Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

вот вам, - и он, скрутив фигу, ткнул ее в пространство между Шпитом и
Лебедем. - Точно, пидоры вы. Гнойные и мокрые!
Тосо попытался встать, но лишь сполз с бетонной плиты на засыпанный
песком асфальт.
- Вы не думайте, я не дамся, сейчас.., такси вызову, с вами в машину
больше не сяду.
Трахнете... - он вытащил из кармана телефонную трубку и принялся нажимать
кнопки без разбору.
Радиотелефон, рассчитанный максимум на шесть километров, конечно же не
действовал.
- Ну и не надо, - Тосо запрокинул голову и принялся напевать.
- Готов клиент, - сказал Шпит. Уже не прячась от грузина, он взял бутылку
из машины, вытер ее тряпкой и опустил в карман пиджака пьяному Тосо.
- Что, плохо тебе? - поинтересовался Шпит, присев перед Тосо на корточки.
Тот кивнул.
- Голова, наверное, кружится. Проветриться тебе, парень, надо.
Садко и Лебедь подхватили Тосо под руки и повели к бетонному волнолому.
Тот был неширокий, метра два. Этого было достаточно, чтобы трое мужчин
прошли по нему. Тосо с трудом переставлял ноги. Последние метров двадцать
Садко и Лебедю пришлось его тащить волоком. Шпит шел за ними следом. Бандиты
усадили Тосо на край волнолома. Шпит щелкнул зажигалкой, закурил.
Лошадиная доза спиртного окончательно доконала Тосо. Он задремал, голова
его склонилась на грудь. Лебедь наклонился и тихонько толкнул Тосо в спину
растопыренными пальцами. Грузин качнулся и почти беззвучно съехал в воду.
Прошло десять секунд, Тосо не всплыл. Глядя на поднимающиеся к
поверхности воды пузыри, Лебедь проговорил:
- Ловкая смерть. Я бы хотел когда-нибудь окончить жизнь так, в стельку
пьяным, не понимая, что происходит.
- Еще успеешь, - Шпит сладко потянулся и зашагал к машине.
Садко еще минут пять постоял на краю мола, чтобы окончательно убедиться,
что Тосо утонул.
- Пошли, - махнул рукой Лебедь. - Верняк, сюрпризов не будет.
Шпит стоял у машины и смотрел, как солнце медленно садится в море, и
думал о том, что течение здесь сильное, труп прибьет к берегу в лучшем
случае километрах в пяти отсюда. Установить потом, где именно утонул
человек, будет невозможно. Милиция все оформит как несчастный случай. Зачем
им еще одно убийство, к тому же гарантированно нераскрываемое? Проще будет
написать, что пьяный мужчина упал в море и захлебнулся, даже не поняв, что с
ним произошло.
- Едем, на время концы отсечены, - подвел черту Шпит.

***
Тем временем Сергей Дорогин заполнял бланк в холле гостиницы. Уже
расписавшись, он спохватился, что у него почти не осталось российских денег.
Обменник находился тут же, в холле.
- Обменяйте все, пожалуйста, - сказал он, кладя в ящичек стодолларовую
банкноту.
Приемщица вертела в руках новенькую сотню. Затем поинтересовалась:
- Банкноты старого образца у вас не найдется?
- Странный у вас город, - сказал Дорогин, - обычно спрашивают, не будет
ли новенькой. Если вам так хочется... - он полез в карман, перебрал купюры.
Нет, все деньги были нового образца.
- Может, две пятидесятки найдутся?
- Новые или старые?
- Если пятидесятки, то мне все равно.
- Нет, у меня одни сотни, и все новые.
- Извините, но я боюсь у вас их принимать. У нас в городе сегодня случай
был, фальшивую сотню сдали. Теперь все боятся.
- Меня вы всегда найдете, я три дня в гостинице точно проживу.

Глава 8
Война почти не тронула Гудауту, если не считать повальной нищеты, которую
лишь подчеркивала роскошь некоторых домов. Один из них расположился на самой
окраине города, под склоном резко уходившей к небесам горы. Зелень старых
эвкалиптов и лиственниц прикрывала его от любопытных глаз. Высокий бетонный
забор с тремя рядами колючей проволоки поверху, цельнометаллические, плотно
подогнанные друг к другу створки огромных ворот. Дом стоял немного на
отшибе, и даже соседи толком не знали, кто в нем живет, кто бывает. Иногда
они видели въезжающий в ворота джип с затемненными стеклами, иногда здесь
появлялись машины с правительственными номерами, но ни одной вывески, ни
одной надписи, даже номера на этом доме не было. Вечерами и ночью можно было
видеть, как пылают в нем ярким электрическим светом окна, даже в те дни,
когда из-за отключения электроэнергии весь город погружался во мглу. На



красной из металлической черепицы крыше белела тарелка спутниковой связи.
- Наверное, что-то военное, - с уважением говорили жители Гудауты,
распираемые гордостью за свою небольшую, но отстоявшую независимость
республику.
Им грело душу то, что Абхазия такая же независимая страна, как другие
державы, со своей тайной полицией, армией, правительством. Им, уставшим от
войны и бедности, хотелось в это верить. Гудаутцы смотрели на странный дом
так, как москвичи смотрят на кремлевские дворцы, заметив в окнах поздней
ночью электрический свет. Значит, кто-то там работает и по ночам. Политики,
аналитики разрабатывают планы, как сделать страну мощнее, как победить
врагов, тайных и явных.
Да, этот дом был тайной за семью печатями, но тайной не лучшего сорта, в
нем обычно останавливались те, кого уже давно искали разведслужбы России и
других государств. Те люди, по поводу которых абхазские силовики на запросы
Интерпола неизменно отвечали: сведений о нахождении в нашей стране не
имеется. Стены дома, лишенного даже номера, видали и палестинцев, и
албанцев. Но самыми частыми гостями оказывались чеченцы.
Трое чеченцев с виду совсем не были похожи на страшных террористов: ни
длинных бород, ни черных очков, ни сверкающих кровожадных глаз. Вполне
цивилизованные люди. Коротко, но модно стриженные, идеально выбритые, в
костюмах. Прилетали они обычно на небольшом двухмоторном самолетике,
способном лететь близко к земле, так, чтобы не быть замеченным радарами.
Самолет стоял неподалеку от дома, на лужайке, и было трудно поверить в
то, что имеющегося небольшого пространства ему хватает для разбега и взлета.
Чеченцы появлялись тут так часто, что уже знали имена всех охранников и
даже позволяли себе некое панибратство по отношению к ним. Чеченского пилота
звали Руслан, говорил он по-русски плохо, с сильным акцентом. Охранники
иногда между собой называли его иорданцем, потому что он вел записи в
блокноте по-арабски. Руслан был самым молодым из всей троицы. Старший же,
Шамиль, выглядел солидным бизнесменом, в очках с золотой оправой, одевался
строго, со вкусом, тяжелых перстней не носил. Лишь тонкое обручальное кольцо
поблескивало у него на правой руке.
Ахмат, сорокалетний красивый мужчина, подтянутый, стройный, постоянно
приветливо улыбался, его улыбка словно говорила: извините меня за то, что у
меня такое хорошее настроение. Но в глубине его темно-карих глаз всегда
таилась угроза. Чувствовалось, что только задень его, живым не уйдешь.
Шамиль и Ахмат отлично говорили по-русски, в их говоре даже чувствовалось
московское произношение. И тот и другой окончили столичные университеты.
Чеченцы прилетали в Гудауту как на курорт, каждый с вместительным
чемоданом, словно собирались менять гардероб каждый день, но о содержимом
чемоданов охране приходилось только догадываться. В комнаты охранников не
пускали. Если гости уходили из дому, то багаж прихватывали с собой. Что в
чемоданах: деньги, наркотики? Этого не знал никто. Да и не стремились
узнать. Вылететь с хорошей работы в Гудауте легче легкого. Найти же другую
невозможно.
Руслан никогда не брал в рот спиртного. Оно и понятно. Пилоту, если он
один, надо всегда оставаться трезвым. Шамиль же и Ахмат иногда позволяли
себе расслабиться. Поведение чеченцев во время их пребывания в Гудауте имело
определенную закономерность. Первые два дня гости вели себя довольно
свободно, выпивали, заказывали девочек, но не перебирали ни со спиртным, ни
с сексом. Затем наступал день, когда гости поднимались рано, с кем-то
созванивались, связывались по Интернету и ждали. Ближе к вечеру джип,
зарезервированный для чеченцев и стоявший месяцами, выезжал из гаража.
С кем встречались гости, куда ездили, охрана не знала. Возвращались
Шамиль с Ахматом довольные, подгоняли джип к самолету, что-то перегружали в
него и тут же улетали, дав охранникам щедрые чаевые.
Но в тот самый день, когда Муму со своим другом Пашкой Разлукой пересек
абхазскую границу, у чеченов с самого утра что-то не заладилось. Шамиль
ходил по дому нервный, то и дело тер виски.
- Чертова русская водка, - ругался он, - и выпил-то ее совсем немного, а
голова болит. Надо было пить местный коньяк.
- Он еще хуже!
- Не знаю, я коньяк пил, и ничего... - ответил Ахмат. - Сильно болит? -
участливо поинтересовался он, а в глубине его глаз уже плясали озорные
огоньки.
- Сильно.
- Лучшее средство от головной боли - секс. Кончишь, боль как рукой
снимет. Этому, кстати, есть научное объяснение.
- Баба мне вчера тоже отвратная попалась.
- Может, ты ею и отравился.
Руслан сидел в мягком кресле и делал вид, что не слышит разговора
потерявших страх перед Аллахом товарищей. Он перебирал в пальцах янтарные
четки, по памяти, беззвучно шевеля губами, читал священные сутры Корана.
- Тебя, Руслан, ничем не проймешь. Медресе свое дело сделала.
- Вы бы хоть между собой по-чеченски говорили, - не отрывая глаз от


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Круз Андрей - Москва
Круз Андрей
Москва


Каргалов Вадим - Колумб Востока
Каргалов Вадим
Колумб Востока


Березин Федор - Параллельный катаклизм
Березин Федор
Параллельный катаклизм


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека