Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Теперь уже не знаю, - сказал я.
- А когда эта... тропическая, вернется?
- Весной должна.
- А если, например, она опять к тебе захочет?
Я не ответил. Не знал, что сказать. Никто ни к кому не может придти
дважды.
Она смотрела на меня уже не как на икону. И не как на человека. И
даже не как на подлеца. Впрочем, как на подлеца она на меня никогда не
смотрела... не знаю. Так смотреть она могла бы на пришельца из другой
галактики; но не на полномочного представителя братской могучей
цивилизации, спускающегося по широкому трапу из недр фотонной ракеты, а на
нелепое, не приспособленное к земным условиям желеобразное существо,
которое, мирно и жалобно похрюкивая и попукивая, вдруг выползло бы,
скажем, из-за унитаза - явно не агрессивное, но абсолютно неуместное и
чужое.
- То есть, ты хочешь сказать, что по весне нас у тебя уже может
скопиться трое?
Я молчал.
- Саша. Ты прекрасный, добрый, чуткий, страстный, смелый, умный...
Ну, все хорошие слова, какие есть, я могу сказать о тебе, правда. Ничего
нет удивительного, что время от времени ты увлекаешься какой-нибудь
женщиной, или какая-нибудь женщина увлекается тобой. Но ведь... Саша... Ты
ведь не можешь всем им быть мужем!
- Наверное, не могу, - сказал я. - Но попытаюсь.
Она резко отвернулась. Положила голову щекой на колени, затылком ко
мне; занавесив бедро, свесился длинный, пушистый хвост распущенных светлых
волос.
- Бог в помощь, - сказала она.
Некоторое время мы молчали.
- Лиза, - тихо позвал я.
- Да, любимый, - ответила она, не поворачиваясь ко мне.
От этих слов сердце дернулось пронзительно и сладко; на миг я забыл,
что хотел сказать.
- Повтори еще раз, если тебе не неприятно, - попросил я.
Она подняла голову и улыбнулась мне.
- Да, любимый.
- Лиза. Понимаешь... нет у меня сил рушить живое. Я давно
почувствовал: если уходит один друг, и остальные становятся чуть дальше.
То, что действительно умирает, осыпается само, и бог с ним, хотя и от
этого больно, всегда больно от смерти - но... я знаю, это тоже подло,
но... рубить по живому нельзя! От этого люди ожесточаются, высыхают... и
тот, кто рубит, и тот, кого рубят. Представь: ты была с человеком два
года, и вдруг он говорит: уходи. И два года счастья у тебя в памяти
превращаются в два года неправды. И жизнь становится короче на четыре
года!
- Господи, ну мне-то что делать, Саша? Самой сказать тебе: уходи?
Я задохнулся. Но она уже снова смотрела на меня с нежностью.
- И не надейся. Твой выбор за тебя я делать не буду.
- Но ты понимаешь, я ведь могу выбрать...
- Да знаю я, что ты выберешь! Все! Ах, если бы можно было выучить все
языки! Сколько раз ты это говорил! Ну, а раз нельзя, можно ни одного не
знать. Фразку из одного, фразку из другого... Весь ты в этом! Русский
князь...
- Я говорил про языки империи, - даже обиделся я. - Зарубежных я три
штуки знаю прилично...
Она не выдержала - засмеялась; потянулась ко мне, взъерошила мне
волосы.
- Мальчишка ты, - сказала она. - Как мы Поле-то все это скажем?
- Пока никак, разумеется, - ответил я. - А, например, к
совершеннолетию сделаем подарок: что есть у нее братик или сестричка...
- Подарочек, - с сомнением произнесла Лиза. Помолчала. Потом уронила
нехотя: - Между прочим, они со Станиславой друг другу понравились.
- Она была здесь?
- Трижды. Я звала - чайку попить, тебя повспоминать...
Я покачал головой.
- Ты настоящая подруга воина. Ну, и?..
- Да в том-то и дело! - с досадой сказала Лиза. - И симпатична она
мне, и жалко мне ее, и любит она тебя остервенело, а это чувство, как ты
понимаешь, я вполне разделяю... Ох, не знаю, что делать. А пустить тебя
привольно пастись на лужайке с двумя - а то и с тремя, святые угодники! -
с тремя козами... Это же курам на смех!


3



Наша встреча с Ламсдорфом была организована без особых конспиративных
вычур. Но она и не разрушала версии о том, что я долечиваюсь где-то. Иван
Вольфович, в преддверии моего потайного возвращения, последние недели
зачастил к Лизе в гости - как бы повидать супругу получившего, так
сказать, производственную травму коллеги. Точно так же он приехал и на
этот раз, к десяти утра. Дом мой загодя был сызнова прозвонен
противоподслушивающими датчиками; привезли меня вчера с военного аэродрома
в наглухо закрытом кузове почтового фургона, который вогнали во внутренний
дворик особняка, и я, в виде одного из двух грузчиков - вторым был Рамиль
- втащил в дом через хозяйственный вход корзину настоящего крымского
"кардинала", вполне натурально присланную Рахчиевым, но вдобавок
использованного для вящей натурализации легенды; так что, ежели кто и
ухитрился заглянуть в ворота из окон, скажем, дома напротив - хотя жильцы
там, в сущности, были вне подозрений - он увидел лишь рыло мощного
грузовика, поданного кузовом к самым дверям, да в зазор между дном авто и
асфальтом ноги двух грузчиков и полную винограда корзину, тут же пропавшие
в доме. То, что обратно в кузов села лишь одна пара ног, уверенно
разглядеть в вечерней мгле было невозможно даже в инфракрасную оптику. Так
что если неведомые водители "пешек" взяли меня в Симбирске на заметку,
угнаться за мною им сейчас будет тяжело.
Мы принимали Ивана Вольфовича в алой гостиной, по-свойски; к тому же
окна ее выходили во двор, что было очень ценно в нынешней ситуации.
Выспавшиеся, худо-бедно отдохнувшие - а Лиза с моим приездом прямо-таки
расцвела, не смотря ни на что, и мне это было черт знает как приятно и
лестно - мы сидели рядышком на диване и были живой иллюстрацией к песенке
"голубок и горлица никогда не ссорятся". Ведь мы за пятнадцать лет
действительно не ссорились ни разу - об этом я думал еще ночью, перед тем,
как заснуть. Но была в этом и определенная опасность. Есть пары, которые
чуть ли не раз в неделю собираются разводиться, то и дело перекатывают
взад-вперед обвинения во всех смертных грехах, орут на два голоса бранные
слова - и прекрасно при этом существуют, даже силы черпают в каждодневных
перепалках. Будто умываются оплеухами. Правда, дети в таких семьях растут
- ой. Для нас с Лизой одна резкая или даже просто неуважительная фраза
оказалась бы столь значимым, столь из ряда вон выходящим событием, так
фатально выломилась бы из семейных отношений, что поставила бы между нами
стену более высокую, чем могли бы десять Стась. И, инстинктивно чувствуя
это, мы даже голоса никогда не повышали друг на друга.
Я поднялся с дивана, сделал пару шагов навстречу Ламсдорфу, и мы
по-братски обнялись. Несколько секунд он молча щекотал мне щеку своими
бакенбардами, от избытка чувств легонько похлопывая меня ладонью по спине,
потом отстранился.
- Ну-с, рад снова видеть бас в добром здравии! Чертовски рад! Как вы?
Совсем хорошо?
- Совсем хорошо, Иван Вольфович, совсем. Вашими и Лизиными молитвами.
- Не только, батенька, не только...
- Да уж ясное дело, что не только, - игриво ввернула Лиза. Ламсдорф с
некоторым удивлением повернулся к ней и разъяснил:
- Государь вот справлялся многажды... Здравствуйте, Елизавета
Николаевна! Простите старика, что не к вам к первой. Уж очень все это
время беспокоился за вашего гусара!
Он склонился к ней, поцеловал руку.
- Не хотите ли чайку, Иван Вольфович?
- Нет, увольте, Елизавета Николаевна, только что отзавтракал. Да и
вас обижать не хочу - корабль отходит вечером, вам, я полагаю, суток одних
маловато друг для друга между двумя разлуками, так что уж это время у вас
занимать теперь - смертный грех. Я коротенько, по делу.
Мы расселись, а Лиза осталась стоять.
- Ну раз по делу, тогда удаляюсь, - сказала она и пошла к двери.
Открыла ее, обернулась, послала еще одну улыбку Ламсдорфу, потом мне. И
плотно затворила дверь за собою.
- Что за супруга у вас, Александр Львович! - произнес Ламсдорф. -
Золото!
- Да уж мне ли не знать, - ответил я.
- А как похорошела-то, помолодела с вашим приездом! Всю конспирацию
ломает! И ведь не скажешь: выгляди-ка плохо, а то все догадаются!..
- Не скажешь, - подтвердил я.
Он покряхтел.
- Ах беда-то какая... опять вам ехать. И кроме вас - некому. Вряд ли
патриарх допустит чужого человека к социалистическим потемкам.
- Вряд ли, - согласился я. - Его можно понять.
- Что мы и делаем, - покивал Ламсдорф. Потеребил бакенбарды. -
Значит, первое. За ранение вам положена компенсация - полторы тысячи
рубликов переведены на ваш счет в Народном банке...
- Помилуйте, Иван Вольфович, за что столько? На эти деньги я авто


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Куликов Роман - Дело чести
Куликов Роман
Дело чести


Володихин Дмитрий - Дети Барса
Володихин Дмитрий
Дети Барса


Шилова Юлия - Любовница на двоих
Шилова Юлия
Любовница на двоих


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека