Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

был виден жёлтый череп и окружности налитых кровью глаз. Видны
были и вены, которые проступали сквозь плоть, словно разветвлённая
паутина толстых, просмолённых труб, казавшиеся на первый взгляд
клеткой, служившей для содержания внутренностей и для демонстрации
внутреннего устройства.
Плоть лица, почти невидимая, не несла на себе никакого
выражения, которое можно было бы разобрать или интерпретировать.
Но глаза, сидевшие в черепе и выступающие из глазниц, наливаясь
кровью, казались одновремено и ужасающими и задумчивыми...
свирепость, отчаянный гнев вечного страдания.
Ведьмы, прибывая одна за дугой, представлялись ему, кланялись и
целовали его полу-окрашенные ягодицы. Затем своими губами,
благословенными таким образом, они поворачивались друг к другу и
целовались. И тогда их плоть становилась видна, их покровы исчезали
под воздействием чёрной магии, открывая белизну костей и черноту вен,
словно у гротескных морских созданий, изгибаясь и свиваясь при их
движениях, сплетаясь и переплетаясь в кровавой страсти злобных
поцелуев.
Затем начались истязания, когда ведьм, которые совершили
недостаточно зла, бичевали узловатыми верёвками до тех пор, пока
чёрные вены не прорвали невидимую поверхность их рассечённой кожи и
брызнули чёрной кровью. И каждая чёрная капля, падавшая на землю,
оставалась живой, заползая, словно червь в щели горы. Всё время, пока
ведьмы кричали в агонии своей пытки, им вторило эхо божественного
возмездия, которое в своё время проклянёт их всех, и обречёт на те же
вечные страдания, которые изнуряли их хозяина.
Угощение, как и сам хозяин, выросло из вещества скал. Сгнившая
трава, камни, отбросы, перегной, сосновая хвоя и птичий помёт - всё это
превратилось в мясо и булки, сахар и приправы. Горные потоки
наполнились смесью крови и вина, и дьявол выплюнул пламя, чтобы
поджечь её. Ведьмы ели, зная, что их угощенье оставалось тем, чем было,
не смотря на кажущий ся внешний вид, и подхлёстывали свои дикие
развлеченья, пренебрегая этим знанием.
Затем празднующие оделись в мантии для пантомимы,
превратившись в карикатуры на монахинь, церковных служек и актёров,
являя, даже, какрикатуру своего собственного господина, который был
представлен в сценках. Они насмехались не только над святым, но и над
жизнью, смертью и таинственностью, над обыденным и над
праздничным, над искусством.
И дьявол благославлял церемонию пустыми, елейными
обещаниями, которые громоздились друг на друга, вызывая хохот и
наслаждение.
Небо исполняло для них музыку, гром превращался в бой
барабанов, ветер играл бесконечные пассажи в высоких ветвях, а сами
они плясали, пока дьявол спускался к ним, беря одну за другой для
исполнения извращённого духовного бракосочетания. Его палка, как и
плоть лица, была прозрачной, похожей на ледяную иглу, и он входил в
них её ужасающим холодом, замораживая их до последней клетки, и
затем покидая их с экстатической пыткой возвращения огня и
ощущений. И во время их соединения, кровь свободно вытекала и
смешивалась, когда вены выступали из остекленевшей плоти и
сплетались в причудливые узоры.
Шабаш всё длился и длился, замкнутый в замороженном
мгновении ночи, защищённый абстракциями от вторжения внешнего
мира. И бесконечная буря, огораживавшая тайеное место,
свирепствовала вокруг, терзая землю.
После плясок они легли, и дьявол, снова превратившийся в скалы,
принялся ласкать их всех одновременно своими каменными пальцами и
рогами. И ведьмы соединили руки и коснулись ступнями тел друг
джруга, превратившись в одну замкнутую огромную паутину,
покрывавшую вершину горы, словно живой плащ.
Они были в трансе...
... в объятиях своих собственных снов...
... пока дьявол собирал свои инструменты вместе, делая единой
личностью и единой волей, которые были его собственными -
совершеннейшее зло и совершеннейшее проклятье. Он наставлял их в
грехе, отбирал их мысли и инстинкты, делал их послушными его
собственному влиянию и злобному интеллекту, губил их души
заключением дьявольского пакта, которым они отрекались от всего
человеческого... пакта который оставался записанным в каждой их
жилке.

Я ждал, безнадёжно, петушиного крика.
Кукареанье так и не раздалось.
На неопредлённое время потерял сознание.




Позже, я обнаружил себя летящим в ночи, как летали они, несясь
сквозь бушующую бурю, но не подвергаясь его яростному воздействию.
Вокруг меня всё в мире шло своим чередом.
Словно засохший листок на свирепом ветру, меня швыряло и
крутило, но я чувствовал себя таким же лёгким, как сам воздух. Струи
дождя обрушивались на моё тело, но осязание куда-то отступило, и я не
ощущал ни малейшего прикосновения. Молнии ударяли в меня снова и
снова, со всей яростью обозлённого божества, словно разъярённые
кобры.
Снова и снова, и снова...
Но я пропускал их сквозь себя одну за другшой. Электрическая
пытка не могла коснуться меня, не могла потревожить мою плоть ни в
малейшей степени. Хотя мои сердце и разум сжимались от отчаяния, я
был цел, невредим и пребывал в полной безопасности.
Казалось, что я скорее падаю, чем лечу, но медленно... очень
медленно...
Пытка, которая должна была заставить меня кричать, поражала
себя, словно живое существо, со всей своей яростью, оборачивающейся
против неё самой. Я был неуязвим и бесчувственен. Я мог спокойно
наблюдать, как вспарывалась моя кожа и вытекала моя кровь. Я мог бы
наблюдать, как меня разрывало на части, и это меня едва ли взволновало
бы. Что-то, что было мной, находилось в безопасности, и в безопасности
навсегда.
Глядя вниз во время падения, я увидел две фигуры, движущиеся
среди сосен по склону другой горы, заливаемые дождём и пугающиеся
раскатов грома.
Мне были знакомы их лица, но я не мог вспомнить их имена.
По мере того, как я падая приближался к линии их движения, они
проступали всё отчётливее и отчётливее, но я всё ещё не мог вспомнить
имена или кто они такие.
Они направлялись к отдалёной горе, но они не могли ни дойти до
Шабаша, ни миновать его. Им предстояло бежать вечно и в никуда, с
ужасом маячившим далеко впереди и с надеждой, оставшейся далеко
позади.
За мгновения до моего падения на многоигольные вершины
деревьев, видение рассеялось. Оно свернулось, стало призрачным и
унеслось прочь, постепенно утратив форму и структуру.
Я осознал, что пробудился, хотя мои веки казались заклееными. Я
не слишком старался расплющить их. Я был слишком истощён. Вместо
этого я постарался собрать воедино моё возвращающееся сознание,
соеджинить разрознённые франгменты своего существа. Я пытался
слышать. Пытался ощущать. Старался вспомнить.
Мне удалось снова добиться некоторого ощущения единства,
восстановить некоторое чувство единого целого. Я мог ощущать, как в
груди билось сердце, и оно обивало: Я...я... я... я...
Его удары были размеренными, а вовсе не паническими. Оно было
под контролем.
Я мог ощущать кожей лица холодный воздух и несколько капелек
пота, оставивших холодные следы, испараяясь.
~Это была фантазия~, - сказал я себе. - ~Всего лишь фантазия~.
Затем я продолжил монолог:
Мы придаём слишком большое значение проявлениям
нереального. Мы, также, слишком поддаёмся влиянию фантазий, даже
при отсуствии веры. Вера является единственно необходимым в
отсуствие понимания. Но при отсуствии понимания вера ~является~
необходимым. Что мы должны понимать, это то, что мы можем
выбирать свои верования. Нам не нужно, позволять ~им~ выбирать нас,
соблазняя нас в виде фантазий.
~Если мы не можем справиться со своими фантазиями, то на что
нам надеяться? В прошлом, в будущем. Теперь и всегда~.
Я открыл глаза.




Глава 16

Я лежал на соломянном матрасе, накрытый одним покрывалом. Я
осознавал, что было холодно, но в действительности не ощущал этого. Я
чувствовал себя совершенно оцепеневшим и полностью отрешённым от
происходящего вокруг.
Карен сидела на стуле возле кровати, закинув ноги на стол. Она
наблюдала за мной из-под своей пластиковой маски - маски, которая
казалась прозрачной второй кожей.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Принцесса и чудовище
Афанасьев Роман
Принцесса и чудовище


Сертаков Виталий - Пастухи вечности
Сертаков Виталий
Пастухи вечности


Афанасьев Роман - Чувства на продажу
Афанасьев Роман
Чувства на продажу


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека