухую ладонь с длинной и резкой линией жизни.
Как только Вы вернетесь, отдохнете у себя, жду Вас на Фрунзенской, в
гости, будем пить кофе. А потом пойдем бродить... Втроем...
Храни Вас судьба, я прошу об этом каждое утро и каждую ночь..."
Когда Сашенька написала девять писем, приехал тот же штатский. Темнело,
луна начала серебрить море.
-- Накиньте плащ, -- посоветовал он, -- я хочу пригласить вас на
вокзал... Она вскочила со стула:
-- Приехал Санечка?!


На вокзале, однако, сына не было. Ее посадили в "сто-лыпинку" и отправили
этапом в Москву. Абакумов получил у Сталина санкцию на приведение в
исполнение приговора: "высшая мера социальной зашиты"; Сталин посмотрел на
карандаш -- цвет грифеля был красный.
16
...Больше всех на свете министр Абакумов любил свою дочь, брал ее s собою
на отдых в Мисхор, жену отправлял отдельно, на Кавказ. В Кисловодске для нее
оборудовали "спецномер" из двух комнат; привозили особое питание, из
Железноводска три раза в день гнали "ЗИС" с теплой минеральной водой,
подавали в кровать, наливая в хрустальный стакан из большого английского
термоса, который в свое время прислал в подарок посол Майский.
Получив эту уникальную вещицу, Абакумов с какой-то внезапно возникшей в
нем горечью подумал: "А вот снять с тебя наблюдение, запретить запись
каждого твоего слова, милый Иван Михайлович, я все равно не могу... И
поправить что-то в расшифрованных записях твоих разговоров с женой,
Фадеевым, академиком Несмеяновым, Эренбургом, поваром Игорем (псевдоним
Мечик), Антони Иденом, когда он завтракает у тебя, Рандольфом Черчиллем,
когда он у тебя пьет (называется "ужин"), секретарем Галиной Васильевной
(псевдоним Бубен) я лишен права. Сталин Сталиным, но окружен-то я чужими,
здесь, в этом доме...
Впрочем, наиболее рискованные высказывания Майского, которые нельзя было
утаить от Хозяина, он сопровождал замечанием:
-- Порой на язык он слаб, что верно то верно, но с противником работает
виртуозно. Это перекрыто другой информацией, товарищ Сталин. Видимо, иначе с
англичанами нельзя.
Сталин пожал плечами:
-- А что, Эренбург тоже англичанин? Или Майский и с ним работает? Он
меньшевик, как и Эренбург... Только Илья рисовал карикатуры на Ленина в
паршивых парижских изданиях, а Иван сидел в министрах у Колчака...
Превозмогая себя, потухшим голосом Абакумов ответил:
-- Я понял, товарищ Сталин-Сталин устало отвалился на спинку кресла,
потом, испугавшись, что этот красавец, косая сажень в плечах, увидит его
старческую немощь, резко придвинулся к столу:
-- Ну и что же вы поняли?
-- Материалов достаточно на обоих: были знакомы с Бухариным, Зиновьевым,
Рыковым, Радеком, дружили с Мейерхольдом, Мандельштамом, Тухачевским...
Сталин собрал тело, заставил себя легко подняться из-за стола, походил по
кабинету, не вынимая трубки изо рта, но не куря ее, а лишь посасывая;
расхаживал бодро, хотя мучительно болела вся правая часть тела и пальцы
леденели. Потом наконец остановился перед Абакумовым и, не отводя рысьих
глаз с постоянно менявшимися зрачками от его лица, спросил:
-- Кандалы у вас есть?
-- Только наручники, товарищ Сталин. У нас в тюрьмах нет кузниц:
Дзержинский приказал уничтожить...
-- Меня интересует: у вас с собою есть эти самые наручники?
-- Товарищ Сталин, никто из входящих к вам не имеет права носить с собой
не только оружие, но и любой металлический предмет... Я подтвердил это
указание тридцать четвертого года новым приказом...
-- Что, боитесь, Ворошилов меня саблей зарубит? -- хмуро усмехнулся
Сталин. -- Или Молотов маузер вытащит? Он слепой, стрелять не умеет, да и от
страха помрет... Зря, что не принесли с собою наручники. -- Сталин
по-арестантски протянул ему руки. -- Вам бы меня надо первым сажать в
острог... Я ведь ближе, чем Майский и Эренбург, сотрудничал и с Бухарчиком,
и с Каменевым... Он меня Коба звал, я его Левушка... Да и председатель
Реввоенсовета! для меня был не Иудушкой, а товарищем Троцким...
Зрачки его глаз расширились, словно после кокаина, в них была тоска и
ненависть, говорил, однако, с усмешкой, лицо жило своей жизнью, только глаза
ужасали, особенно бегающие зрачки.
-- Ну, что ж не сажаете? Я ведь для вас сладок... Какой процесс можно
поставить?! Жаль, хороших режиссеров не осталось...
Сталин вернулся к себе за стол, Абакумову кивнул на стул, снова пыхнул
пустой трубкой (профессора Виноградов и Вовси советовали не отказываться от
привычки сосать трубку, запах табака постоянен. "А если уж невтерпеж, пару
раз пополощите рот дымком, стараясь не затягиваться. Хоть здоровье у вас
богатырское, но и богатырям надо уметь себя щадить".)
-- При ком в нашу партию вступил' бывший меньшевик Майский? -- сурово
спросил Сталин, не спуская глаз с Абакумова.
Тот молчал.
Сталин отчеканил:
-- При Ленине. Более того, Ленин публично перед ним извинился в прессе за
какую-то неточность в своем выступлении. При ком в нашу партию вступил
Вышинский, бывший террорист, меньшевик и преследователь Ильича в июньские
дни? А? Что молчите? Боитесь попасть впросак? При Ленине! Ему этот вопрос
докладывал Молотов, и Ленин согласился с необходимостью принять в партию


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Андреев Николай - Третий уровень. Тени прошлого
Андреев Николай
Третий уровень. Тени прошлого


Шилова Юлия - Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях
Шилова Юлия
Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях


Афанасьев Роман - Огненный дождь
Афанасьев Роман
Огненный дождь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека