Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

смертном муже таился еще другой, иной, токмо наблюдающий этот мир,
бесконечно терпеливый и мудрый. Глянул - и, не вопросив, понял все. Роман
рухнул на колени.
- Благословляю тебя, чадо, на сей труд и радую за тебя! - произнес
Сергий.
Романа еще надо было ставить во священники, потом в игумены, но это
все будет после, позже! Теперь он отправится вместе с Сергием на Москву.
Остальные же побредут прямо к Троице с благою вестью о возвращении
игумена.
И вновь Сергий прислушивается к себе, и река несет и несет свои воды,
ударяя в берег, и высит стройная, уже потемнелая от ветров и погод церковь
у него за спиной...
Он встал, велел созвать всех, троекратно облобызал каждого из иноков.
Принял посох. Выходя из ворот уже, вновь оглянул творение рук своих,
оглянул столпившую семо и овамо братию, столь уже привыкшую к нему как к
наставнику своему, понял в сей миг, что невестимо свершил еще один подвиг,
надобный родимой земле, и с тем, просветлевши лицом, благословил обитель.
Потом оборотился и пошел, уже не оглядываясь назад. Роман и московские
посланцы поспешали следом. Архимандрита с игуменом в ближнем селении ждали
кони, Сергий же с Романом намерились, по обычаю преподобного, весь путь до
Москвы проделать пешком.
Апостолы ходили из веси в весь, из града в град пеши, своими ногами.
Как знать, не самое ли это правильное и для всякого из нас, живущих на
этой земле!

ГЛАВА 39
Алексий ждал и принял Сергия, отложивши все прочие дела. Назавтра
днем сам рукоположил во дьякона и затем во пресвитера Сергиева ученика
Романа, сам и отослал его игуменствовать на Киржач.
Когда уже все было свершено, пригласил радонежского игумена к себе в
келью вместе с архимандритом Павлом.
- Труднейшее хочу поручить тебе, брат! - начал Алексий, не ведая еще,
как вести разговор о нижегородских труднотах.
- Хочешь, владыко, послати мя в Нижний Новгород? - вопросил Сергий,
спрямляя пути разговора и сминая все Алексиевы хитрые замыслы. Как понял,
как узнал он, о чем его попросит митрополит, Алексий не спрашивал.
Помолчав, сказал:
- Борис не по праву сидит на нижегородском столе! - И, уже торопясь,
дабы Сергий вновь не обнажил своего сокровенного знания, добавил: -
Дмитрий Константиныч согласен подписать ряд с Москвой, отрекаясь от
великого княжения!
- Ему привезли ярлык? - безжалостно вопросил Сергий.
- Да, от Азиза-царя! - отмолвил Алексий уже несколько резко.
Архимандрит Павел только вздыхал, глядя то на того, то на другого.
- Борис должен уступить город и подписать грамоту об отречении? -
строго спросил Сергий, утверждая.
- Да.
- Князь Борис получил от царицы Асан ярлык на Нижний Новгород! -
порешил вмешаться архимандрит Павел. Сергий кивнул. Видимо, он знал и это.
Знал он, оказывается, вернее, предвидел и закрытие церквей,
предложенное Алексием. Произнес только, осуровев лицом и не обращаясь ни к
кому:
- Мор!
И стало ясно, что мера эта и жестока и груба...
Было в лице Сергия нечто новое, не усталость, нет! По-прежнему румяны
были впалые щеки и здоровою - худоба, и стан прям, и руки, большие руки
плотника, крепки и чутки. Но что-то прежнее, юношеское, что так долго
держалось в Сергии, изменилось, отошло, отцвело. Спокойнее и строже стали
очи, не так пышны потерявшие яркий блеск волосы. Верно, когда уже
переваливает за сорок, возраст сказывается всегда. Возраст осени? Или все
еще мужества? Возраст свершений! Для многих - уже и начало конца... И
Алексия вдруг охватил испуг, он устрашился движению времени, явленному ему
в этом дорогом лице. Но Сергий снова глянул ему в глаза, улыбнулся
чуть-чуть, лишь две тонкие морщинки сложились у глаз, словно возвратясь из
вечности приветствовал здешних, смертных, поверивших было его гибели.
- Ты разрешишь мне, владыко, прежде побывать у Троицы?
Алексий с жаром принялся объяснять, что да, конечно, что он и
посылает его не иначе как троицким игуменом и потому тем паче...
Все это было неважно. Сергий шел в Нижний, ибо правда была все-таки
на стороне Дмитрия Константиныча, и потому, что он знал другое: что все
это - и княжеская грызня, и споры из-за великого стола - тоже неважны.
Придет неизбежный конец, уравнивающий всех, и думать надо о вечном,
сбирать богатства, коих червь не точит и тать не крадет. И пока сего не



поймут, все будет так, как есть, и не пременит течения своего. Даже
невзирая на необходимые в мире сем усилия кир Алексия.
Архимандрит Павел, поняв нечто, трудно выразимое словом, вышел
первый. Они остались одни.
- Простишь ли ты меня, Сергие? - вопросил Алексий.
- Ты взял крест на рамена своя, - возразил Сергий, стараясь оттенком
голоса смягчить суровость слов, - и должен нести его до конца! - Помолчал,
прибавил негромко: - На худое меня не зови. Токмо на доброе! - И еще
помолчал и рек твердо: - Смирять братьев надобно! Это мой долг, как и
твой!
Они молча троекратно облобызались. И опять у Алексия, отягченного
годами и властью, возникло чувство, что он - младший и днесь целует
учителя своего, без которого ему трудно, очень трудно жить на земле!
Когда наутро другого дня Сергий подходил к горе Маковец, у него
сильно билось сердце и пересыхало во рту. Он остановился и долго стоял,
смиряя себя и собираясь с духом.
Его все же заметили - или знали, разочли его прибытие? Бил колокол.
Иноки вышли и стояли рядами вдоль пути, иные падали ничью.
Те из братий, кто хулил Сергия и радовал его уходу, исчезли
предыдущей ночью, сами покинули обитель, прознав о возвращении игумена,
так что и выгонять ему никого не пришлось.
Стефан сожидал его в келье. Когда Сергий вошел, брат стал на колени,
склонил чело и глухо повестил, что понял все и теперь готов уйти из
монастыря. Сергий молча поднял его с колен и поцеловал в лоб, произнеся
токмо:
- Прости и ты меня, Стефане!
Затем они оба долго молились в келье, стоя на коленях перед аналоем,
меж тем как Михей за стеною в хижине хлопотливо готовил покой к
праздничному сретению любимого учителя, а учиненный брат уже созывал
иноков к молебствию и торжественной трапезе.
Перебыв в обители самое малое время, Сергий в сопровождении
архимандрита Павла, игумена Герасима и нескольких отряженных с ним попов и
иноков вышел в путь. Тяжкая оперенная стрела с тихим жужжанием вылетела,
толкаемая тетивою владычной воли, и теперь устремилась к цели.

ГЛАВА 40
Посольство Сергия было столь невелико и не пышно, что его вовсе не
заметили в Нижнем Новгороде. Кучка пропыленных, умученных жарою
странствующих иноков переправилась на дощанике через Оку и от перевоза
неспешно устремила стопы в гору, по направлению к городу. Их не остановили
в воротах, поскольку иноки повестили, что идут в Печерский монастырь к
игумену Дионисию.
Они действительно прошли через город не останавливаясь, только
озираясь кругом, разглядывая наспех сооруженные Борисом валы,
полуобвалившиеся кое-где, когда весенние воды подмывали мерзлую и потому
рыхлую осыпь. Там и тут суетились работники, довершая и доделывая. И все
же полный обвод городовых стен был сотворен и потребовал бы в случае осады
города и приступа немалых усилий.
В монастыре путников ждали. Игумен Дионисий сам встречал важных
гостей, ибо извещен был уже о том, что епископия Нижегородская отошла в
ведение Алексия, и о посольстве был предупрежден заранее скорым гонцом.
Он, впрочем, до самого прихода Сергия не ведал, как ему поступить.
Сергий, с которым они изредка пересылались грамотами, не был в Нижнем
несколько лет, и теперь (после богослуженья и трапезы) они сидели вдвоем,
прямь друг друга, вглядываясь и привыкая к приметам быстротекущего времени
на знакомом лице.
Солнце низилось, претворяя свои лучи в старое золото, безоблачный
жаркий день изгибал, и Волга, видимая отселе в небольшие, в два бревна,
прорубленные оконца, играла лениво и успокоенно, стремясь и стремясь
безостановочно в дикую татарскую степь.
- Князь Борис имеет ярлык от татарского царя! - говорил Дионисий,
беспокойно ходя по горнице.
- От болгарского царя и царицы Асан! - уточнил Сергий.
- Андрей сам на смертном ложе уступил ему город! - возвысил голос
Дионисий. Он мучился тем, что вынужден говорить все это духовному мужу,
коего чтил высоко и с которым совсем не об этом хотелось бы ему
беседовать. - Не ведаю даже, примет ли он вас! - Дионисий смущенно пожал
плечами, скосил взгляд на Сергия: не сердится ли тот?
Но Сергий сидел вольно, отдыхая, и светлым взором следил Волгу,
посвечивающую золотыми искрами сквозь путаницу ветвей. Усмехнулся,
вопросил, где та келья, в коей они беседовали когда-то, в первый
отроческий приход Сергиев к прославленному уже тогда игумену.
- Сгорела, - ответил Дионисий. - Три раза горел монастырь, все тут


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Маяк Хаагард
Володихин Дмитрий
Маяк Хаагард


Посняков Андрей - Первый поход
Посняков Андрей
Первый поход


Афанасьев Роман - Эксперимент
Афанасьев Роман
Эксперимент


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека