Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Последним к дверям направился Томпсон и по дороге не удержался от замечания:
- А штука-то у любовничка почти с тебя размером.
Ничто из того, что он делал до сих пор, не заставило меня покраснеть, но теперь я зарделась. Злилась, но ничего не могла с этим поделать.
Он рассмеялся.
- Надеюсь, вы не уедете из города. Надеюсь, вы останетесь, и у меня будет еще один шанс остаться с тобой наедине.
- Томпсон, у меня в жизни теперь новая цель - никогда не остаться с тобой наедине.
Он снова рассмеялся. И смеялся, пока шел к двери. Помощник, который жаловался на толпу, уже вышел. В дверях остался только Мейден, поджидая Уилкса.
- Надеюсь, мы больше не встретимся, Блейк, - сказал мне шериф на прощание.
- Взаимно, шериф, - нервно хихикнула я.
- Мистер Зееман, - кивнул он Ричарду так, словно остановил нас за нарушение правил дорожного движения и отпускает без штрафа, просто сделав предупреждение. Когда он выходил в дверь, язык его тела перестроился на абсолютно другой лад. Ну, старый добряк, выясняющий у приезжих подробности беспорядков прошлой ночью.
Когда за ними закрылась дверь, Ричард скользнул ко мне, коснулся руками моего лица, но тут же их отдернул.
- Больно? - спросил он, водя кончиками пальцев над самой поверхностью моей кожи.
- Немножко.
Тогда он обнял меня, нежно прижимая к своему далеко не одетому телу.
- Езжай домой, Анита. Возвращайся в Сент-Луис.
Я отстранилась, чтобы видеть его глаза.
- Ну, уж нет. Если остаешься ты, я тоже остаюсь.
Он осторожно взял в ладони мое лицо.
- Они опять нападут.
- Нет, если будут думать, что мы уехали. Нас может спрятать стая Верна?
- А кто, как ты думаешь, в той толпе на улице?
Я внимательно посмотрела ему в глаза.
- Это они убили второго? Неужели, люди Верна убили Терри, когда мы ушли?
- Не знаю, Анита, - он снова меня обнял. - Правда, не знаю.
- Я пообещала ему, что он останется в живых, если скажет, что знает.
Не выпуская мое лицо из рук, он чуть отстранился.
- Ты бы и глазом не моргнула, если бы убила его вчера в драке, но из-за того, что обещала ему безопасность, теперь ты расстраиваешься.
Я поднялась и началась вытаскивать свою драгоценную простыню из-под коленей Ричарда.
- Если я даю слово, это кое-что значит. Ему я дала слово, что он останется в живых. И если сейчас он мертв, я хочу знать, почему.
- Копы не на нашей стороне. Анита, не стоит выводить Верна и его стаю из себя. Они - всё, что у нас есть.
Опустившись на колени рядом со своим чемоданом, я начала вытаскивать из него одежду.
- Нет, Ричард. У нас есть мы, Шанг-Да, Джейсон, Ашер и все, кто приехал со мной. Если люди Верна прошлой ночью убили Терри за моей спиной, у нас их нет. Это мы есть у них. Они нам нужны, и они это знают.
Держа в руках охапку одежды, я поднялась и побрела к ванной, стараясь не уронить простыню, которая все еще была на мне. По какой-то причине сейчас мне не хотелось оказаться перед кем угодно, даже перед Ричардом, совсем голой. По дороге я остановилась, чтобы вытащить из-под подушки браунинг, и водрузила его поверх одежды. До конца этого путешествия я не собиралась больше расставаться с оружием. Если кому-то это не нравится, то это исключительно его проблемы. Включая моих родных и близких. Правда, надо отдать Ричарду должное - он и слова не сказал ни про пистолет, ни про все остальное. Так что я спокойно закрыла за собой дверь.
30
(перевод - Cara)
Мне хотелось долгого и горячего душа. Но пришлось ограничиться коротким горячим душем. Первым делом после возвращения я позвонила Дольфу, чтобы сказать, что я еще жива. Но все, что у меня получилось сделать, только оставить сообщение. Я надеялась дать ему имя Фрэнклина Найли и узнать, не связано ли с ним что-нибудь криминальное. Обычно, если только мы не расследовали одно дело, Дольф не делился со мной полицейской информацией, но я надеялась, что в данном случае он сделает исключение. Продажные копы - как раз то, что Дольф любил чуть ли не меньше всего. Так что он мог бы помочь просто назло Уилксу.
Из одежды я выбрала белые носки, голубые джинсы и темно-синюю майку. Чтобы прикрыть браунинг, поверх майки я накинула рубашку с коротким рукавом. Кобура наверняка будет слегка натирать по краям, но когда дело доходит до скрытого ношения оружия летом, вариантов остается не много. Я бы надела шорты, если бы не собиралась продираться по лесу за троллями и биологами. Возможность не пропотеть я с готовностью поменяла на защиту от коварных кустов.
Пока волосы не просохли, я нанесла на них немного пенки, расчесалась, и с головой было покончено. А поскольку на косметике я не зацикливалась, душ и все остальное заняли немного времени. Протерев в зеркале полотенцем кружок, я посмотрела на себя. Остальная его поверхность запотела. Свежие синяки уже пропали, кожа разгладилась, словно их и не было. Но губы с одной стороны припухли, и у рта осталось красное пятнышко. При таком раскладе меня можно бить целый день, а в течение следующего я уже вылечусь.
Из-за двери послышались голоса. Обладателем одного из них был Ричард. Второй - рокочущий бас, очень похожий на Верна. Отлично, он-то мне и нужен. Послышались еще голоса.
- Я не знал, что еще делать! - высоко и звонко произнес Натаниель.
Вся банда в сборе. Интересно, о чем там речь. Предположений у меня было не много.
Засунув браунинг спереди за ремень джинсов, я подумала, что пока не придется сесть, сойдет и так. Ствол был слишком длинный, чтобы сидеть с ним нормально. Я открыла дверь, и все разговоры тут же прекратились, словно я нажала на выключатель. Похоже, речь шла обо мне.
Ближе всех ко мне стоял Натаниель. На нем были шелковые спортивные шорты и майка в тон. Длинные волосы толстой косой змеились по спине. В целом он выглядел как реклама элитного спортивного зала.
- Я был на страже, Анита, но они копы! Я не знал, что делать.
Он отвернулся, и мне пришлось поймать его за руку, чтобы повернуть обратно.
Большие фиалковые глаза снова смотрели на меня.
- В следующий раз просто крикни и предупреди. Так или иначе, ты мог сделать только это.
- Я провалился как телохранитель, - сказал он.
В какой-то степени он был прав, но мне не хотелось говорить ему это в лицо. Он действительно мог сделать не много.
Я посмотрела на Шанг-Да, который был в противоположном конце комнаты. Он сидел, привалившись спиной к стене, без малейшего усилия балансируя на подушечках пальцев ног. На нем были черные брюки и белая рубашка с коротким рукавом. Следы когтей у него на лице превратились в красные рубцы. То, что должно было до конца его жизни остаться уродливыми шрамами, уже через несколько дней исчезнет без следа.
- Если бы сторожил ты, Шанг-Да, что бы ты сделал по-другому? - спросила я, не выпуская руки Натаниеля.
- Они бы не прошли мимо меня без твоего разрешения.
- Ты бы сопротивлялся, если бы они попытались надеть на тебя наручники?
Секунду или две он размышлял над вопросом, потом пронзил меня взглядом.
- Мне не нравится, когда на меня надевают наручники.
Притянув к себе Натаниеля, я полуобняла его.
- Вот видишь, Натаниель, у нас есть телохранители, которые дали бы им повод открыть стрельбу. Не волнуйся об этом.
На самом деле, я собиралась никогда больше не оставлять на стреме одного Натаниеля. И то же самое - в отношении Шанг-Да. По совершенно разным причинам, я не доверяла ни одному из них по одиночке.
На большом стуле у окна сидел Верн. Кроме сменившейся футболки, одет он был так же, как в первый раз, когда я его увидела. Может, это все, что у него есть. Джинсы и бесконечная череда футболок. Длинные седеющие волосы были забраны в хвост.
Ричард потрудился надеть джинсы и высушить волосы феном, но это было все. Он мог целый день проходить в одних джинсах или шортах, обуваясь, если приходилось выйти на улицу. Рубашка появлялась, только если он собирался на люди. Ричард жил в полной гармонии со своим телом. Конечно, если у тебя такое тело, то почему бы и нет?
- Ты в порядке? - спросил Верн.
Я пожала плечами.
- Переживу. Кстати, о жизни, как там старина Терри? Врачи смогли приделать ему руку обратно?
Ричард потянулся ко мне. Я помедлила, потом взяла его руку и позволила ему опустить меня на колени рядом с ним. Браунинг я вытащила, и поэтому смогла устроиться между его ног. Он прижал меня спиной к своей обнаженной груди, зажав по бокам обтянутыми джинсами бедрами. У него были теплые и очень надежные руки. Прислонившись затылком к груди Ричарда, я не отрывала взгляда от Верна.
И не важно, что у меня в руке был браунинг.
Поцелуем в мою еще влажную макушку Ричард попытался напомнить мне, что нужно быть хорошей девочкой. И не ввязаться в новую драку. В каком-то смысле он был прав. У нас и так было слишком много драк, чтобы начинать еще одну.
- Отвечай, Верн, - потребовала я.
- Большинство из моей стаи считаются людьми, Анита. Неужели ты действительно думаешь, что какой-то урод будет держать язык за зубами?
Он наклонился вперед, сложив руки. Сам мистер Честность.
- Он был единственной ниточкой к преступникам, Верн. И единственным, кто по своей воле мог все рассказать.
У меня на плечах чуть сильнее сжались руки Ричарда. Я вдруг поняла, что если он приложит еще чуть-чуть усилий, то я не смогу прицелиться.
- Я не собираюсь в него стрелять, Ричард. Расслабься, ладно?
- Что, я не могу тебя просто обнять? - спросил он шепотом, почти касаясь губами моего уха, так что я чувствовала его дыхание.
- Нет, - твердо ответила я.
Его руки скользнули ниже, свободно обвились вокруг моей талии, так что ладони оказались почти у меня на бедрах, при том, что я сидела, почти упираясь в собственные колени подбородком. При других обстоятельствах, это было бы интересной позицией, но у меня было дело, и я не стала отвлекаться.



- На первом месте для меня стая, Анита. Так и должно быть.
- Я бы никогда не подвергла твою стаю опасности, Верн. Но я пообещала, что если он расскажет, что знает, мы отвезем его в больницу и попытаемся вернуть ему руку. Я дала ему слово, Верн.
- И ты твердо держишь свое слово, - задумчиво сказал Верн.
- Да.
- Уважаю.
- Ты его убил, так? - спросила я.
- Не сам, но я отдал приказ.
Руки Ричарда напряглись. Я чувствовала, как он пытается расслабиться. Он потерся подбородком о мои все еще влажные волосы и начал гладить пальцами мои обнаженные руки, как обычно успокаивают собаку, когда боятся, что она кого-нибудь укусит.
- А я дала ему слово, - сказала я.
- Что я могу сделать, чтобы уладить это дело? - очень серьезно спросил Верн.
Я уже хотела сказать "Ничего", но Ричард был прав. Они были нам нужны. Точнее, нам был нужен кто угодно, а они - все, что у нас было. Что он может сделать, чтобы уладить это дело? Поднятие мертвых было скорее в моих полномочиях, но сделать из Терри зомби все равно не то же самое.
- Честно говоря, Верн, не знаю. Но я что-нибудь придумаю.
- Хочешь сказать, я должен тебе услугу? - поинтересовался он.
- Умер человек, Верн. Это должно стоить проклятой услуги.
Он долго изучающе смотрел на меня, потом нехотя кивнул.
- Думаю, да.
- Ладно, - сказала я. - Ладно. Оставим все, как есть, Верн. Но когда я захочу что-то попросить у тебя, не стоит меня разочаровывать.
Он быстро улыбнулся.
- Даже и не знаю - жду я с нетерпением, когда вы познакомитесь с Роксаной, или уже в ужасе от этого.
- Что еще за Роксана? - поинтересовалась я.
- Его лупа, - усмехнулся Ричард.
Верн поднялся на ноги.
- Ричард сказал, что вы с Роксаной друг другу понравитесь, если перед этим друг друга не убьете. Теперь я знаю, что он имел в виду.
Верн подошел к нам и протянул мне руку, словно предлагая помочь мне подняться с пола. Но, можете назвать это озарением, я поняла, что это нечто большее.
Ричард убрал руки, и я вложила свою ладонь в руку Верна. Он не стал тянуть меня за руку, просто держал ее, пока я вставала. В другой руке у меня все еще был браунинг.
- Если ты попросишь о том, что может причинить моей стае вред, я не могу этого обещать. В остальном - даю тебе мое слово. Спроси с меня за него, и все будет, - он ухмыльнулся и посмотрел на Ричарда. - Боже, ну она и крошка!
Ричард мудро не стал комментировать последнее высказывание.
Верн опустился передо мной на колени.
- Чтобы скрепить свое слово, я предлагаю тебе шею. Ты понимаешь символизм?
Я кивнула.
- Будь я волком, я могла бы вырвать тебе горло. Это жест доверия.
Он удовлетворенно кивнул и склонил голову в сторону, так что прямо передо мной под кожей оказалась артерия. Все это время он держал меня за руку.
Я оглянулась на Ричарда.
- И что мне делать?
- Можешь поцеловать место, где бьется пульс, или слегка его прикусить. Чем больнее будет укус, тем меньше ты доверяешь человеку, или считаешь себя более сильным доминантом.
Я сверху вниз посмотрела на Верна. Он держался очень хорошо. Я не чувствовала ни капли его силы, хотя держала за руку, касалась его кожи. Но я знала, каким он был сильным, и что на самом деле при желании он мог сделать так, что мурашки по мне побегут толпами.
Сжав его руку, я обошла его и встала сзади. Браунинг полетел на кровать. Я провела рукой по его шее и кончиками пальцев нашла пульс.
Взглянув на Ричарда, я увидела на его лице почти ясное "нет" - он был готов предостеречь меня от того, о чем я думала. Что в свою очередь делало все это еще более соблазнительным.
Верн тем временем потянул меня на себя, свел мои руки у себя на груди, словно я его обнимала. Таким образом мои губы оказались прямо у его шеи, как будто он уже не раз это делал.
Он пах теплом, будто перед этим долго был на солнце. В его кожу въелся аромат деревьев и земли. Я провела носом над самой поверхностью его тела. И почуяла запах крови. Словно его кожа истончалась, пока от сладкого запаха крови меня не отделяло только уступчивое тепло, будто кожи не стало вовсе.
Мои губы парили над его пульсирующим теплом. Я погружалась в запахи его тела. Меня захлестывало желание сомкнуть губы на этой живой пульсации. Но я не разрешала себе это сделать, или, точнее, не доверяла себе сделать слишком многое. Неужели Ричард шел по жизни, пробуя на вкус кровь других? Ощущал ли он их жизнь как нечто хрупкое и материальное?
Возможно, я колебалась слишком долго. Возможно, Верн почувствовал наполняющую меня силу. Его собственная сила вдруг ворвалась в мое тело вибрирующим потоком, и я задохнулась. Это было слишком. Слишком соблазнительное предложение глотка влаги погибающему от жажды.
Мои зубы сомкнулись на исчезающем тепле. Рот заполнило ощущение его плоти. Мой язык нашел его пульс, и я впилась в него зубами, пытаясь вырвать из шеи бьющийся, живой кусок.
Во мне рыком раздалась его сила, и что-то глубоко внутри меня излилось этому навстречу, словно встретились две волны мощного прилива, сминая, смывая и разрушая все на своем пути. Глубоко под ними когда-то была земля и пляж, но все это смыло в грохочущие глубины.
Я почувствовала, как открылись глаза, но не у меня. За мили отсюда открыл глаза Жан-Клод, в удивлении очнувшись от сна, который должен был продолжаться еще не один час. В шоке от того, что его, мой, наш голод удовлетворен.
Чьи-то руки начали оттаскивать меня от пульсирующего тепла. Чьи-то руки вмешались и отрывали меня. Я пришла в себя в воздухе, куда уже совершенно беспомощную меня поднял Ричард. Верн так и не выпустил моей руки. Он держался за нее и пытался подтащить меня обратно. На его шее была кровь. На коже остался почти идеальный отпечаток моих зубов. Ричард, наконец, оторвал меня от него, и рука Верна упала.
Взгляд у Верна был затуманенный. Он глубоко судорожно вздохнул и рассмеялся. Низкий звук заставил мое тело отреагировать.
- Боже, девочка, что это была за чертовщина?
Я не дергалась и не старалась к нему вернуться. Не старалась это закончить. Я спокойно лежала в руках Ричарда, моргая от утреннего света, глядя на то, что я сделала с шеей Верна и ничего не понимая.
Когда у меня получилось заговорить, я просила:
- Что это было, черт возьми?
Ричард держал меня на руках, как ребенка. А так как я не была уверена, что смогу устоять на ногах, то не стала выступать по этому поводу. Я чувствовала себя легко, отстраненно и ужасно.
Прижав к себе, он поцеловал меня в лоб.
- После того, как мы были вместе, метки усилились. Жан-Клод думал, что так и будет.
С трудом сфокусировав взгляд, я посмотрела на Ричарда.
- Хочешь сказать, что наш с тобой секс усилил его власть над нами?
Секунду или две Ричард думал на эту тему, потом сказал.
- Скорее, нашу власть друг над другом.
- Отпусти меня.
Он послушался. Не в силах стоять, я скользнула на колени и оттолкнула его руки, когда он попытался мне помочь.
- Ты знал, и не сказал мне!
- Что бы это изменило прошлой ночью? - спросил он.
Борясь со слезами, я смотрела на него и хотела сказать "все", но не стала врать.
- Ничего, - ответила я. - Ничего.
Прошлой ночью понадобилось бы значительно больше, чем простое знание об усилении меток, чтобы удержать меня от постели Ричарда. Конечно, прошлой ночью я не поняла бы, что это означает. Прошлой ночью я не пыталась выгрызть человеку горло.
Я попробовала подняться и второй раз шлепнулась обратно. Дело было не в упадке сил. Я чувствовала себя почти пьяной. Но силы не уменьшились. Скорее как раз наоборот.
- Что со мной?
- Я видел такое у вампиров. Когда они выпьют крови кого-нибудь могущественного или перепьют... силы, - ответил Шанг-Да.
- Черт!
- Лично я себя чувствую как раз чертовски хорошо, - вмешался Верн и потрогал укус на шее. - Я еще ни разу не давался вампиру. Если это так приятно, похоже, я много пропустил.
- Даже лучше, - не утерпел Натаниель. - Может быть гораздо приятнее.
- Дело не в вампире, - сказал Ричард. - Дело в силе. Сила Верна, моя, Аниты и Жан-Клода.
- Что-то вроде противоестественного самоубийственного коктейльчика, - хихикнула я и легла на пол, спрятав лицо в руках, пытаясь не упустить послевкусие.
Мне хотелось удержать это необыкновенное ощущение и завернуться в него, как в пушистое одеяло. А в конце долгого, разгорающегося тепла я почувствовала тьму. Я почувствовала, как подобно черной дыре Жан-Клод втягивает в себя наше тепло, нашу жизнь. И в этот момент я поняла две вещи. Во-первых, он уже знает, что мы с Ричардом занимались любовью. Что он это почувствовал. А во-вторых, в то время, когда он питался нашей жизнью, мы сами питались его тьмой. Мы пили его холодную неподвижную смерть точно так же, как он вкушал солнечное тепло и пульсацию наших тел. И все мы черпали в этом силу. Свет и тьма. Холод и жар. Жизнь и смерть. Словно метки сводили нас все ближе, и граница между жизнью и смертью стиралась. Я чувствовала, как сердце Жан-Клода забилось раньше, чем в любой из дней за последние четыре сотни лет. Я чувствовала его радость, чувствовала, что он доволен. И в это мгновенье я его ненавидела.
31


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Буркатовский Сергей - Вчера будет война
Буркатовский Сергей
Вчера будет война


Ильин Андрей - Тень Конторы
Ильин Андрей
Тень Конторы


Орлов Алекс - Золотой воин
Орлов Алекс
Золотой воин


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека