Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

один раз стряхнули авторучку. Потом и спальни снова вышел молодой человек,
на этот раз без портфеля и без пиджака, в домашних шлепанцах, с газетой в
одной руке и с полным стаканом в другой. Он сел в свое кресло под
торшером, и сейчас же из спальни появился долговязый с подносом, который
он тут же поставил на стол. На подносе стояла початая бутылка скотча,
стакан и лежала большая квадратная коробка, обтянутая синим сафьяном.
- Сначала формальности, - сказал долговязый. - Хотя нет, подождите,
сначала второй стакан. - Он огляделся, взял с письменного столика
стаканчик для карандашей, заглянул в него, подул и поставил на поднос. -
Итак, формальности, - сказал он.
Он выпрямился, опустил руки по швам и строго выкатил глаза. Молодой
человек отложил газету и тоже встал, скучающе глядя в сторону. Тогда
Виктор тоже поднялся.
- Виктор Банев! - провозгласил долговязый казенно-возвышенным
голосом. - Милостивый государь! От имени и по специальному повелению
господина Президента я имею честь вручить вам медаль "Серебряный
Трилистник Второй Степени" в награду за особые заслуги, оказанные вами
департаменту, который я удостоен здесь представлять!
Он раскрыл синюю коробку, торжественно извлек из нее медаль на белой
муаровой ленточке и принялся пришпиливать ее к груди Виктора. Молодой
человек разразился вежливыми аплодисментами. Потом долговязый вручил
Виктору удостоверение и коробку, пожал Виктору руку, отступил на шаг,
полюбовался и тоже похлопал в ладоши. Виктор, чувствуя себя идиотом, тоже
похлопал.
- А теперь это надо обмыть, - сказал долговязый.
Все сели. Долговязый разлил виски и взял себе стаканчик для
карандашей.
- За кавалера "Трилистника"! - провозгласил он.
Все снова встали, обменялись улыбками, выпили и снова сели. Молодой
человек в очках тут же взял газету и закрылся ею.
- Третья степень у вас, кажется, была, - сказал долговязый. - Теперь
вам еще первую, и будете полным кавалером. Бесплатный проезд и все такое.
За что третью схватили?
- Не помню, - сказал Виктор. - Было там что-то такое, убил, наверное,
кого-нибудь... А, помню. Это за Китчиганский плацдарм.
- О! - сказал долговязый и снова разлил виски. - А я вот не воевал.
Не успел.
- Вам повезло, - сказал Виктор. Они выпили. - Между нами говоря, не
понимаю, за что мне дали эту штуку.
- Я же сказал: за особые услуги.
- За Суммана, что ли? - произнес Виктор, горестно усмехаясь.
- Бросьте! - сказал долговязый. - Вы же важная персона. Вы же там, в
кругах... - Он неопределенно помахал пальцем возле уха.
- В каких там кругах... - сказал Виктор.
- Знаем, знаем! - лукаво закричал долговязый. - Все знаем! Генерал
Пферд, генерал Пукки, полковник Бамбарха... Вы - молодец.
- В первый раз слышу, - сказал Виктор нервно.
- Начал это дело полковник. Никто, сами понимаете, не возражал - еще
бы! Ну, а потом генерал Пферд был на докладе у Президента и подсунул ему
представление на вас... - Долговязый засмеялся. - Потеха, говорят была.
Старик заорал: "Какой Банев? Куплетист? Ни за что!" Но генерал ему эдак
сурово: надо, ваше высокопревосходительство! В общем, обошлось. Старик
растрогался, ладно, говорит, прощаю. Что там у вас с ним случилось?
- Да так, - неохотно сказал Виктор. - О литературе поспорил.
- Вы действительно пишете книжки? - спросил долговязый.
- Да. Как полковник Лоуренс.
- И прилично платят?
- ...
- Надо будет и мне попробовать, - сказал долговязый. - Времени вот
только нет свободного. То одно, то другое...
- Да, времени нет, - согласился Виктор. При каждом движении медаль
покачивалась и стучала по ребрам. От нее было ощущение, как от горчичника.
Хотелось снять, и тогда сразу полегчает.
- Вы знаете, я пойду, - сказал он поднимаясь. - Время.
Долговязый тотчас вскочил.
- Конечно, - сказал он.
- До свидания.
- Честь имею, - сказал долговязый. Молодой человек в очках приспустил
газету и поклонился.
Виктор вышел в коридор и сейчас же содрал с себя медаль. У него было
сильное желание бросить ее в урну, но он удержался и сунул ее в карман. Он
спустился вниз на кухню, взял бутылку джина, а когда шел обратно, портье
окликнул его:
- Господин Банев, вам звонил господин бургомистр. Уже два раза. В
номере вас не было, и я...


- Что ему нужно? - угрюмо спросил Виктор.
- Он просил, чтобы вы ему немедленно позвонили. Вы сейчас к себе?
Если он сейчас позвонит еще раз...
- Пошлите его в задницу... - сказал Виктор. - Я сейчас выключу
телефон, и если он будет звонить вам, то так и передайте, господин Банев,
кавалер "Трилистника Второй Степени", посылает-де вас, господин
бургомистр, в задницу.
Он заперся в номере, выключил телефон и еще зачем-то прикрыл его
подушкой. Затем он сел за стол, налил джину, и, не разбавляя, выпил залпом
весь стакан. Джин обжег глотку и пищевод. Тогда он схватил ложку и стал
жрать клубнику в сливках, не замечая вкуса, не замечая, что делает.
Хватит, и хватит с меня, - думал он. Не нужно мне ничего, ни орденов, ни
генералов, ни гонораров, ни подачек ваших, не нужно мне вашего внимания,
ни вашей злобы, ни любви вашей, оставьте меня одного, я по горло сыт самим
собой, и не впутывайте меня в ваши истории... Он схватил голову руками,
чтобы не видеть перед собой бело-синего лица Павора и этих бесцветных
безжалостных морд в одинаковых плащах. Генерал Пферд с вами, генерал
Баттокс. Генерал Аршман с вашими орденоносными объятиями, и Зурзмансор с
отклеивающимся ликом... Он все пытался понять, на что это похоже. Высосал
еще пол-стакана и понял, что, корчась, прячется на дно траншеи, а под ним
ворочается земля, целые геологические пласты, гигантские массы гранита,
базальта, лавы, выгибают друг друга, ломают друг друга, стеная от
напряжения, вспучиваются, выпячиваются, и между делом, походя, выдавливают
его наверх, все выше, выжимают из траншеи, выпирают над бруствером, а
времена тяжелые, у властей приступ служебного рвения, намекнули кому-то,
что плохо-де работаете, а он - вот он, под бруствером, голенький, глаза
руками зажал, а весь на виду. Лечь бы на дно, думал он. Лечь бы на самое
дно, чтобы не слышали и не видели. Лечь бы на дно, как подводная лодка, -
подумал он и кто-то подсказал ему - чтобы не могли запеленговать. И никому
не давать о себе знать. И нет меня, нет. Молчу, разбирайтесь сами.
Господи, почему я никак не могу сделаться циником?.. Лечь бы на дно, как
подводная лодка, чтобы не могли запеленговать. Лечь бы на дно, как
подводная лодка, - твердил он, - и позывных не передавать. Он уже
чувствовал ритм, и сразу заработало: сыт я по горло... до подбородка... и
не хочу я ни пить, ни писать. Он налил джину и выпил. Я не хочу ни петь,
ни писать... ох, надоело петь и писать... Где банджо, подумал он. Куда я
сунул банджо? Он полез под кровать и вытащил банджо. А мне на вас плевать,
подумал он. Ох, до какой степени мне плевать! Лечь бы на дно, как
подводная лодка, чтобы не могли запеленговать. Он ритмично бил по струнам,
и в этом сначала пол, потом вся комната, а потом весь мир пошел
притоптывать и поводить плечами. Все генералы и полковники, все мокрые
люди с отвалившимися лицами, все департаменты безопасности, все президенты
и Павор Сумман, которому выкручивали руки и били по морде... Сыт я по
горло, до подбородка, даже от песен стал уставать... не стал уставать, уже
устал, но "стал уставать" - это хорошо, а значит, это так и есть... лечь
бы на дно, как подводная лодка, чтоб не могли запеленговать. Подводная
лодка... горькая водка... а также молодка, а также наводка, а лагерь не
тетка... вот как, вот как...
В дверь уже давно стучали, все громче и громче, и Виктор, наконец,
услышал, но не испугался, потому что это был не ТОТ стук. Обыкновенный
радующий стук мирного человека, который злится, что ему не открывают.
Виктор открыл дверь. Это был Голем.
- Веселитесь, - сказал он. - Павора арестовали.
- Знаю, знаю, - сказал Виктор весело. - Садитесь, слушайте...
Голем не сел, но Виктор все равно ударил по струнам и запел:
Сыт я по горло, до подбородка,
Даже от песен стал уставать.
Лечь бы на дно, как подводная лодка,
Чтоб не могли запеленговать...
- Дальше я еще не сочинил, - крикнул он. - Дальше будет водка...
молодка... лагерь не тетка... А потом - слушайте:
Не помогают ни девки, ни водка,
С водки - похмелье, а с девок - что взять?
Лечь бы на дно, как подводная лодка,
И позывных не передавать...
Сыт я по горло, сыт я по глотку,
О-о-ох, надоело петь и играть!
Лечь бы на дно, как подводная лодка,
Чтоб не могли запеленговать...
- Все, - крикнул он и швырнул банджо на кровать. Он чувствовал
огромное облегчение, как-будто что-то изменилось, как будто он стал нужен


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Свержин Владимир - Когда наступит вчера
Свержин Владимир
Когда наступит вчера


Шилова Юлия - Сказки Востока, или Курорт разбитых сердец
Шилова Юлия
Сказки Востока, или Курорт разбитых сердец


Роллинс Джеймс - Пирамида
Роллинс Джеймс
Пирамида


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека