Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Уехал. Должно быть, совсем из Парижа. С ним тоже история, -
засмеялась она. - Мартин за что-то изувечил его так, "то узнать было
нельзя. По крайней мере, в первые дни. Думали, будет дипломатический
скандал, а вышел пшик. Западные немцы и пикнуть не посмели: Мартин
американец и правая рука Томпсона. Здешним риббентропчикам не по зубам. Да
и сам Ланге вдруг отказался от всяких претензий: с умалишенными, мол, не
судятся. Репортеры бросились за объяснениями к Мартину. Тот угостил их
виски и сообщил, что Ланге хотел отбить у него русскую девушку. Это -
меня. В общем, смех, но за смехом тоже какая-то тайна. Сейчас Мартин уехал
вместе с Томпсоном. Не выпучивай глаз: тоже долго рассказывать. Я тебе все
газетные вырезки подобрала - прочтешь. Там и записка к тебе от Мартина - о
драке ни слова. Но, по-моему, Зернов и тут что-то знает. Кстати, завтра
его выступление на пленарном заседании - все газетчики ждут, как акулы за
кормой корабля, а он все откладывает. Из-за тебя, между прочим. Хочет с
тобой предварительно встретиться. Сейчас. Опять глаза выпучиваешь? Я же
сказала: сейчас.
Зернов появился с кинематографической быстротой и не один. Его
сопровождали Каррези и Монжюссо. Более сильного эффекта он произвести не
мог. Я разинул рот при виде Монжюссо и даже не ответил на их приветствие.
- Узнал, - сказал по-английски Зернов своим спутникам. - А вы не
верили.
Тут я вскипел, благо по-английски кипеть было легче, чем на любом
другом языке, кроме русского.
- Я не помешался и не потерял памяти. Трудно не узнать шпагу, которая
проткнула тебе горло.
- А вы помните эту шпагу? - почему-то обрадованно спросил Каррези.
- Еще бы.
- А вашу? - Каррези даже привстал от возбуждения. - Миланская работа.
Стальная змейка у гарды, вьющаяся вокруг рукояти. Помните?
- Пусть он ее помнит, - злорадно сказал я, кивнув на Монжюссо.
Но тот не обиделся, даже не смутился ничуточки.
- Она висит у меня после шестидесятого года. Приз за Тулузу, -
флегматично заметил он.
- Я ее у тебя и запомнил. И клинок и змейку, - снова вмешался Каррези.
Но Монжюссо его не слушал.
- Сколько вы продержались? - спросил он, впервые оглядывая меня с
интересом. - Минуту, две?
- Больше, - сказал я. - Вы же работали левой.
- Все равно. Левая у меня много слабее, не та легкость. Но на
тренировках... - Он почему-то не закончил фразы и переменил тему: - Ваших
я знаю: встречался на фехтовальной дорожке. Но вас не помню. Не включали в
команду?
- Бросил фехтованье, - сказал я: мне не хотелось "раскрываться". -
Давно уже бросил.
- Жаль, - протянул он и взглянул на Каррези.
Я так и не понял, о чем он пожалел: об утраченном мной интересе к
спортивной шпаге или о том, что поединок со мной отнял у него более двух
драгоценных минут чемпиона. Каррези заметил мое недоумение и засмеялся:
- Гастон не был на этом поединке.
- Как это - не был? - не понял я. - А это?
Я осторожно пощупал косой шов на горле.
- Вините меня, - смущенно проговорил Каррези. - Я все это придумал у
себя на диване. Гастон, которого синтезировали и которому дали в руки
такую же синтезированную шпагу, - это плод моего воображения. Как это было
сделано, я отказываюсь понимать. Но действительный, настоящий Гастон даже
не коснулся вас. Не сердитесь.
- Честно говоря, я даже не помню вас за табльдотом, - прибавил
Монжюссо.
- Ложная жизнь, - напомнил мне Зернов наш разговор на лестнице. - Я
допускал моделирование предположений или воображаемых ситуаций, - пояснил
он Каррези.
- А я ничего не допускал, - нетерпеливо отмахнулся тот, - да и не
подпускал к себе эту мировую сенсацию. Сначала просто не верил, как в
"летающие блюдца", а потом посмотрел ваш фильм и ахнул: дошло! Целую
неделю ни о чем другом говорить не мог, затем привык, как привыкаешь к
чему-то необычному, но повторяющемуся и, в общем, далекому.
Профессиональные интересы отвлекали и разум и сердце: даже в тот вечер
накануне конгресса ни о чем не думал, кроме новой картины. Захотелось
воскресить исторический фильм - не голливудскую патоку и не музейный
экспонат, а нечто переоцененное глазами и мыслью нашего современника. И
век выбрал, и героев, и, как у вас говорят, социально-исторический фон. А
за табльдотом "звезду" нашел и уговорил. Одна ситуация ему не нравилась:
поединок левой рукой. Ну а мне виднее, как это ни странно. Я его помню на
фехтовальной дорожке. Со шпагой в правой - слишком профессионален, не
сумеет войти в образ. А в левой - бог! Неумная сила, ошибки, злость на



себя и чудо естественности. Убедил. Разошлись. Прилег в номере, думаю.
Мешает красный свет. Черт с ним, зажмурился. И все представил - дорогу над
морем, камень, виноградники, белую стену графского парка. И вдруг чушь
какая-то: наемники Гастона - он Бонвиль по роли - останавливают на дороге
бродяг не бродяг, туристов не туристов, чужаков, одним словом. Не тот век,
не тот сюжет. Хочу выбросить их из замысла и не могу - как прилипли.
Тотчас же переключаюсь: пусть! Новый сюжетный поворот, даже оригинально:
скажем, бродяги, уличные актеры. А Гастон у себя, естественно, тоже о
фильме думает, не о сюжете, конечно, а о себе, все о той же дилемме: левой
или правой. Я вступаю с ним в мысленный спор: горячусь, убеждаю, требую.
Наконец приказываю: все!
- Это я видел, - вспомнил я. - Кучка малиновой пены у дороги, и вы из
нее как чертик из ящика.
Каррези закрыл глаза, должно быть, зрительно представил себе услышанное
и снова обрадовался:
- А ведь это идея! Гениальный сюжетный ход. Восстановим все, что было,
и все, как было. Словом, хотите партнером к Гастону?
- Спасибо, - прохрипел я, - второй раз умирать не хочется.
Монжюссо улыбнулся вежливо, но с хитрецой.
- На вашем месте я бы тоже отказался. Но заходите ко мне на Риволи
просто по-дружески. Скрестим шпаги. Тренировочные, не бойтесь. Все по
форме - и колеты, и маски. Мне хочется вас прощупать, как вы смогли
выстоять так долго. Я нарочно попробую левой.
- Спасибо, - повторил я, зная, что никогда больше с ним не увижусь.



25. ПУТЕВКА В ГРЕНЛАНДИЮ
Когда режиссер и шпажист ушли, воцарилось неловкое молчание. Я с трудом
сдерживался, раздраженный этим ненужным визитом. Зернов посмеивался,
ожидая, что я скажу. Ирина, тотчас же подметившая многозначительность
паузы, тоже молчала.
- Злишься? - спросил Зернов.
- Злюсь, - сказал я. - Думаешь, приятно любезничать со своим убийцей?
Так мы, не сговариваясь, перешли на "ты". И оба этого не заметили.
- Монжюссо не виноват даже косвенно, - продолжал Зернов. - Я это сейчас
и выяснил.
- Презумпция невиновности, - съязвил я.
Он не принял вызов.
- Каюсь, я нарочно столкнул их с тобой - не сердись. Хотелось
сопоставить моделированное и его источник. Мне для доклада нужно было
точно проверить, что моделировалось, чья психика. И что еще более важно -
память или воображение. Теперь знаю. Они заглянули и к тому, и к другому.
Тот просто хотел спать, вероятно лениво раздумывая над предложением
Каррези. Не много ли мороки, приемлем ли гонорар. А Каррези творил.
Создавал конфликты, драматические ситуации - словом, иллюзию жизни. Эту
иллюзию они и смоделировали. Довольно точно, между прочим. Пейзаж помнишь?
Виноградники на фоне моря. Точнее любой фотографии.
Я невольно пощупал горло.
- А это? Тоже иллюзия?
- Случайность. Вероятно, экспериментируя, они даже не понимали, как это
опасно.
- Не понимаю, - задумчиво перебила Ирина, - тут что-то другое - не
жизнь. Биологически это не может быть жизнью, даже если ее повторяет.
Нельзя создать жизнь из ничего.
- Почему - из ничего? Вероятно, у них есть для этого какой-то
строительный материал, что-то вроде первичной материи жизни.
- Красный туман?
- Может быть. До сих пор никто не нашел объяснения, даже гипотезы не
выдвинул. - Зернов вздохнул. - Завтра и от меня не ждите гипотез - просто
выскажу предположение: что моделируется и зачем. Ну а как это делается?
Извините...
Я засмеялся:
- Кто-нибудь объяснит. Поживем - увидим.
- Где?
- То есть как где? На конгрессе.
- Не увидишь.
Зернов пригладил свои прямые светлые волосы. Он всегда это делал перед
тем, как сказать неприятность.
- Не выйдет, - сказал я злорадно. - Не удержите. Выздоровел.
- Знаю. Послезавтра выписываешься. А вечером укладывай чемоданы.
Он сказал это так твердо и так решительно, что я вскочил и сел на
постели.
- Отзывают?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Круз Андрей - Исход
Круз Андрей
Исход


Контровский Владимир - Мы вращаем Землю! Остановившие Зло
Контровский Владимир
Мы вращаем Землю! Остановившие Зло


Шилова Юлия - Дневник эгоистки, или Мужчины идут на красное
Шилова Юлия
Дневник эгоистки, или Мужчины идут на красное


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека