Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Обрадовался и он:
-- Второго сами знаем: Толя Фёдоров. Но интересует нас не он.
-- Правильно! -- загорелся я. -- Надо брать толстяка!
-- Ты его, видно, любишь! А водку хлестал с ним стаканами!
-- Кавказский обычай! -- застеснялся я. -- Зато потом яйца ему
выкручивал! Ты не видел. Сидел уже здесь.
-- Намекаешь? -- застеснялся и он. -- Я, к твоему сведению, девочке
показывал как ей позже с толстяком этим, с Гуревичем, себя вести, понял?
Семинар проводил! -- и негромко рассмеялся.
-- С каким это ещё Гуревичем? -- не понял я.
-- С Гуревичем, с дружком твоим, которого ты сперва лобзаешь, а потом
требуешь брать! -- и хмыкнул.
-- С толстяком что ли? Хорошо же работаете! Айвазян фамилия! Знаю его с
детства! Гуревичами у него и не пахло!
Бобби заметно огорчился.
-- Это хорошо, что не пахло! -- рассудил он. -- То есть хорошо для
него, а для нас как раз плохо. Значит, водит, сволочь, за нос и нас...
Хитёр! Это тебе не Фёдоров! -- и качнул головой. -- Всё отменяется!
-- Что отменяется? -- полюбопытствовал я.
-- Всё! -- объяснил он. -- До встречи с Кливлендом всё отменяется! В
том числе и эта девочка. А с тобой нам как раз надо обо всём поговорить. О
Гуревиче. Об Айвазяне, то есть. Сесть и по-дружески так, знаешь,
поговорить... Сам захочешь помочь.
-- Не думаю, -- признался я.
-- Обязательно захочешь... Здесь всё связано! С тобой, я слышал, уже
говорили о генерале Абасове. Всё связано: Гуревич этот, то есть Айвазян, как
говоришь, и Абасов! И библия, конечно! С тобой же говорили и о ней, ну!
Почему не доверяешь? Я же тебе доверяю...
Я подумал надо всем и обрадовался. Не доверию ко мне, но тому, что я
понадобился Бобби.
-- Знаю, что доверяешь, -- сказал я ему. -- Всё-таки долго за мной вы
следили! И много прошло времени! А во времени, Бобби, всё меняется. Это
раньше я беседовал бесплатно. А теперь я, как все на свете, американец.
Теперь без гонорара не здороваюсь.
Мне показалось, что Бобби испытал приступ жажды:
-- С деньгами не я решаю, -- и закурил.
-- Десять долларов! -- выпалил я и снова отвернул голову.
Наступила пауза, заполненная клубами сигаретного дыма.
Нас с Бобби выхватил вдруг из темноты дрожащий луч велосипеда. Правил
им какой-то усач в белых ботинках и красных рейтузах. Он посмотрел на нас
ищущими глазами, но тоже, подобно нам, постеснялся и отвернулся. Я проводил
его сердитым взглядом, а потом вернулся к Бобби.
Лицо у него, всё в дыму, было озадаченным. Очнувшись, он полез в
карман, вытащил оттуда бумажник, а из него - две десятки. Я взял обе и
догадался, что Нолик, свинья, вырос в важного гуся. Уже захлопнув за собою
дверь, Бобби обернулся ко мне и добавил:
-- Кстати, не надо Кливленду про семинар, ладно?
Я вернулся теперь уже к правой дверце. По-прежнему постучался локтём в
стекло и попросил семинолку опустить его. Лицо у неё было испуганное.
Протянув ей одну из моих десяток, я сказал:
-- Это тебе в знак извинения. За перерыв в семинаре! -- и подмигнул ей.
-- А с толстяком этим, с Гуревичем, отменяется! Но ты не горюй: там у него
внизу трогать нечего! Жидковато!
Она сперва растерялась, но потом, когда Бобби грохнул со смеху, - хотя
опять же ничего не поняла, - рассмеялась и сама.





63. Не было уже и в душе никакого отчаяния

Уже через десять минут я сожалел, что проявил расточительство и
поддался страсти к эффектам: пакистанец, продавец бензина, не соглашался
доверять мне канистру и требовал за неё пятёрку. Я предлагал трёшку. На
большее не имел права: десять долларов минус восемь за бензин и канистру
только и оставляло мне шанс на проезд в тоннеле.
-- Слушай, -- хитрил я, -- не торгуйся, как жид! Ты же - слава небесам
- мусульманин!
Мерзавец антисемитом не оказался.
-- Все под Богом равны! -- объявил он мне и показал на Него тощей
рукой. -- Пять - и ни центом меньше!
Я потребовал менеджера.
-- Мистер Бхутто дома, -- ответил пакистанец.


-- Мистер Бхутто - мой приятель, -- попробовал я.
-- Тогда я ему позвоню, -- сказал он. -- Поговори!
-- Так поздно? -- возмутился я. -- Я же интеллигент!
-- Поговорю я, -- согласился он и позвонил.
Разговаривал долго. По-пакистански. Поглядывал на меня и, видимо,
описывал, но мистер Бхутто отказывался меня признать.
Пакистанец спросил меня - какая у меня машина. Я ответил, что у меня их
три: "Додж", "Бьюик" и ещё одна, третья. Какая, спросил пакистанец. Я
бесился и не мог вспомнить ещё какую-нибудь марку. Ответил обобщённо:
Японская.
Потом он с Мистером Бхутто опять стал о чём-то говорить. Продавец
размахивал короткими руками, ронял трубку, перехватывал её на лету и вздымал
глаза к Главному менеджеру. То ли благодарил Его, то ли извинялся за
оплошность. Наконец, спросил моё имя.
-- Джавахарлал! -- объявил я.
Он перевёл информацию на другой конец провода. Потом снова повернулся
ко мне и спросил фамилию.
-- Неру! Джавахарлал Неру!
Мистер Бхутто велел ему описать меня подробней. Облегчая продавцу
задачу, я стал медленно поворачиваться вокруг оси. В голове у меня не было
ни единой мысли. Не было уже и в душе никакого отчаяния. Была только - всюду
- усталость.
Пакистанец опустил трубку и доложил, что Мистер Бхутто передал мне
привет, но меньше, чем за пятёрку канистру не отдаёт.





64. Побеждённые, потерянные и жаждущие тепла

Шагая по улице с тяжёлой канистрой без цента на тоннель, я снова увидел
велосипедиста в мерцающих ботинках и красных рейтузах. Он оглянулся на меня
ещё раз. А может быть, подумалось мне, он вовсе и не педик. Может быть,
смотреть ему больше не на кого. Или хочет сообщить, мне что канистра моя
протекает.
О Нателе, с которой мне ещё предстояло оказаться наедине, я старался не
думать. Я ощущал перед ней неясную вину, хотя сейчас уже жизнь тяготила и
меня. Когда затекла рука, я остановился у края тротуара и облокотился на
белый "Мерседес". Отдышавшись, пригнулся к канистре, но прежде, чем
приподнять её с тротуара, обомлел.
Я увидел покойника!
Прямо перед носом.
Покрытый чёрным пледом и с торчащими наружу ботинками, он лежал на
хромированной каталке, застрявшей между запаркованными машинами.
Я огляделся.
Всё показалось мне мёртвым. Здания, выстроившиеся вдоль улицы, пустые
автомобили вдоль тротуаров, деревья, афишные тумбы, телефонные будки - ничто
не двигалось. Что же он тут делает? - подумал я в ужасе о трупе и медленно
зашёл ему в изголовье. Потом осторожно приподнял плед и вздрогнул ещё раз,
ибо в полумраке покойник обрёл конкретность.
Это был мужчина моих лет. В тёмно-синем пиджаке поверх белоснежной
рубашки и с широкой красной бабочкой. Лицо - совершенно белое - выражало
недовольство, одна из причин которого представилась мне очевидной: ремень,
пристёгивавший труп к каталке, был затянут на груди чересчур туго.
Очевидной же представилась мне и другая причина его недовольства. Лежал
он на каталке как-то сам по себе, без присмотра, одинокий и, несмотря на
парадный вид, потерянный.
Вот именно! - догадался я. Он ведь, наверное, и есть потерянный!
Закатился сюда и застрял между машинами. Но откуда?
Я опустил плед ему на грудь и снова осмотрелся, теперь уже
внимательней. Вокруг было безмятежно. Обычно. За перекрёстком, в свете
открытой парадной двери под козырьком, я различил двух живых людей. У одного
из них светились фосфором ботинки. Присмотревшись, я различил в полумраке
прислонённый к дереву велосипед и поспешил к перекрёстку.
Оба обернулись ко мне, и один оказался, как я и ждал, знакомым - в
белых ботинках и красных рейтузах. Я остановился поодаль и уставился на
второго мужчину. Хоть и не знакомого мне, но зато облачённого в солидный
фрак с атласными лацканами.
-- Кого-нибудь ждёте? -- начал я.
-- Ищем, -- ответили рейтузы.
Я обрадовался:
-- В синем пиджаке, да? В чёрных ботинках?
-- Может быть! -- обрадовался и фрак.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Посланник
Прозоров Александр
Посланник


Шилова Юлия - Наказание красотой
Шилова Юлия
Наказание красотой


Шилова Юлия - Дневник эгоистки, или Мужчины идут на красное
Шилова Юлия
Дневник эгоистки, или Мужчины идут на красное


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека