Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

фильм режиссера Кубрика. Однако по преимуществу еще осторожничал и
общественных мест избегал: путаясь в изменившихся денежных мерах,
предполагая за ними новые, неведомые доселе правила жизни, опасался попасть
в нелепую, а то и унизительную ситуацию.
Освоившись довольно, я исполнился куража и нагрянул в гости к той
семейной паре, с которой некогда зимовал в выселенной коммуналке (их демарш,
стойкое осадное сидение несмотря на применявшиеся к ним силовые методы --
многосуточные перебои с газом, отоплением и водой, -- завершился победой, и
весной они получили замечательную квартиру в районе Никитских ворот). Мой
внезапный визит их ошеломил. Они-то подозревали, сознался хозяин дома, я
либо опустился на жизненное дно (его выражение), либо давным-давно пытаю
счастья за границей. Но приняли меня сердечно. За столом я усерднее ел, чем
разговаривал. А хозяин не стеснялся рассказывать о себе. Он говорил, что у
него был тяжелый период внутреннего перелома, трезвой оценки своего
художественного дарования -- и теперь он больше не помышляет о станковой
живописи. Что, словно в награду за усмиренную гордость, за болезненное, но
честное отречение, ему стало приносить подлинные творческие радости
оформительство, мнившееся раньше занятием второстепенным, вынужденным, всего
лишь приемлемым для живописца источником хлеба насущного. Что издательское
дело вступает в компьютерную эпоху; привычные технологии бесповоротно ушли в
прошлое; через пару лет уже никто не будет работать по старинке. К счастью,
в фирме, где он не только служит, но и принимает участие в совете
учредителей, этого никому не надо растолковывать. И нынешнее его кредо --
компьютерный дизайн. Фирма развивается, растет, в будущем месяце они
собираются поменять технику на самую передовую -- тогда и у него на квартире
установят персоналку.
-- У нас грандиозные планы, -- сказал он, провожая меня к лифту, --
книжные серии, иллюстрированный журнал. Сам я уже не смогу обрабатывать всю
графику и макетировать каждый выпуск. Моя задача -- общая идея, концепция,
отдельные обложки... Мне нужны люди. Здесь не обязательно быть
профессиональным художником -- это не карандаш, не кисти. Просто иметь вкус
и кое-какие знания. Ты ведь разбираешься в фотографии. И работал в редакции,
так что в целом кухня тебе знакома. Смотри. Азам я бы обучил тебя за неделю,
а там -- постигай на практике. Все так начинают... Зарплата достойная. Не
хватит -- наберешь левых заказов, халтура всегда найдется. Ну, распорядок...
Да нет никакого распорядка. Хоть ночью являйся. У тебя материал, у тебя срок
сдачи -- остальное меня не касается. Поверь, хорошая атмосфера, нормальные
ребята...
Мое тонкое чутье на судьбу включилось сразу же, с первых его слов, за
которыми я моментально уловил не обыкновенные для всего, бывшего со мной в
эти месяцы, ненатуральность и пустоту, а наконец-то долгожданную
достоверность. Вот оно. Он делал мне предложение по всем параметрам почти
идеальное. Мог бы взять доку, специалиста, но зовет меня -- великая штука
старое приятельство. Вот и конец моей странной зависимости от непутевого
друга, чужих долгов, антарктических экспедиций... Только чего-то тут не
хватало. И лифт еще не успел добраться к нам на девятый этаж, как я уже знал
-- чего. Я должен был испытать освобождение, что ли, облегчение... Но я не
испытывал облегчения.
Лифт перехватили этажом ниже. Хозяин ткнул кулаком в кнопку. Он
деликатно молчал. Ждал, пока я отвечу.
Я одернул себя: стоп, не смей. Там -- ничего, пшик. Ничего
недовоплотившегося, под чем было бы жаль подвести черту. Это мерещится,
этого нельзя брать в расчет. Это отброшенная во мне тень слишком долгой
неудачи. Может быть, завтра, может, через час, через пять минут я опомнюсь
-- а скороспелый гордый выбор уже не получится переиграть. Никогда не
выходило.
Стараясь не дать повода принять это за вежливую форму отказа, я
попытался объяснить ему, что не хотел бы решать прямо сейчас, в данную
минуту. Спросил, терпит ли время. Он пожал плечами: о чем тут думать? -- но
вроде бы понял правильно. Сказал, что может держать для меня место до первых
чисел марта. Но определенно не дольше.
Домой я вернулся пешком. Я надеялся, что прогулка позволит мне
сконцентрироваться, навести в голове порядок, однако мысли разбегались по
множеству направлений. Было около десяти вечера. Еще дворник без шапки колол
у подъезда приваренным к лому топором лед, легко отслаивавшийся от асфальта.
Благодарный весенний труд. Возле торчал в почерневшем снегу дюралевый
скребок. Когда я пробирался, расставив руки и балансируя, по вздыбленным
ледовым оковалкам, дворник спросил огня. Он поджег приплюснутую "Астру" и
виновато кивнул на осиротевшую лопату:
-- Дочка устала. Неважно себя чувствует.
Я расстегнул куртку и выдернул скребок. Примерился. Черенок коротковат
-- под женщину или подростка.
-- Зачем вы? -- растерялся дворник. -- Не надо...
Да бог разберет зачем. Так. Разогнать кровь по жилам.
Он повторил:


-- Не надо... -- Но тон уже сползал в безразличие. -- А то вроде я вас
разжалобил...
И спешно отошел, подчеркивая дистанцией: я развлекаюсь по собственному
почину и он ни при чем. Мы молча работали вдвоем: он колол у самой дороги, я
с другой стороны энергично подгребал и отбрасывал за сугробы. Меня хватило
на четверть часа: скоро у основания пальцев на отвыкших ладонях стала
слезать кожа.
В кухне на столе я обнаружил бутерброд с колбасой в крафтовом пакете и
ящичек из коричневой пластмассы, снабженный брезентовым ремнем для носки,
похожий на футляр полевого телефонного аппарата. Ящичек прижимал оторванную
полоску газетных полей. Андрюха писал перьевой ручкой, и чернила на газетной
бумаге сильно расплылись: "В четверг с Курского 23.10 Ереван. 8 вагон.
Носков шерст. не найдешь для меня? Четверг завтра. Курский вокзал (дважды
подчеркнуто)".
Я отщелкнул крышку и уставился на переключатель шкал, какие-то
настройки, стрелочный индикатор с градуировкой "микрорентген-час". Внутри
глубокой крышки крепились трубчатые секции и датчик со шнуром. Я свинтил из
них штангу и состыковал разъемы, как было указано в открывшейся под трубками
инструкции на металлической табличке. Стрелка явила признаки жизни. В сборе
все это напоминало миноискатель.
Из любопытства и для тренировки я предпринял несколько измерений.
Установил, что в прихожей и ванной фонит приблизительно одинаково и вдвое
меньше, чем в том углу, где холодильник (вспомнились белые тараканы). Что
самая чистая точка в квартире -- на середине пути от письменного стола к
кровати. Шаг за шагом я совершенно погрузился в исследования (хотя
действовал вполне сомнамбулически), даже попробовал выудить из дальней
памяти санитарные нормы, которые зубрил в институте, готовясь к экзамену по
гражданской обороне. Пока до меня не дошло: показаниям нельзя доверять, ибо
снимаются они по младшей шкале и в секторе, ближнем к нулю, -- а в таком
режиме любой прибор, как правило, забывает, к чему предназначен, и начинает
ловить фантомаса.
От возни с радиометром меня отвлек телефон. Я помедлил: поднимать -- не
поднимать? Простенькое бытовое ясновидение -- я сразу догадался, кого
услышу.
-- Нам полезно было отдохнуть друг от друга, -- сказала она. -- Но
пора, наверное, поговорить?
-- Тебе не кажется, что поздновато? -- спросил я.
Она засмеялась:
-- Нет, ты уникальный все же бегемот. Звонит женщина, ночью, тайком от
мужа, с ясными намерениями, которые вообще-то мужчин вдохновляют. А он --
поздновато! Давно ли? Ты что, начал вставать по утрам? На службу устроился?
Сущий талант у нее: что угодно перетолкует в благоприятном для себя
ключе. Мысли не допускает, что с ней могут обойтись резко.
Я перечитал записку. На животе у меня болтался радиометр. Неожиданный
оборот...
-- Лучше завтра побеседуем, -- сказал я. -- Ты дома?
-- Дома. Мужа нет. Сосед учит его по ночам машину водить.
-- А который час?
-- Полдвенадцатого, двенадцать... Куда ты торопишься?
Не в Андрюхином стиле возобновлять уже не задавшийся однажды розыгрыш.
Выглядит так, будто мы правда уезжаем. Тогда мне уйму всего предстоит еще
переделать.
-- На кухню, -- соврал я. -- Ужин грею. Сгорит ведь ужин.
-- Точно, -- вздохнула она, -- бегемот. За что мне такая доля?
Кто бы спорил -- доля незавидная. Тем не менее завтра она собралась ко
мне. Ее подруга подрядилась шить концертные костюмы какому-то казачьему
коллективу и зовет ее в компаньонки. Она должна получить выкройки. Возможно,
она зайдет днем, а отсюда направится к подруге. Но если сосед будет занят, а
муж, соответственно, свободен, если муж согласится уложить ребенка спать --
она объяснит ему, что работа не ждет, что казаки доплачивают за срочность,
поэтому ей необходимо у подруги остаться. И приедет ко мне ночевать.
Я спросил:
-- Он тебе верит? Муж?
-- Не знаю. Но проверять он не станет. Никогда не проверяет. По-моему,
он сам боится ненароком в чем-нибудь меня уличить. Не понимает, как себя
вести со мной, если уже и мне будет известно, что ему известно... Раньше
тебя это не очень-то беспокоило...
Я сказал: ладно, годится, завтра увидимся. Но мне тоже придется
отлучиться, и тоже пока не решилось, днем или ближе к вечеру. Так что
предварительно набери мой номер. Не хочу, чтобы ты оказалась у запертой
двери.
Теперь -- извини, моя еда превращается в угли.
Я учитывал: она одна, ей некуда спешить и ночь располагает к разговору,
-- стоит мне сейчас заикнуться о моем вдруг обрисовавшемся отъезде, долгого
разбора отношений не миновать. А завтра, пусть она и успеет дозвониться, --


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Плацдарм
Володихин Дмитрий
Плацдарм


Громыко Ольга - Верные враги
Громыко Ольга
Верные враги


Головачев Василий - Пропуск в будущее
Головачев Василий
Пропуск в будущее


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека