Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Пол Пота - черные с кровавым отливом. И все эти нитки на шпульку
наматываются в душе твоей. И если шпулька такая заложена - ты женщину
никогда не ударишь, при детях не выругаешься и голодному кусок хлеба
протянешь. Какие бы нитки на душу твою ни наматывали, ты всегда так
поступишь, как твои родные поступали.
- Да какая там шпулька, Маркелов! Страхом эта шпулька твоя называется.
Перед властями, перед обществом, перед Церковью.
- Я тебе о нравственности толкую, а ты - о терроре!
- Я не о терроре, я...
Тут уж взял старт бестолковый русский спор не по существу, а по
терминологии. И с этим спором мы и прибыли в нашу Глухомань.
ГЛАВА ПЯТАЯ
1
Я так заспорился, что, только явившись домой, вспомнил, что ничего не
привез Танечке из поездки. А всегда что-нибудь да привозил. Какой-либо
пустячок, и ей было приятно и очень радостно. А тут - забыл. Бормотал что-то
о внезапной надобности немедленно выехать в Глухомань, хотя Танечке куда
важнее было само мое прибытие как таковое. Это для нее и было главным
подарком.
О глубинной причине своей забывчивости я ей ничего не сказал. Впрочем, у
меня было время подумать, и я - подумал. И решил пока о своих предположениях
помалкивать - даже Киму ничего не говорить. Почему, спросите? Да потому, что
наше телевидение, равно как и наша пресса, об этом помалкивало. Да, шла
весьма агрессивная болтовня об опасной тенденции чеченцев к изоляции от
России вплоть до отделения, но то была только болтовня. Телетреп, за которым
ничего пока не проглядывалось, и я решил, что не имею права сеять неразумное
и недоброе, хотя для России и вечное. Судя по ее истории.
А тут и впрямь ко мне понаехали комиссии, имеющие целью переоборудование
винтовочного производства в автоматическую линию по производству
подствольных гранат, а вместо патронов калибра 7,62 уже стали поступать
станки для выпуска патронов, предназначенных для автоматов. И все делалось
непривычно споро, продуманно и весьма энергично.
Это оживление моего полудохлого производства несло на себе ясный
отпечаток подготовки к полномасштабной военной операции. Завод мой бурлил,
работяги не скрывали радости по поводу завтрашних регулярных зарплат и даже,
что вполне возможно, премиальных, напрямую связывая собственные получки с
грядущей войной в Чечне. Они - связывали, а я - помалкивал. Вот какой
камуфлет вдруг произошел в моем сознании. Сам себя стал уговаривать, что это
внезапное возрождение чрезвычайно выгодно моему предприятию, а значит, и
мне, и всей нашей Глухомани. И даже в том себя почти уговорил, что для нас
это вообще чуть ли не единственный путь к взрыву экономиче-ской
деятельности, инъекция от спячки и растерянности и вообще - благо, за
которое надо поклониться мудрым дядям из правительства.
И наступил момент, который, как мне показалось, очень даже оправдывал мое
полное невмешательство. В прессе все чаще замелькали статьи о необходимости
переговоров с чеченскими лидерами, правда, ни газеты, ни телевидение
особенно не выделяли, с какими именно. То ли с родными нам вчерашними, то ли
с пугающими нас завтрашними. Первых представлял Завгаев, вторых - Герой
Советского Союза генерал-лейтенант Дудаев. И аккурат в этот бурный спор
внезапно вмешался военный министр Грачев, бодро заявивший с телеэкрана, что
для разгрома дудаевцев нужен "десантный полк, и два часа делов".
Это заявление самого главного вояки современной демократической России
вселило невероятную решимость в сторонников, мягко говоря, дальнейшего
развития всего военно-промышленного комплекса, который загибался ввиду нашей
подчеркнуто мирной политики. Мы и из Европы все войска повывели, и из
Афганистана ушли, оставив там тысячи могил, и с НАТО сели за один стол,
чтобы потолковать по душам, и очень многим, прямо скажем, это не нравилось,
потому что мы уже привыкли выпускать десятки тысяч танков и миллионы единиц
разнообразного стрелкового оружия. А вот делать современные автомобили,
телевизоры или хотя бы кухонные комбайны так и не научились, и на поле
конкурентной борьбы нас ожидал полный конфуз. Зато на иных полях мы могли
вволю потратить патронов и снарядов, наломать автоматов и спалить пару тысяч
танков. И вновь оживившиеся ура-патриоты на каждом углу орали, что это-де и
есть пресловутый "особый путь" России.
Так я себе представлял тогда вдруг вспыхнувшую античеченскую истерию. В
этом проглядывала, как я сейчас понимаю, наивная попытка объяснить самому
себе необходимость того, на что военный министр потребовал "десантный полк,
и два часа делов". Я ведь был прежде всего промышленным "генералом", а не
директором по выпуску макарон. Отрезвление пришло значительно позже, а
похмелье оказалось весьма тяжелым не столько даже для меня, сколько для всей
нашей российской глухомани.
Впрочем, меня и в те времена пытались образумить, но я получил новые
станки, заказ, гарантированную оплату труда и даже некоторое расширение
производства. Холодный душ вылил на меня профессор Иван Федорович. Танечкин
бесквартирный дед.


Это случилось во время нашего традиционного похода в гости к ее
родителям. Они всегда искренне радовались нам, готовились, угощали, чем
только могли при обезумевших ценах, ну и, естественно, мужчины давили
бутылочку, которую я приносил с собой. А пока мать и дочь накрывали на стол,
Павел Николаевич принимал меня в своем кабинетике. То бишь в бывшей комнатке
Танечки.
- Кавказ совсем распоясался, - ворчал он, строго сдвинув брови. - Это же
нарушение всех международных норм! Все народы Кавказа в свое время принесли
присягу русскому царю, а мы, современная Россия, являемся
правопреемниками...
- Все знания ныне черпают в колодцах, - туманно сказал профессор. - А
это, заметьте, самые точные знания, потому что их можно пощупать руками. И
тут уж все зависит от того, что выроешь, то есть от места, где вздумалось
этот колодец копать.
- Не понял я ваших намеков, Иван Федорович, - недовольно заметил мой
тесть.
- Это не намеки, это - аллегория, Павел. Ну, к примеру, вздумалось
болгарину копать колодец. Копал он, копал и выкопал... гробницу фракийских
царей. Уже ограбленную в древности, но - с абсолютно целыми фресками на
стенах. А некий итальянец в поисках воды дорылся до мраморной статуи Венеры.
А чеченцы в подобных случаях знаете что чаще всего находят? Нефть. Нефть,
которую можно черпать ведрами без всяких насосов.
- Что-то я опять недопонял... - вздохнул Павел Николаевич. - Где, как
говорится, именье, а где - вода.
- Да в том-то и дело, что не вода, Павел, - вздохнул и профессор. -
Нефть, а не вода. И рыночная цена этой неф-ти сегодня в наших глазах
многократно превышает культурную и историческую ценность как фракийской
гробницы, так и мраморной Венеры. И если наша чеченофобия снизу подпирается
базарными отношениями, то в высоких кабинетах она отчетливо попахивает
нефтью.
- Однако о нефти что-то все помалкивают, - сказал я. - Даже пресса
демократической ориентации.
- Так ведь для нас понятие демократии - партийное, а не
мировоззренческое. Так именуют себя сторонники реформ, не более того. К
примеру, приватизация, проведенная демократом Чубайсом, столь же далека от
демократии, как Лондонский или, там, Парижский банк от советской сберкассы.
- Вы полагаете, что надо было поступать по-иному?
- Полагаю. Демократическая приватизация должна была бы начаться с частной
собственности на землю, системы ипотечных банков, прав на куплю-продажу,
заем и наследство. А государственная промышленность могла и подождать: это
должно было стать ее стратегическим резервом, посредством которого она могла
бы сдержать масштабную спекуляцию землей. Так поступили Польша, Венгрия и
другие страны с демократическими традициями, которых наша страна не имеет в
силу чисто исторических причин.
- Каких еще причин? - угрюмо спросил Павел Николаевич: ему очень не
нравился этот разговор. - А советская власть, по-вашему, не демократия, что
ли?
- Демократия при советской власти - иллюзия... - Иван Федорович помолчал
и неожиданно улыбнулся. - Иллюзии - типично русское явление, несмотря на
иностранное его обозначение. Одно из понятий этого латинского слова
удивительно соответствует русской психологии - "необоснованная надежда,
несбыточная мечта..."
2
Я как-то запамятовал о Киме, но не потому, что наши отношения стали
прохладнее хотя бы на десятую долю градуса. И он навестил меня сразу же в
день моего возвращения в Глухомань, и мы с Танечкой регулярно у них
появлялись. Просто я был угнетен собственным раздвоением личности, и это
непривычное состояние так тяготило меня, что я сначала сам должен был в нем
разобраться. Иван Федорович соединил обе половинки моего "я" довольно
быстро, привычные приоритеты - а именно их смещение и вызывает то, что мы
чаще всего именуем "раздвоением личности", - вернулись на свои места, я
вздохнул с облегчением и уже смотрел телевидение глазами, а не ушами.
Русскими глазами управляют русские уши, замечали? Происходит некая
аберрация зрения, при которой то, что мы видим, нами воспринимается
практически без эмоций. Ну, показали еще десять трупов, мы крякнули и
закусили, а наши дамы поохали и побежали на кухню, чтобы картошка не
подгорела. Сбитый на улице несчастный зевака собирает толпу, которая с
бесчувственным любопытством глазеет на него, пока его не увезут, мешая
милиции и "скорой помощи". Разве не так?
Увы.
Зато если по телевидению вам расскажут - ничего при этом не показывая - о
том, что некий господин Б. перевел в заграничные банки два миллиона
долларов, об этом будут судачить долго и с удовольствием. И звонить
друзьям-приятелям:
- Ты слышал по телевизору?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Контровский Владимир - Томагавки кардинала
Контровский Владимир
Томагавки кардинала


Злотников Роман - Элита элит
Злотников Роман
Элита элит


Бажанов Олег - Пришедшие отцы
Бажанов Олег
Пришедшие отцы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека