Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

не кто иной, как призрак отца законного наследника, убитого отцом
незаконного наследника, и при виде его незаконного наследника хватил удар, и
он метком валится на землю, так как размеры темницы не позволяют ему
растянуться во всю длину. Тут входит, шатаясь, добрый убийца и рассказывает,
что ему, вкупе со злым убийцей, незаконный наследник поручил прикончить
законного и что он немало таких дел сотворил на своем веку, но теперь очень
об этом сожалеет и больше никого убивать не будет. Свое обещание он тут же
честно выполняет, умирая без проволочки у всех на глазах. Законный наследник
сбрасывает с себя цепи; появляются двое мужчин, молодая женщина и моряк
(арендаторы законного наследника), и призрак начинает делать им знаки,
которые они, каким-то сверхъестественным образом, понимают, хотя, кроме них,
никто ничего понять не в состоянии, а затем призрак (который без вспышки
голубого пламени не может ступить ни шагу) благословляет законного
наследника и молодую леди, напустив на них столько дыма, что они уже едва
дышат; тут раздается звон колокольчика, и занавес падает.
Почти такой же популярностью, как представления бродячих трупп,
пользуется и странствующий зверинец, или, попросту говоря, "дикие звери".
Тут неумолчно трубит военный оркестр, музыканты одеты в лейб-гвардейские
мундиры, на головах у них шапки из леопардовых шкур, а у входа развешаны для
привлечения публики большие полотнища с изображением ярко-желтых тигров,
отрывающих людям головы, и льва, которого жгут докрасна раскаленными
щипцами, чтобы заставить его выпустить из когтей свою жертву.
Главное лицо здесь обычно - здоровенный хриплый малый в пунцовой куртке
и с тростью в руке. Он колотит тростью по полотнищам, которые служат ему как
бы наглядным пособием, и кричит примерно так:
- Сюда, сюда! Живой лев! (Удар тростью.) Точно такой же, как на этой
картине. (Три удара тростью.) Не сомневайтесь, здесь без обмана. Спешите,
спешите, самый свирепый лев! (Два удара тростью.) Двенадцати месяцев от роду
он уже отгрыз голову одному джентльмену на ярмарке в Кемберуэле, а с тех пор
как достиг зрелости, пожирает в среднем трех служителей в год. Лишнего за
это не берем, заметьте - плата за вход всего шесть пенсов. - Этот призыв
неизменно производит впечатление, и шестипенсовики так и сыплются в ящик.
Карлики тоже предмет всеобщего любопытства, и так как карлика,
великаншу, дикого индейца, живой скелет, и "молодую женщину невиданной
красоты с совершенно белыми волосами и розовыми глазами", и еще два-три чуда
природы показывают обычно всех сразу за небольшую плату в одно пенни, на эту
забаву, естественно, находится немало охотников. Карлик особенно интересен
тем, что у него имеется при себе небольшой ящичек высотой примерно в два с
половиной фута, в котором он благодаря многолетнему навыку довольно ловко
умещается, уподобляясь складному ножу в футляре. Этот ящик разрисован
снаружи так, чтобы было похоже на настоящий шестикомнатный дом, и когда
карлик, сидя в ящике, звонит в колокольчик или стреляет из пистолета из окна
второго этажа, простодушным зрителям кажется, что это его настоящее жилье,
нечто вроде городского дома, и как в каждом порядочном доме у него там есть
спальни, столовая и гостиные. Забравшись в свой ящик, горемычный маленький
человечек должен еще развлекать публику, перебрасываясь шутками с хозяином
балагана, и, будучи всегда крепко навеселе, он пытается при этом спеть
песенку и отпускает комплименты дамам, что заставляет последних более резво
"продвигаться вперед". Великана не так-то легко перетаскивать с места на
место, и потому на всеобщее обозрение выставляется обычно только гигантский
башмак да пара штанов такой необъятной величины, что двое, а то и трое
здоровенных мужчин без труда влезают в одну штанину к неистовому восторгу
зрителей, которые вполне довольствуются торжественным заверением, что
показанные им предметы - доподлинно часть повседневной одежды великана.
Однако самое грандиозное сооружение на всей ярмарке, привлекающее к
себе больше всего народу, - это "Корона и Якорь" - очень длинная
танцевальная зала, доступ в которую стоит один шиллинг. Как только вы,
уплатив что положено, вступите в залу, так тут же справа от входа увидите
буфет, где в самом соблазнительном порядке расставлены холодная говядина,
вареная и жареная, французские булочки, портер, вино, ветчина, копченые
языки и даже, если память нам не изменяет, дичь. На небольшом возвышении
играет оркестр, земляной пол застлан досками - если и не сплошь, то во
всяком случае места для кадрили хватает.
Здесь, в этом искусственном раю, нет распорядителя бала - здесь
развлекаются просто, грубо, без затей. Пыль слепит глаза, жара - не
продохнешь, шум и гам, и все веселятся напропалую. Дамы в невинном своем
оживлении дошли до того, что отплясывают, нацепив на голову шляпы своих
кавалеров, кавалеры же вырядились в дамские шляпки, а кое-кто не поскупился
даже приобрести накладной нос и шляпу с низкой тульей и без полей, похожую
на круглую жестянку. Мужчины бьют в детские барабанчики, и дамы подыгрывают
им на дудочках.
Дробь барабанов, свист дудок, гром оркестра, неистовство трещоток,
крики, топот и шарканье ног - от этого поистине оторопь берет! А сам танец!
Ей-же-ей, это нечто неописуемое! Каждая фигура длится не меньше часа, и дамы
с редкостным воодушевлением выбегают вприпрыжку на середину залы и также



вприпрыжку бегут обратно. Кавалеры, топнув что есть мочи ногой, с сигарой в
зубах и шелковым носовым платком в руке, устремляются вперед, потом бегут
обратно и, обхватив своих дам, кружат их, спотыкаются, падают, налетают на
другие пары и повторяют все это до тех пор, пока совсем не выбьются из сил.
Веселье длится далеко за полночь (перемежаясь время от времени небольшой
потасовкой), а наутро не один конторщик или подмастерье очнется с головной
болью, пустым кошельком, измятой шляпой и весьма смутным воспоминанием о
том, как это получилось, что он так и не добрался до дому.
¶ГЛАВА XIII §
Любительские театры
перевод Т.Литвиновой
РИЧАРД ТРЕТИЙ.- Герцог Глостер - 2 ф; Граф Ричмонд - 1 ф; Герцог
Бэкингемский - 15 шилл; Кейтсби - 12 шилл; Трессел - 10 шилл. 6 п; Лорд
Стекли - 5 шилл; Лорд-мэр Лондона - 2 шилл. 6 п.
Так выглядят афишки, расклеенные в любительских театрах по стенам
актерской уборной и артистической там, где таковая имеется; суммы же,
обозначенные в афишках, извлекаются из хозяйской кассы или добываются с
помощью подложных счетов на канцелярские расходы нашими двуногими ослами,
которые готовы идти на все ради удовольствия вынести свое постыдное
невежество и глупость на подмостки любительского театра. И чем больше
простору дает роль для того, чтобы выказать природное свое слабоумие, тем
больше денег готовы они за нее заплатить. Так, роль герцога Глостера вполне
стоит двух фунтов, ибо тут можно развернуться вовсю: он носит настоящий меч,
и главное - несколько раз на протяжении пьесы вынимает его из ножен. За одни
монологи не жаль пятнадцати шиллингов, а тут еще и короля Генриха
закалываешь - три шиллинга шесть пенсов. Детская цена! Глядишь, уже
восемнадцать шиллингов шесть пенсов окупились. Да еще хорошенько распушишь
стражников, охраняющих гроб, - клади восемнадцать пенсов, а если уж говорить
начистоту, за это удовольствие можно бы и больше отдать. Вот уже и фунт
набрался. Положите еще десять шиллингов на любовное объяснение с леди Анной
и всю кутерьму четвертого акта - разве это дорого? Вот вам уже один фунт и
десять шиллингов, а ведь сюда входит и знаменитое "Снять с него голову!" * -
верные аплодисменты, которые к тому же и не трудно вызвать. "Снять с него
голову!" нужно произнести энергично и скороговоркой, а затем медленно, с
убийственным презрением: "И Бэкингему - крррышка!" Не забудьте только
сделать ударение на слоге "бэк", отойти куда-нибудь в угол сцены и,
произнося реплику, двигать правой рукой, словно вы бредете на ощупь в
темноте, - и успех обеспечен. Сцена в палатке, без всяких сомнений, потянет
на полфунта, так что поединок вы получаете уж как бы бесплатным приложением,
а всякий знает, какого эффекта можно добиться с помощью искусного
фехтования. Раз, два, три, четыре - туше! Раз, два, три, четыре - туше!
Выпад, полуоборот, прыжок в сторону! На одно колено, и драться в этом
положении. Встать, пошатываясь. И продолжать в таком духе, пока публике не
надоест, минут десять, скажем, и в заключение - пасть (желательно навзничь)
смертью храбрых. Это - вернейший способ произвести эффект. И в цирке Астли и
в Сэдлерс-Уэллс* именно так и фехтуют, а уж там-то знают толк в таких делах.
Слов нет, ребенок или женщина, вся в белом, придает еще большую остроту
сцене поединка - по правде сказать, без этого мы даже и не представляем себе
сколько-нибудь порядочной и эффектной битвы на палашах. Впрочем, ввести эти
фигуры в заключительную сцену "Ричарда Третьего" было бы затруднительно и
слишком, пожалуй, уж необычно, и поэтому тут нужно просто выжать из нее все,
что можно, и драться подольше.
Чумазые мальчишки, переписчики у стряпчих, большеголовые юнцы,
подвизающиеся в конторах Сити, евреи старьевщики, дающие театральные костюмы
напрокат и в силу этого всегда имеющие доступ в любительские театры,
приказчики, подчас забывающие разницу между своим и хозяйским карманом, и
отборнейшая городская шантрапа - вот завсегдатаи любительского театра. Во
главе такого театра обычно стоит какой-нибудь бывший художник-декоратор,
содержатель дешевой кофейни, восьмиразрядный актер-неудачник, ушедший на
покой контрабандист или, наконец, несостоятельный должник. Самый театр может
ютиться где угодно - и на Кэтрин-стрит, и на Стрэнде, и совсем близко к
Сити, или по соседству с Грейс-Инн-лейн, или где-нибудь под боком у
Сэдлерс-Уэллс, а то прилепится возле моста Ватерлоо, на южном берегу Темзы,
в каком-нибудь жалком переулочке, навек лишив его обитателей покоя.
Женские роли раздаются бесплатно, а исполнительницы их, само собой
разумеется, почти все принадлежат к известному сословию; зрители, как и
следует ожидать, мало чем отличаются от исполнителей, которым дирекция
выдает то или иное количество билетов на спектакль в зависимости от суммы,
внесенной ими за роль.
В Лондоне вокруг каждого второразрядного театра, особенно вокруг самых
дешевых из них, образуется небольшая кучка ревностных театралов из местных


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Очищение
Суворов Виктор
Очищение


Злотников Роман - Арвендейл. Император людей
Злотников Роман
Арвендейл. Император людей


Эриксон Стивен - Сады Луны
Эриксон Стивен
Сады Луны


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека