Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

она дойдет до горной цепи; еще две-три такие грозы, и горы будут
непроходимы.
Он очень устал за целый день ходьбы и, найдя сухое место, опустился на
пол. При вспышке молний ему была видна просека; вокруг мягко постукивали
падающие с деревьев капли. Это было как покой, хоть и не совсем покой. Для
того чтобы наслаждаться покоем, рядом нужны люди, а его одиночество таило
новые беды. Ему вдруг вспомнилось, неизвестно почему: американская
семинария, дождливый день, работает паровое отопление, и окна библиотеки
запотели; вокруг высокие шкафы с благочестивыми книгами, и молодой
семинарист родом из Таскона выводит пальцем на стекле свои инициалы. Вот
тогда был покой. Сейчас он глядит на это со стороны; вряд ли его снова
ждет такая жизнь. Он сотворил свой мир сам - и вот он: пустые,
развалившиеся хижины, гроза, уходящая вдаль, и опять страх - страх потому,
что он все-таки не один здесь.
За дверью слышалось осторожное движение. Шаги то приближались, то
останавливались. Священник безвольно ждал, что будет дальше, а позади него
капало с крыши. Он представил себе, как метис бродит по городу, выискивая
удобный случай, чтобы выдать его. В дверях показалось чье-то лицо и вмиг
исчезло - лицо старухи, но кто их знает, этих индейцев, может быть, ей не
больше двадцати лет. Он встал и вышел из хижины - женщина в грубой юбке,
висевшей на ней мешком, с черными, тяжело раскачивающимися за спиной
косами побежала прочь. Его одиночество, видимо, только и будут нарушать
такие вот неуловимые существа - какие-то выходцы из каменного века,
которые появлялись и тут же исчезали.
В нем загорелась угрюмая злоба - она-то зачем убегает! Шлепая по лужам,
он погнался за ней по просеке, но она была ближе его к лесу и преспокойно
скрылась среди деревьев. Искать ее там было бесполезно, он вернулся назад
и вошел в ближайшую хижину - не в ту, где прятался от дождя. Здесь тоже
было пусто. Куда девались люди? Он знал, что в таких более или менее диких
поселках живут неподолгу. Индейцы обрабатывают небольшой участок земли, а
когда почва истощится, просто уходят на другое место, не имея понятия о
севообороте. Но урожай кукурузы они уносят с собой. Отсюда, похоже,
бежали, спасаясь от какой-то опасности или от болезни. Ему приходилось
слышать о таких бегствах, когда в поселке разражалась эпидемия, и самое
страшное было, конечно, то, что эти люди уносили болезнь с собой, куда бы
ни ушли; иногда они впадали в панику и бились, как мухи о стекло, но
тайком, пряча свое смятение от чужих глаз. Он снова бросил хмурый взгляд
на просеку: индеанка пробиралась к хижине, к той, что укрывала его от
дождя. Он крикнул, и она, спотыкаясь, побежала назад к лесу. Неуклюжие
движения женщины напоминали ему полет птицы, притворяющейся, будто у нее
сломано крыло. Он не стал гнаться за ней, и, не добежав до деревьев, она
остановилась и посмотрела на пего. Он медленно пошел к ближайшей хижине,
обернулся на ходу: женщина следовала за ним, держась на расстоянии, не
сводя с него глаз. И ему снова показалось, что в ней есть что-то от
испуганного зверя или птицы. Он шел прямо к хижине - где-то далеко впереди
сверкнула молния, но грома не было слышно; небо светлело, из-за туч
показалась луна. Вдруг сзади раздался какой-то странный крик, и,
оглянувшись, он увидел, как женщина побежала к лесу, споткнулась,
взмахнула руками и упала на землю - птица приносила себя в жертву.
Тогда он понял, что в этой хижине есть какая-то ценность, может быть,
зарытая в кукурузе, и, не обращая внимания на женщину, вошел туда. Молнии
вспыхнули теперь далеко, и, ничего не видя в темноте, он ощупью добрался
до кукурузы. Шаги, шлепающие по лужам, послышались ближе. Он стал шарить в
кукурузе - может, там спрятана какая-нибудь еда, - и сухой шорох листьев
смешался со звуком падающих капель и с осторожными шагами за стенкой,
точно кто-то тихонько занимался своими делами. И тут рука его коснулась
чьего-то лица.
Такое было уже не страшно ему: его пальцы тронули что-то человеческое.
Они ощупали все тельце - тельце ребенка, даже не шелохнувшегося у него под
рукой. Луна бросала неясный блик на лицо женщины в дверях. Она, вероятно,
была едва жива от страха... но по ее лицу судить трудно. Он подумал: надо
вынести его отсюда, посмотреть, что с ним.
Это был мальчик лет трех; кожа да кости, круглая голова с лохмами
черных волос; без сознания, но еще живой; слабенькое биение в груди. Он
опять подумал - не болезнь ли какая, но, отняв руку от тельца, убедился,
что на ней не пот, а кровь. Ужас и отвращение охватили его: всюду насилие,
придет ли конец насилию? Он резко спросил женщину:
- Что случилось? - Казалось, во всем этом штате один человек полностью
зависит от произвола другого человека.
Женщина опустилась на колени в двух-трех шагах от него и смотрела ему
на руки. Она, видимо, немного знала по-испански, потому что ответила:
- Americano. - На ребенке была темная рубашоночка; священник заголил ее
до шеи: три огнестрельные раны. Жизнь медленно уходила из жалкого тельца;
теперь ему уже ничем не поможешь, но надо попробовать... Он сказал
женщине:


- Воды. Воды. - Но она не поняла и не двинулась с места, глядя ему на
руки. Как легко ошибиться, считая, что раз глаза ничего не выражают,
значит, нет и горя. Коснувшись ребенка, он увидел, как она подалась
вперед, готовая броситься на него, вцепиться в него зубами, если бы
ребенок только застонал.
Он заговорил медленно, ласково, но зная, сколько она поймет:
- Надо принести воды. Смыть кровь. Не бойся меня. Я не сделаю ему
ничего плохого. - Он снял с себя рубашку и стал рвать ее на полосы. Это
было антисанитарно, а что поделаешь? Можно, конечно, прочесть молитву, но
жизнь, вот эту жизнь, не вымолишь. Он снова повторил: - Воды. - Женщина,
кажется, поняла, что от нее требуется, и растерянно посмотрела на дождевые
лужи - больше воды нигде не было. Ну что ж, подумал он, земля не грязнее
любого сосуда. Он намочил полосу, оторванную от рубашки, и нагнулся над
ребенком. Женщина подвинулась ближе - в этом движении была угроза. Он
снова попробовал успокоить ее: - Не бойся меня. Я священник.
Слово "священник" женщина поняла. Она подалась вперед, схватила руку с
мокрой тряпицей и поцеловала ее. В тот миг, когда губы женщины прильнули к
его руке, по лицу ребенка пробежала судорога, глаза открылись и пристально
посмотрели на них, крошечное тельце свело нестерпимой болью, а потом глаза
закатились и застыли, как стеклянные шарики в детской игре, - желтые,
страшные, мертвые. Женщина отпустила его руку и подползла к луже, сложив
пальцы ковшиком, чтобы зачерпнуть воды. Священник сказал:
- Теперь уже не нужно, - и выпрямился, держа в руках мокрые тряпки.
Женщина разжала пальцы, и вода вылилась на землю. Она умоляюще
проговорила:
- Отец! - И он устало опустился на колени и начал молиться.
Молитвы казались ему теперь бессмысленными, другое дело - причастие:
вложить его между губами умирающего - значит вложить ему Бога в уста. Это
реальность - в ней есть что-то ощутимое, а такая молитва всего лишь
благочестивое воздыхание. Почему кто-то должен услышать его молитвы? Грех
мешает им вознестись к небу. Ему казалось, что его молитвы непереваренной
пищей лежат в нем и нет им выхода.
Кончив молиться, он поднял тело ребенка и, как вещь, отнес его в
хижину. Зря выносили, точно стул, который вытаскиваешь в сад и тащишь
обратно, потому что трава мокрая. Женщина покорно пошла за ним - она не
дотронулась до своего сына, просто смотрела, как священник кладет его в
темноте на ворох кукурузы.
Он сел на земляной пол и медленно проговорил:
- Надо похоронить.
Это она поняла и кивнула головой.
Священник спросил:
- Где твой муж? Он тебе поможет?
Она быстро заговорила - должно быть, на языке камачо; он понял только
отдельные испанские слова. Вот опять она сказала "Americano", и ему
вспомнился преступник, фотография которого висела в полиции рядом с его
собственной. Он спросил:
- Это он убил? - Она замотала головой. Что же случилось? - подумал он.
Неужели американец спрятался здесь и солдаты стреляли по хижинам? Очень
может быть. Внезапно он насторожился: женщина назвала ту банановую
плантацию. Но там не было умирающих, там не было ни малейших признаков
разбоя - разве только тишина и бегство ее хозяев говорили о беде. Он
подумал, что заболела мать, но, может, стряслось что-нибудь похуже? Может
быть, этот тупица капитан Феллоуз снял ружье со стены и вышел с таким
неспорым оружием на человека, главный талант которого заключался в
быстроте реакции и в умении стрелять прямо из кармана? А бедная девочка...
какую ответственность, может быть, пришлось ей взвалить на себя!
Он отогнал эту мысль и спросил:
- Лопата у тебя есть? - Она не поняла вопроса, и он показал ей, как
роют землю. Раздался новый раскат грома; надвигалась вторая гроза, точно
враг узнал, что после обстрела кое-кто остался в живых, и теперь намерен
добить уцелевших. Опять ему послышалось идущее издалека могучее дыхание
дождя. Он уловил, что женщина говорит про церковь. У нее было в запасе
несколько испанских слов. Что она хочет сказать? - подумал он. Но тут
хлынул дождь. Дождь стеной стал между ним и спасением, обрушился на них
глыбой, замкнул их в себе. Луна спряталась, и только вспышки молний
освещали темноту.
Такого дождя крыша не могла выдержать, он лил сквозь нее, сухие
кукурузные листья, на которых лежал мертвый ребенок, потрескивали, как
горящие сучья. Он дрожал от холода - может быть, это начинается лихорадка?
Надо уходить отсюда, пока еще у него есть силы. Женщина, невидимая в
темноте, снова умоляюще проговорила:
- Iglesia [церковь (исп.)]. - Наверно, ей хочется похоронить ребенка у
церкви или только поднести его к алтарю, чтобы он коснулся ног Христа.
Безумная мысль!
При вспышке молнии, озарившей все вокруг голубым светом, он развел


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Империя наносит ответный удар
Злотников Роман
Империя наносит ответный удар


Березин Федор - Создатель черного корабля
Березин Федор
Создатель черного корабля


Володихин Дмитрий - Война обреченных
Володихин Дмитрий
Война обреченных


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека