Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

отдает ее. Учинивший насилие бедняк опять-таки норовит продать свою землю
могущественному человеку и получить ее обратно в пользование. Воистину,
как говорит советник, одни утрачивают свободу, чтобы защититься от
насилия, другие - чтоб иметь возможность творить его безнаказанно.
Король слушал дела в необыкновенно дурном настроении. Советника
Арфарры все не было. Истцы и соприсяжники бранились, изворачивались,
благоговейно разглядывали роспись на потолке и лгали под сенью Золотого
Дерева так же нагло, как и под священной сосной.
Перед глазами короля вставал недавний любимый дружинник: родовое
кольцо на цепких пальцах, глаза синие и злые как море, красный волк на
боевом шлеме, и дыханье коня - как туман над полями. И кровь на плаще -
как багровый закат. Прав, прав советник: "Вы не на поединке! Вам не нужен
противник, вам нужен образ противника!"
Киссур Ятун явился в полдень со свитой. Огляделся вокруг и сказал:
- Однако, какая красота! Многое можно простить советнику Арфарре за
такую красоту!
Кречеты были, по наследству, членами королевского совета, но в знак
неповиновения в нем давно не сидели, и Киссур встал у стены, окруженный
вассалами.
Тут к нему подошел Белый Эльсил, боевой друг Марбода, и сказал:
- Я слыхал, что ты гадал на постороннем, и никто, кроме тебя,
постороннего не видел. И сдается мне, что это был не посторонний, а бес,
который позавидовал Марбоду. Боги любят лгать из зависти! И уже не раз
бывало с Арфаррой-советником, что род отсекал ветвь за ветвью, чтобы его
успокоить, и начиналось с того, что люди презирали род, а Арфарра потом
род истреблял.
Киссур ухватился зубами за свой палец и ничего не ответил. Только
через некоторое время промолвил:
- Однако, что за привычки у чиновников империи? Приговоренные пришли,
а палач опаздывает!
И, действительно, советника Арфарры все еще не было.
Господин Даттам, извещенный о готовящемся, тоже явился в залу и
заметил там, как ни жался тот в угол, одного хуторянина, некоего Зана
Дутыша, в желтом кафтанчике с изодранными локтями и в конопляных туфлях.
Тут Даттам понял, что Арфарра знает о Дутыше все, и велел принести ларец с
бумагами, из-за которых вчера не спал; если Дутыш будет жаловаться сразу
после суда над Кукушонком, лучше отдать и не связываться...

А Клайд Ванвейлен стоял, окруженный горожанами. Главный интерес суда
для горожан был такой, что вчера торговый человек утер нос знатному
мерзавцу, а сеньоры тут же стали говорить, что это можно было сделать
только колдовством. Точно такие же слухи распускались и о битве у Козьей
Реки, когда "третьи стали первыми". Стали, и вот как: первые два ряда
рыцарей испугались и убежали, городская пехота пропустила их сквозь щели,
врылась в землю острыми концами щитов и выиграла битву.
Горожане были люди рассудительные, колдовства не терпели. При
Ванвейлене был адвокат и семьдесят два соприсяжника, готовых клясться
вместе с ним, что Сайлас Бредшо - не колдун, и никакого колдовства не
было.
Наконец явился советник Арфарра.
Киссур Ятун и Арфарра-советник вышли перед королем и стали друг
против друга, один - на яшмовом поле, а другой - на лазуритовом. Каждому
под ноги положили стрелу-громотушку, чтоб они говорили только правду.
Киссур Ятун был в бирюзовом кафтане с золотым шнуром по вороту и
рукавам. На пластинах боевого панциря были нарисованы пасти и хвосты, и
такие же пасти и хвосты, только серебром, были на коротком плаще. Сапоги у
него были высокие, красные, а рукоять меча и ножны отделаны жемчугом и
нефритом. Арфарра-советник был в зеленом шелковом паллии, глаза у него
были не золотые, а розоватые, и было видно, что всю ночь он не спал.
Киссур Ятун погляделся в зеркало, усмехнулся и сказал соприсяжнику:
- Я одет достойно, как кукла на ярмарке, а он - скверно, как
кукольник.
Тут Арфарра-советник заведенным чином начал обвинять Марбода
Кукушонка в похищении и увечьях, нанесенных свободному человеку,
послушнику Неревену.
Первым его свидетелем был Клайд Ванвейлен. Ванвейлен взял, как было
велено, священный треножник и рассказал, как его друг увидел в храме
разбой и поспешил на помощь. А кого, почему били - откуда им знать?
- А что он делал у храма? - спросил король.
- Шел молиться, - удивился Ванвейлен.
Король нахмурился. Вчера заморский торговец не был столь богобоязнен!
Вспомнил следы: врет, на треножнике врет! Тысячу, тысячу раз прав
советник: надо, надо искоренить нелепые суды, и соприсяжников, и судебные
поединки, и ввести правильное слогоговорение, с защитой и обвинением, с



юридическим разбирательством и пытками.
А Киссур Ятун улыбнулся и сказал, как велела старая женщина:
- Вы, Арфарра-советник, ошиблись в обвинении! У меня есть семьдесят
два соприсяжника, что король называл вас хозяином Неревена, и мальчик
носит на руке железное кольцо. Стало быть, он ваш раб, и нельзя обвинять
моего брата в похищении свободного человека!
Тут Арфарра сказал, что Неревен - вейский подданный, а в империи
рабов нет, а Киссур Ятун поглядел на бывшего наместника и сказал,
улыбаясь:
- А я скажу, что в империи нет свободных.
Советник слегка побледнел.
А Киссур Ятун продолжал:
- А еще у меня есть семьдесят два соприсяжника, что Неревен - не
только раб, но и колдун. И в свидетели того я беру следы Сайласа Бредшо,
которого поволокло к храму с такого места, от которого он не мог слышать
происходящего. И еще другое колдовство было в этом деле, и свидетель тому
- клинок моего брата, оплавленный, а не разрубленный.
Клайд Ванвейлен закрыл глаза и подумал: "Ой, что сейчас будет!"
А дядя короля, граф Най Третий Енот, наклонился к старому сенешалю и
зашептал, что Киссур Ятун, видно, решил драться до последнего, но все же
придется ему сегодня уйти отсюда или без брата, или без Мертвого Города.
Король услышал, как они шепчутся, и ему послышалось: "Киссур решил драться
до последнего, и конечно, нам придется рассказать о том, что меч
раскололся из-за того, как король разбил хрустальный шар". Тут король, в
нарушение всех приличий, подошел к советнику и спросил тихо:
- Что же, доделали вы гороскоп?
- Нет, - ответил Арфарра-советник.
Король вернулся на возвышение, взял в руки серебряную ветвь:
- Нехорошо королю брать назад свое слово, и если я называл мальчика
рабом господина советника, - так тому и быть. И так как мальчик жив и
здоров, то за посягательство на чужое имущество род Кречетов должен
уплатить владельцу денежный штраф.
И если бы мальчик был крепок и высок, и пригоден в качестве боевого
вассала, то по законам наших предков за него полагался бы штраф в десять
золотых государей, а если бы он некрепок, но знал ремесло доезжачего или
псаря, или другое ремесло, необходимое в знатном доме, то он стоил бы пять
государей. Но так как он некрепок и не учен нужным ремеслам, а умеет
только читать, рисовать и вышивать, за него полагается штраф в три
ишевика. Есть ли еще обвинения?
Арфарра-советник посмотрел на короля, потом на Киссура Ятуна, потом
обвел глазами залу и сказал:
- Я не вижу смысла в других обвинениях.
Сошел со стрелы и сел на свое место в совете. Най Третий Енот
обрадовался и громко сказал:
- Кто смеет говорить, что король привержен законам империи, где не
различают господина и раба!
Это многие услышали.
А в дальнем конце залы стоял хуторянин Зан Дутыш, в латаном кафтане с
капюшоном и в конопляных башмаках. Он понурил голову и сказал: "Если
государь нарушает законы, вряд ли другие станут их соблюдать".
Его, однако, мало кто слышал, он повернулся и ушел.
Киссур Ятун поклонился королю и потом подошел к советнику. В руках он
держал шелковый мешочек, вышитый золотой гладью.
- Три золотых государя, - сказал он, - такой штраф причитается с
горожанина или торговца. Наш род - старейший в королевстве, и мы платим
тридцать золотых.
Арфарра встал и с поклоном принял мешочек. Дело было закончено. И
многие поразились великодушию, с которым король не стал поднимать вопроса
о поединке.

Тут выступил вперед господин Даттам:
- Умоляю о милости, - сказал он и протянул ворох разноцветных бумаг.
Король листал бумаги. В первой речь шла о поместье Гусий Ключ,
жалованном храму три года тому назад. Храм тогда же отдал поместье Зану
Дутышу в лен. Теперь, судя по грамоте, храм уступал Дутышу поместье в
полную собственность.
Во второй грамоте, писанной через день, - надо же, как переменчив
нрав покупателя, - оный Дутыш продавал означенное поместье господину
Даттаму. А в третьей грамоте, меченой следующим днем, Дутыш смиренно
просил Даттама, чтобы земля, которую он продал вейцу и за которую,
согласно свидетелям, получил сполна деньги, была отдана из милости Дутышу
в пользование.
Кроме Гусьего Ключа, Даттам заплатил, судя по грамотам, еще за три
поместья, - и тут же, как человек, безусловно, щедрый, спешил даром


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Соломатина Татьяна - Контурные карты для взрослых
Соломатина Татьяна
Контурные карты для взрослых


Володихин Дмитрий - Колонисты
Володихин Дмитрий
Колонисты


Никитин Юрий - Творцы миров
Никитин Юрий
Творцы миров


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека