Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Тарасов увидел направлявшегося к дому лохматого, с испитой рожей, парня в спортивном костюме, который до этого играл в карты. Парень бросил несколько слов охраннику и вошел в холл, где нарвался на удар Глеба и потерял сознание.
Тарасов оттащил тело в столовую, где уже лежал охранник, подумал и переоделся в его форму. В плечах рубашка жала, но охранник был крупным молодым человеком, и особых неудобств смена одежды Глебу не доставила.
Он поднялся на второй этаж, доставшийся Никифору, и едва успел увернуться от удара: Хмель не сразу распознал, что перед ним свой. Произнес беззвучное ругательство, прижал палец к губам и кивнул на одну из дверей, выходивших на лестничную площадку.
Дверей было четыре, три из них вели в спальни, четвертая в туалет, совмещенный с душем. Никифор успел проверить две спальни и туалет, и готовился к штурму оставшейся спальни, где, судя по всему, находились люди.
Дверь оказалась запертой изнутри на щеколду.
Тарасов потянул ручку двери вправо, Никифор отжал язычок щеколды, и Тарасов ворвался в комнату, где стояла огромная кровать, две тумбочки и трюмо. На кровати нежились... два голых молодых человека, представлявших собой пару "голубых". Они не успели ничего сообразить, как оказались в куда более глубоком сне.
Тарасов и Хмель замерли, прислушиваясь к звукам снаружи дома, глянули друг на друга, на лежащих без сознания "влюбленных", поморщились и выбрались из спальни.
Так как Дмитрий, которому достался верхний этаж коттеджа, до сих пор не спустился вниз, освободившиеся "десантники" решили сначала помочь ему, а потом идти в подвалы, где, очевидно, располагались сауна и бар, а так же бассейн и винный погреб хозяина.
Лестница заканчивалась шестиугольным эркером с прозрачным окном на крыше, из которого небольшие коридорчики вели в три небольшие мансарды пирамидальной формы. Дверь одной из них была открыта, и на пороге расслабленно лежала рука человека. Сам человек - мужчина средних лет, могучий телом, с роскошной растительностью на груди, лежал навзничь и находился, скорее всего, в объятиях Морфея. От него несло перегаром за несколько шагов.
Никифор толкнул вторую дверь, и глазам гостей предстала еще одна спальня, на кровати которой располагалась еще одна парочка молодых людей. Впрочем, судя по их позам, они не спали, а были "отключены". Дмитрий успел побывать здесь и "успокоил" "молодоженов".
- Бордель для "голубых", а не дача! - с презрением произнес сквозь зубы Хмель.
За стеной что-то упало.
Оба, не сговариваясь, метнулись к двери в третью мансарду, ворвались в комнату и увидели сцепившихся людей. Один был громадный, накачанный, скользкий от пота, бритоголовый, с татуировкой по плечам, в руке у него был пистолет. Вторым борцом оказался Дмитрий, успевший перехватить руку с оружием и не давший бритоголовому выстрелить. В комнате находился еще один мужчина, толстый, грудастый, с длинными волосами и бабьим лицом. Он сидел в углу за кроватью и тихо скулил.
Никифор прыгнул к борющимся, врезал бритоголовому по основанию черепа ребром ладони. Гигант обмяк.
- Спасибо! - выдохнул Дмитрий, хватая ртом воздух.
Глеб подошел к толстяку и сунул палец в яремную ямку, дозируя силу удара. Толстяк закатил глаза и затих.
- Здоровый, гад, оказался - прошептал Дмитрий, массируя предплечье, на котором остались отпечатки пальцев бритоголового. - Как он меня учуял - ума не приложу! Еле успел зажать пистолет. Где Диана?
- На наших этажах пусто.
- А Симон?
- Ею тоже нет.
- Значит, он внизу.
Дмитрий бросился к двери, исчез на лестнице. Глеб глянул на часы: прошло девять минут с момента их выхода. Время шло, уменьшая шансы закончить операцию тихо, а они все еще не знали, здесь ли находится подруга Булавина.
Никифор понял его мысль, толкнул кулаком в плечо и помчался вслед за Булавиным. Глеб в форме охранника спустился на первый этаж последним.
Ираклий ждал их у бассейна. У ног его лежала Диана, завернутая в простыню. Глаза ее были закрыты, под глаза ми темнели круги, верхняя губа была разбита и вспухла, на щеке и на шее были видны синяки и ссадины.
-Что с ней?! - тихо вскрикнул Дмитрий, бросаясь к любимой.
- Жива, - остановил его мрачный, чем-то озабоченный Ираклий. - Берите ее, будем выбираться.
Дмитрий прижался щекой к груди женщины, поцеловал ее в щеку, выпрямился, и в глазах ею вспыхнул огонь ненависти.
- Где Симон?!
- Ушел, - скривил губы Ираклий, добавил, заметив, что его не поняли: - Совсем ушел. Да забирайте же ее!
Дмитрий недоверчиво посмотрел на спутника Марии, бросился в сауну, исчез за дверью.
- Они ее?.. - понизил голос Никифор, кивая на лежашую без движений Диану.
Ираклий посмотрел на него с хмурым неодобрением и не ответил.
Из сауны вышел Дмитрий с опущенной головой, сказал тусклым голосом:
- Это должен был сделать я...
- Уходим. - Ираклий направился к лестнице.
Дмитрий взял Диану на руки, зашагал следом.
Никифор и Глеб заглянули в сауну и увидели в комнате отдыха два тела. У одного была свернута шея, второй лежал, скорчившись, в луже крови и держался обеими рука ми за промежность. Это и был Симон Калабриади.
Капитаны переглянулись и, одновременно склюнув, догнали ушедших вперед товарищей.
Выбраться из коттеджа удалось без особого труда. С момента появления отряда на территории дачи Симона прошло всего восемнадцать минут, игроки в карты закончили игру, но идти в дом не спешили, допивая оставшееся и закусывая остывшими шашлыками.
Собаки перестали рваться к забору, улеглись в тени редких деревьев, высунув языки.
Охранники тоже попрятались в тень с пивными банками в руках. День обещал быть очень жарким, уже с утра температура воздуха достигла двадцати восьми градусов и продолжала расти.
Отряд освобождения проследовал через всю территорию дачи быстро, но не торопливо, соблюдая все правила отступления, и все закончилось бы хорошо, если бы не эмоции Дмитрия, перехлестывающие через край. Собаки учуяли неладное, и Марии с Ираклием пришлось задержаться, чтобы отбиться от мастифов, пока остальные выбирались через калитку наружу.
Мария включила свое колдовское умение отводить глаза, Тарасов пришел на помощь Ираклию, и вдвоем они за несколько секунд уложили псов, не видевших противника, а только улавливающих запах тел. Охранники спохватились, обратив внимание на странное поведение животных, когда калитка уже захлопнулась и отрезала беглецов от преследователей.
Перебежать луг даже с Дианой на руках было делом одной минуты. Однако на этом приключения "спецгруппы" не закончились. Внезапно Мария остановилась, словно наткнулась на невидимое препятствие, и предостерегающе подняла руку.
Мужчины послушно остановились, затем взяли ее в кольцо, собираясь защитить спутницу в случае появления опасности. Но задержка оказалась связанной не с угрозой нападения, а с появлением странного плоского черного прямоугольника, кувыркающегося над рощей. Впечатление было такое, будто он что-то искал, то опускаясь к вершинам деревьев, то поднимаясь выше.
Все уже встречались с подобным явлением и знали, что прямоугольник являет собой "локационную антенну" черных магов, поэтому послушно ждали, пока Мария даст сигнал к движению. Дмитрий с беспокойством посматривал на бледное лицо Дианы, все еще не пришедшей в себя, но тоже не торопил Марию, понимая, что в данном положении ничего сделать нельзя.
- Не нравится мне это, - сквозь зубы проговорил Ираклий, провожая глазами порхающий прямоугольник. - Абсолютно не представляю, как они могли засечь нас здесь.
- Это привязанная антенна - тихо проговорила Мария. - Конунги знают, что один из углов триады живет в Вологде, и "привязали" к городу поток внимания. Антенна настроена на биометрические параметры Булавина.
- Ты не можешь направить ее отсюда подальше?
- Пытаюсь, но полностью заблокировать поток и отсечь след не могу, не хватает сил.
- Тогда быстрее в машину и едем! Егор поймет, почему нас нет в Новгороде. Можешь связаться с ним через тям?
Мария покачала головой.
Лицо ведуньи побледнело, нос заострился, борьба с "антенной" конунгов действительно отнимала у нее очень много психических сил.
- Заедем к Дмитрию домой, и я позвоню кое-кому, чтобы нас встретили в Новгороде.
- Как знаешь. - Ираклий дал знак остальным двигаться.
Через дыру в заборе они выбрались на территорию дачной зоны, расселись в машине: Ираклий снова за рулем, рядом с ним Мария с Дианой, трое мужчин на заднем си денье. Ираклий сразу погнал джип к Вологде, а Мария принялась колдовать над Дианой, приводя ее в чувство. Через минуту женщина очнулась, начала оглядываться, ничего не понимая, попыталась отодвинуться от Марии и только тогда заметила, что она, по сути, ни во что не оде та. Прошептала:
- Это... вы?
- Успокойся, милая, - обняла ее Мария, - все уже позади. Приедем домой, примешь ванну, переоденешься и все забудешь как дурной сон. В сущности, это и был сон, уж ты мне поверь, не думай о плохом.
Она еще что-то говорила, но Диана вспомнила, где она была и что с ней случилось, прижалась к ведунье и забилась в рыданиях.
На Дмитрия было больно смотреть, но он сидел тихо, без движений, давил в себе ответные слезы, но не мог остановить, и слезы катились по его щекам, он их не выти рал и только непрерывно смотрел на волосы Дианы, пока она не почувствовала его взгляд, затихла, потом оглянулась, увидела Булавина, и по тому, как ее глаза становились все больше и больше, стало видно, что она потрясена. Потрясена не тем, что произошло, а реакцией Дмитрия. И эта его молчаливая вспышка сопереживания сказала ей больше, чем любые слова.
Он протянул к ней руки, и она потянулась к нему, сначала робко, потом кинулась на шею, стукнувшись головой о крышу джипа, снова заплакала навзрыд, но это уже были слезы облегчения, нежели стыда и боли, и ситуация разрядилась сама собой, хотя все сидящие в машине понимали, что влюбленным еще долго будут помниться минуты горя и отчаяния, унижения и страха, пережитые Дианой. А вылечить этот страх могло только время.
В доме Дмитрия Диана сразу уединилась в ванной, не впустив туда даже Дмитрия, и остальным пришлось ждать, пока она окончательно не успокоится и не переоденется. Лишь через час открылась дверь ванной комнаты, и Диана вышла с влажными волосами, не поднимал глаз, кутаясь в халат хозяина. Оставлять ее в таком состоянии одну было нельзя, но и брать с собой тоже не представлялось возможным, и Мария спросила:
- Дианочка, у тебя есть родственники или друзья в Вологде, у которых ты могла бы дождаться нашего возвращения?
- Нет, - тихо ответила женщина. - Только тетки, но у них я оставаться не хочу. Можно, я поеду с вами?
Мужчины переглянулись. Мария закусила губу. Дмитрий виновато и в то же время твердо сказал:
- Я возьму ее с собой, в Вологде ей оставаться нельзя. Мы ведь едем в Новгород?
- Не совсем, - качнула головой Мария, - в Новгородскую губернию, деревня Ладославль.
- Ну, все равно, я заскочу по пути в Барановичи и устрою Диану у моего дядьки Василия. Это не займет много времени.
Мария посмотрела на Ираклия, с которым была явно связана "ментальным полем понимания", тот улыбнулся.
- Как говорил Эйнштейн: "Есть только две бесконечные вещи - Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной я не совсем уверен". Однако на месте господина Булавина я поступил бы точно так же.
Дмитрий благодарно глянул на него, обнял Диану.
- Пойдем одеваться, родная.
Они вышли из гостиной в спальню.
Мария оглядела спутников.
- Больше никаких отклонений от намеченной траектории движения я не допущу. Надеюсь, ваши любимые дарини не требуют немедленного освобождения и защиты?



Никифор встретил умный, всё понимающий взгляд ведуньи и понял, что она знает о существовании Шарифы.
Проворчал:
- Не требуют.
Тарасов промолчал. Он снял с себя униформу охранника и переоделся в джинсы и рубашку Дмитрия, которая была маловата ему в плечах, поэтому чувствовал себя стесненным.
Через несколько минут Дмитрий и Диана вышли из спальни, держась за руки. На Диане были джинсовые шорты, футболка и косынка (половину своего гардероба она, по сути, хранила в квартире Булавина), в руке она держала сумку с вещами. Дмитрий переодел только джинсы, испачканные во время визита на дачу Симона.
- Мы готовы.
- Ираклий, проверь, что там во дворе, - сказала Мария. - Что-то мне перестает нравиться атмосфера. Мы недопустимо долю сидим на одном месте.
Спутник Марии исчез за дверью.
- Я думал, мы еще успеем выпить кофе, - пробормотал Дмитрий.
- Я чую изменение полей внимания, - покачала головой Мария. - Конунги не оставят нас в покое, зная о существовании триады. Чем скорее мы попадем в зону непрогляда, тем больше шанс успешно выполнить миссию.
Вернулся Ираклий.
- С одной стороны все тихо, во дворе не наблюдается никакого движения, но с другой мне очень не нравится отсутствие движения по улице. Уж не перекрыли его по какой-то надобности?
- Надо проверить.
- Это уже наша забота, - вмешался Никифор. - Пошли, капитан, посмотрим, что там происходит. Эх, нам бы какие-никакие рации - горя бы не знали!
- Я с вами, - шагнул вперед Дмитрий. - Раз уж нам суждено быть триадой, надо привыкать действовать вместе.
Диана схватила его за руку, но отпустила, застыдившись своего порыва. Мария обняла ее за плечи.
- Пусть мужчины занимаются мужскими делами, а мы с тобой помолимся за них. Все будет хорошо
Мужчины вышли.
- Я их подстрахую, - сказал Ираклий, направляясь к выходу. - Ждите сигнала и сразу спускайтесь.
Тарасов вышел из подъезда первым и ленивой поход кой двинулся через двор, отмечал все детали картины.
Кроме джипа Марии и "Хонды" Булавина, во дворе его дома стояли еще несколько автомашин, все - отечественного производства, но из них лишь серая пятнадцатая "Лада" с полуспущенными стеклами вызывала подозрение, так как внутри нее неподвижно сидели трое парней. Если это была команда, ее следовало нейтрализовать в первую очередь, потому что "Лада" перекрывала выезд со двора.
Глеб равнодушно проследовал мимо и свернул в арку, выходящую на улицу, остановился за углом, поджидая остальных.
Вторым из подъезда вышел Никифор, сутулясь, как старик, и прихрамывая. Узнать его по походке и поведению было трудно, так он умело перевоплотился в пожилого инвалида. Никифор также пересек двор, но наискосок, и вошел в другую арку. К Тарасову он подошел уже с другой стороны. Шепнул быстро:
- "Ладу" видел?
- Видел.
- Сидят как пришитые и даже не курят. Это команда, капитан!
- Я тоже так подумал.
- А улица действительно пуста, ни одной колымаги. И у дома с той стороны стоит милицейский "Форд" с мигалками. Внутри четверо в форме. Ждут. Чего ждут? Приказа? Или нашего выхода?
Капитаны посмотрели друг на друга.
- Нам ждать нечего, - сказал Глеб. - Надо начинать первыми, иначе опоздаем.
- Согласен. Выйдет Дима, и начнем. Я возьму на себя "Форд" ты парней в "пятнадцатой". Дима подстрахует женщин, посадит в джип, и поедем.
- Нас могут встретить у перекрестков, улицу не зря перекрыли.
- Тогда попросим Марию отвести глаза милиции.
- Это не милиция, Никифор, это спецгруппа, поджидающая удобного момента для нападения. Не знаю, почему они медлят, может быть, не уверены в идентификации объекта, мы здесь появились всего полтора часа назад, но у нас есть прекрасный шанс опередить их и уйти. Вот идет Дима, начинаем.
- Эх, мне бы какой-никакой завалящий пистолетик! - выдохнул Никифор, выходя на улицу походкой "инвалида".
- Или пси-генератор "нокаут", - добавил Глеб, направляясь навстречу Дмитрию.
Они встретились в двадцати шагах от серой "Лады", и Тарасов сказал, улыбаясь и пожимая Булавину руку, будто до этого они не встречались:
- Берем серую "пятнадцатую" за твоей спиной. Я начну, ты поддержишь.
- Понял, - с такой же деланной улыбкой потряс ему руку Дмитрий.
Они разошлись.
Дмитрий направился к выходу со двора. Глеб к подъезду, но вдруг остановился, похлопал себя по карманам и свернул к "Ладе".
- Эй, водила, дай закурить, - попросил он водителя, подходя вплотную.
Трое седоков посмотрели на него удивлению, все молодые, здоровые, налитые силой, и этого мгновения оказалось достаточно, чтобы с другой стороны машины появился Дмитрий и рванул на себя дверцу "Лады". Все трое пассажиров схватились за оружие, однако нападавшие действовали быстрее.
Глеб воткнул своему противнику-водителю палец под ухо, а Дмитрий ударом в переносицу отключил своего. Оставался третий бугай, сидевший на заднем сиденье и уже наводивший на Булавина ствол пистолета, но Глеб ударом кулака разбил стекло с его стороны, заставив его отшатнуться, а Дмитрий ударом по руке выбил пистолет. Затем оба нырнули в кабину, выкручивая руки парню, а когда тот взвыл и начал кусаться, Тарасов локтем врезал ему по толстой шее.
Схватка закончилась.
- Выводи женщин! - бросил Глеб, вылезая из машины и не обращая внимания на отшатнувшихся пешеходов, скапливающихся во дворе у подъездов. - Я помогу Ники фору.
Булавин молча помчался в дом, но Ираклий уже выводил Диану и Марию, и времени процесс рассаживания по машинам много не занял. Через несколько секунд джип и "Хонда" выехали со двора, оставив потерявших дар речи случайных прохожих разглядывать лежащие у серой "Лады" тела.
Тарасов подоспел к Никифору вовремя.
Капитан несколько переоценил свои силы и смог вырубить лишь двух милиционеров, водителя и лейтенанта на заднем сиденье. Сержант, вдвое больший по габаритам, чем Хмель, успел вытащить пистолет, и Никифору пришлось схватиться с ним по-борцовски, чтобы не дать выстрелить, в то время как четвертый пассажир милицейского "Форда" с погонами старшего лейтенанта, хладнокровно выцеливал его сзади, расставив ноги и держа штатный "волк" двумя руками.
Подбежавший Тарасов кинул в него с десяти метров камень, попал в шею, заставив инспектора непроизвольно сделать выстрел, - пуля попала в сержанта, - и обернуться. Но выстрелить в Глеба он не успел и, получив несколько легких тычковых ударов, дезориентировавших его, пропустил "клюв аиста", бросивший старлея на асфальт.
Никифор добил своего противника, схлопотавшего пулю в плечо от напарника, и в это время из арки вынеслись джип Ираклия и "Хонда" Булавина. Остановились рядом со скрипом тормозов. Распахнулись дверцы обеих машин. Никифор нырнул в кабину джипа, Тарасов прыгнул в "Хонду", и через несколько мгновений обе машины унеслись прочь, скрылись из виду.
И лишь спустя минуту на месте схватки, - возле "Форда" начали останавливаться люди, - появились два микроавтобуса, из которых стали выпрыгивать парни в пятнистой форме и в черных вязаных шапочках-масках, вооруженные автоматами и пистолетами-пулеметами. Беглецов к тому времени уже и след простыл.
К удивлению самих беглецов, улица хотя и оказалась перекрытой: на перекрестке стояла машина патруля ГИБДД и двое инспекторов останавливали и заворачивали машины в другую сторону, - но засада их не ждала, а "девятку" инспекции Ираклий просто сшиб бампером, так, что она врезалась в бордюр и перевернулась. Дальше начиналась набережная, и мчаться можно было с большей скоростью.
- За нами наверняка будет погоня, - сказал Никифор хладнокровно, оглядываясь и ловя глазами не отстающую "Хонду" Булавина.
- Уйдем, - не менее спокойно отозвался Ираклий, мельком глянул на сидевшую рядом с ним Марию. - Сил хватит? Или помочь?
- Хватит, - ответила ведунья, глаза ее вспыхнули мрачным огнем.
И случилось чудо!
Все светофоры, мимо которых проскакивали машины беглецов, давали им зеленый свет и тут же мгновенно сменяли свет на красный. Погоня, если она и шла где-то сзади, едва ли справлялась с этим "наведенным" препятствием.
Через полчаса бешеной гонки машины были за городом, выехали на шоссе Вологда - Череповец и увеличили скорость. Те, кто собирался задержать Булавина, а возможно, и всю триаду, - кто бы они ни были, - остались далеко позади.
НОВГОРОДСКАЯ ГУБЕРНИЯ
Триада: Прелюдия
О деревню Ладославль, расположенную на западном берегу озера Никулинское, они приехали еще засветло, по пути посетив Барановичи и оставив там Диану на попечение родственника Булавина. "Хонду" Дмитрия решили бросить в лесу, во избежание сюрпризов. Возможно; как предположила Мария, она была помечена черным вниманием конунгов и могла ими пеленговаться.
Дмитрий, устроив любимую, несколько успокоился, но вид имел мрачный, неприступный, Поэтому его до времени не теребили и в разговоры не вовлекали. Зато за время поездки узнали от Марии и Ираклия много нового о Катарсисе и его оперативной службе - Сопротивлении, а также о древнем искусстве живы, о системах треков - рассчитанных линий упреждения намерений, и о многом другом.
Философия живы - философия объективного отношения к жизни, опиравшаяся на систему лекций и бесед, повышающих духовный иммунитет, интересовала мужчин в данный момент меньше, зато весьма увлекла оперативная деятельность Сопротивления, опиравшаяся на оригинальные схемы воздействия на людей, в основном - лидеров партий и движений, руководителей высокого ранга, государственных чиновников и бандитов, а также на систему треков.
Треком называлась цепочка воздействия на определенного человека или на ситуацию в целом, приводившая к бескровному и чаще всего небоевому исполнению поставленной задачи. Достаточно было расстроить чью-то встречу, отвлечь человека, подбросив ему ложную информацию (это называлось "вбросом дезы") или использовать встречные планы конкурентов.
Для воздействия же на лидеров разрабатывалась схема персональной опеки, в которую входили создание концепции воздействия, формирование структур воздействия: систем воспитания, управления, внеслужебных отношений, прессы, институтов советников и авторитетов, - и рассчитывалось управление структурами. Причем управление событиями (узлами трека) осуществлялось без контроля за участниками, что достигалось великолепным и точным подбором кадров.
Узнали новые работники Сопротивления и о тактических целях Катарсиса, неофициальной, "мнимой" структуры, не контролируемой ни одним государственным институтом или частной организацией. Целями Катарсиса являлись: перераспределение финансовых потоков в пользу государства, регуляция информационных потоков, "очистка" их от "печати Сатаны", коррекция властных структур, упреждение террора, выявление коррумпированных чиновников и их "оперативное замещение", создание родового защитного эгрегора.
Больше всего в этой части беседы Никифора и Глеба поразило то, что их работу в ЧК и группе "Хорс" можно было построить иначе, и тогда не потребовалось бы уничтожать бандитов физически и похищать ультранационалистически настроенных лидеров.
- Но как же с ними бороться, когда они захватывают и мучают людей?! - спросил обескураженный Никифор.
- Зри в корень, как говорил незабвенный Козьма Прутков, - оглянулся на капитана Ираклий. - Всегда найдется причина, которая побуждает человека действовать так или иначе. Вот причину и надо нейтрализовать, а не сражаться с ветряными мельницами следствий.
- А конкретнее?
- С конкретикой вам скоро придется знакомиться вплотную, - проговорила Мария. - А пока запомните основные принципы Катарсиса: человек должен оставаться человеком в любой ситуации, и приоритетным направлением деятельности службы над остальными способами достижения цели является просветительская работа. Это не означает, что мы только учим, разговариваем и вещаем прописные истины, но вершина Катарсиса - система просвещения на базе живы. А уж потом программы обучения выходят на уровень линейного исполнения в государстве и коллективах. Для чего создаются операторы управления, сначала - в семантическом поле, потом - в поле реальных событий. Хотя иногда вследствие действий СС приходится сшивать неопределенности программ с помощью нелинейных спецпрограмм. Вот как сейчас.
Никифор поглядел на Тарасова.
- Ты что-нибудь понимаешь?
- Мы все вместе являемся сейчас такой спецпрограммой: Ираклий и я - как магический оператор, вы трое - как триада, оператор реального воздействия. Собственно говоря, каждый из нас - подпрограмма в более высокой программе управления семантическим пространством России.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Курылев Олег - Убить фюрера
Курылев Олег
Убить фюрера


Корнев Павел - Убить дракона
Корнев Павел
Убить дракона


Шилова Юлия - Притягательность женатых мужчин, или Пора завязывать
Шилова Юлия
Притягательность женатых мужчин, или Пора завязывать


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека