Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

злоключениях, и знаю я - не по твоей вине пути испанцев и твои
пересекались в недобрый час, родив события печальные, не вполне сообразные
с поведением людей доброй воли.
Рассыпаясь в таких любезностях, мы приблизились друг к другу и
обменялись рукопожатием. Испанцу было, вероятно, лет тридцать пять. Лицо
его так и сияло благожелательностью, а рот уж и вовсе растянулся в
широчайшей улыбке. Однако, внимательней присмотревшись к нему, я невольно
изумился: глаза его оставались холодными и никак не вязались с любезностью
слов и сладостью улыбок. Казалось, они принадлежали совсем другому
человеку, и странно-ледяной его взгляд поражал какой-то жуткой
жестокостью. Одним словом, глаза выражали нечто совсем иное, чем губы, но
что из них выражало подлинные чувства?
Я даже испугался, что так легкомысленно готов был поначалу поверить
красивой лжи и клюнул на удочку медоточивых речей. "Уж не волк ли это в
овечьей шкуре? - подумалось мне. - А если волк, то глаза явно выдают его
истинную натуру".
- Слово чести, я ждал вашу милость, как нетерпеливый влюбленный, -
продолжал испанец, улыбаясь и вежливо беря меня под руку. - Мне нужна ваша
помощь, без нее дело не двигается с места... Конесо - бессовестный
мерзавец, грязный пройдоха и паршивая собака! Дон Хуан согласен со мною?
- Абсолютно.
- Я сразу понял, что мы с вами поладим.
- На мир и лад, сеньор, я всегда готов. Но какой лад ваша милость
имеет в виду? - спросил я с невинной миной на лице, слегка приподняв
брови.
- Конесо и его люди не хотят выполнять взятых на себя обязательств и
крутят хвостами, мошенники! Мало того, что они не собираются выплачивать
своих долгов, они еще, канальи, погрязнув в невежестве, не хотят ценить
тех великих благ, какие несем мы этим дикарям, и, о неблагодарные, еще
сопротивляются!
- Возможно ли? Не хотят благ?
- Вот именно. Племя должно выделить пятьдесят молодых мужчин, которым
мы хотим показать в Ангостуре, что есть усердный труд на полях, и научить
их правильно обрабатывать землю. Через два года они вернутся сюда и, со
знанием дела работая для себя и для племени, приумножат всеобщий достаток
и благоденствие.
Сколь красиво звучало это в устах испанцев, и сколь же иначе все
выглядело на самом деле! Индейцы слишком хорошо знали, что такое "усердный
труд" на испанских гасиендах, во что обернутся эти два года, и не давали
себя обмануть.
- Выделить вам пятьдесят молодых мужчин? - присвистнул я от
удивления. - А вернувшись из Ангостуры, они сделают араваков самым
образцовым и самым счастливым племенем в Венесуэле?
Испанец, внимательно вглядываясь в мое лицо, пытался прочитать, что
на нем написано, но, не обнаружив ничего подозрительного, улыбнулся
глазами. Впервые в глазах его мелькнули проблески жизни - вот чудеса! Но
это была дьявольская улыбка глаз, чуть заносчивая, чуть издевательская и
презрительная. Дон Эстебан, видимо, не уловил моей иронии.
- Все верно, сеньор кабальеро, ты все понял правильно, - подтвердил
он с оттенком высокомерия, тоном, каким обращаются порой к скудоумному
простаку, - все верно, но лишь отчасти. Араваки действительно станут
образцовым и счастливым племенем после возвращения этих пятидесяти
человек, но в Венесуэле есть и другие племена, более счастливые, уже
познавшие прелести нашей цивилизации.
- О, и впрямь позавидуешь этим племенам! - воскликнул я.
Испанец отпрянул, ибо я выкрикнул это гораздо громче, чем того
требовало выражение простого удивления. Двусмысленность моих слов и
выражение лица он приписал тому, что я, как иностранец, неправильно
выразился, плохо владея испанским языком.
Сделав широкий жест рукой, дон Эстебан проговорил:
- Я знаю, вы прибыли сюда ненадолго, и знаю также, что, несмотря на
это, вы пользуетесь у араваков большим почетом. Не у всех, правда, но у
тех, что пришли с вашей милостью и признали вас своим вождем. Конесо
подговаривал меня взять в Ангостуру ваших индейцев и негров, но я не стану
этого делать, ибо они только что прибыли сюда и ничего в долг у меня не
брали, а брали люди Конесо. Теперь же, когда пришло время отдавать людей,
Конесо юлит и уверяет меня, что людей у него нет, а те, кого он хотел мне
отдать, будто бы убежали в лес. Я знаю, часть действительно убежала, но
многие еще остались. Поэтому я прошу, ваша милость, заставь глупых понять
свое благо и добром отправляться в Ангостуру. А если Конесо не выдаст мне
всех пятьдесят человек, передай ему от меня, я сдеру с него шкуру.
- А что это за люди там стоят? - спросил я, указывая на группу
араваков, окруженных неподалеку от нас охраной из числа индейцев чаима. -
Чего они ждут?
- Они пойдут с нами. Но их только двадцать три, а мне нужно



пятьдесят.
- Что-то они очень уж невеселы.
- Потому что глупы! Не знают, что их ждет...
- А может, слишком хорошо... знают?!
Я произнес эти слова медленно, чуть ли не безразлично, но дон Эстебан
снова устремил на меня острый взгляд, настороженный и, как вначале,
невыразимо холодный. Он подошел ко мне вплотную. У него были черные
нависшие брови, длинные густые ресницы, серые, как свинец, глаза, что
придавало его лицу твердое, стальное выражение. Губы его перестали
улыбаться и сжались в жесткую складку.
- Сеньор кавалер! - произнес он злобно, чуть ли не дыша мне прямо в
лицо. - Сеньор кавалер, надеюсь, ваша милость хорошо слышал и оценил
значение того, что я только что сказал.
- Я не совсем понимаю, о чем идет речь. Прошу повторить.
- Я заверил вашу милость, что пощажу ваших людей и не трону их.
- Ах так! Спасибо за доброту, дон Эстебан.
- Но я иду на это с расчетом, что в интересах сеньора помочь мне
собрать пятьдесят человек.
- А если и я, подобно аравакам, не сумею оценить своего блага, так ли
уж тяжек будет мой грех?
- Теперь я не понимаю, ваша милость! Говори ясней!
- Если я не помогу вашей милости?
Дон Эстебан прищурил глаза, словно целился в меня из невидимого
ружья.
- Не думай, сударь, что и прежде я не замечал твоих шуточек! Теперь
же ты явно издеваешься! Ладно, тогда шутки в сторону! Если ты не сделаешь
того, о чем тебя просят, может случиться, я вспомню, что советовал мне
Конесо относительно твоих людей.
- Это угроза?
- Как угодно, сударь, возможно, и угроза!
Изобразив на лице крайний испуг, я покачал головой... и разразился
громким смехом.
- Пусть сударь соблаговолит простить меня за дурные манеры, но в
голову мне пришла забавная мысль: а что, если и мои люди сбегут в лес, как
и прочие, что тогда?
- А разве ты не в моих руках как заложник?
- А если и я убегу?
- Ничего не выйдет, ваша милость: мои люди знают дело и отлично
стреляют.
- Позволь, сеньор, обратить внимание твоей милости на то, что и у
моих людей есть ружья.
Дон Эстебан пренебрежительно пожал плечами.
- Ха, индейцы - скверные стрелки!
- А может быть, не все!
Мы продолжали стоять - слишком уж долго! - на том же месте, где
обменялись рукопожатием, в десятке шагов от главного тольдо. Под этим
просторным навесом, ожидая нас, сидел на табурете Конесо, рядом с ним
стоял Манаури, как переводчик, и тут же вожди Пирокай и Фуюди, а за ними
несколько лучших воинов при оружии. Шамана Карапаны видно не было.
- Прежде чем ответить вашей милости, - обратился я к испанцу, вновь
становясь серьезным, - прежде чем произнести свое последнее слово
относительно позиции, какую я займу по поводу сделанного предложения,
позволь мне сначала поговорить с людьми, отобранными в Ангостуру, и
разобраться в обстановке.
Дон Эстебан с минуту колебался, но, заметив мою усмешку и не желая
показаться трусом, поспешил согласиться:
- Пожалуйста...
Я подозвал к себе Манаури и, направляясь к группе пленников, попросил
его коротко рассказать, что здесь происходило до моего прихода. Вождь
подтвердил все, что я уже знал от Арипая и дона Эстебана. Когда он
закончил, я переспросил:
- Эти двадцать три человека под охраной действительно все наши
сторонники, от которых Конесо хочет избавиться?
- Все, как один.
- Ни одного из своих Конесо не дал?
- Ни одного.
- Вот дрянь!.. А те шесть воинов, что стоят с оружием за спиной
Пирокая и Фуюди, кто они?
- Охрана верховного вождя. Трое из них - сыновья Конесо, один - мой
племянник, сын Пирокая, два других - братья Фуюди: сплошь близкие
родственники.
- Поглядывай за ними, как бы они не пустили предательской стрелы. А
пока иди к Вагуре, возьми мой мушкет и сразу же возвращайся! Мушкет
заряжен картечью. Потом пойдем вместе к пленникам...
- А дон Эстебан разрешит?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сапковский Анджей - Божьи воины
Сапковский Анджей
Божьи воины


Посняков Андрей - Час новгородской славы
Посняков Андрей
Час новгородской славы


Шилова Юлия - Случайная любовь
Шилова Юлия
Случайная любовь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека