Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

"der schwer gefasste Entschluss" (тяжко принятым решением).
Итак, Бетховен легковесное вдохновение превратил в серьезный квартет,
шутку в метафизическую правду. Это любопытный пример превращения легкого в
тяжелое (или же, согласно Пармениду: пример превращения позитивного в
негативное). Как ни удивительно, такое превращение нас не поражает.
Напротив, нас огорчило бы, преврати Бетховен серьезность своего квартета в
легкую шутку четырехголосного канона о портмоне Дембшера. И тем не менее, в
таком случае он поступил бы поистине в духе Пармепида: превратил бы тяжелое
в легкое, то бишь негативное в позитивное! Вначале (как незавершенный эскиз)
была бы великая метафизическая правда, а в конце (как завершенное сочинение)
была бы легковесная шутка! Однако нам уже не дано мыслить так, как мыслил
Парменид!
Мне кажется, то агрессивное, торжественно строгое "Es muss sein!"
втайне уже давно раздражало Томаша, и в нем жила глубокая мечта, следуя духу
Парменида, превратить тяжелое в легкое. Вспомним о том, как он в одночасье
отказался от встреч со своей первой женой и сыном или с каким чувством
облегчения воспринял разрыв с родителями. Было ли это нечто иное, чем резкий
и недостаточно осознанный жест, которым он отбросил все, что представлялось
ему тяжелой обязанностью, его "Es muss sein!"?
Тогда, конечно, это было внешнее "Es muss sein!", определенное
общественными условностями, в то время как "Es muss sein!" его любви к
медицине шло изнутри. Тем хуже. Внутренний императив еще сильнее и потому
тем настойчивее зовет к бунту.
Быть хирургом - значит вспарывать поверхность вещей и смотреть, что
сокрыто внутри. Возможно, именно поэтому у Томаша и возникло желание узнать,
что же таится по ту сторону "Es muss sein!"; иными словами: что останется от
жизни, если человек сбросит с себя то, что до сих пор считал своим
призванием.
И тем не менее, когда он, представившись благожелательной заведующей
пражского предприятия "Мойка витрин и окон", воочию увидел результат своего
решения во всей реальности и неотвратимости, ему стало страшновато. В таком
состоянии он прожил первые дни своей новой работы. Но как только преодолел
(пожалуй, за неделю) обескураживающую непривычность своего преображения,
понял вдруг, что вступил в пору долгих каникул.
Он делал вещи, на которые ему было плевать, и это было прекрасно. Он
внезапно понял счастье людей (до сих пор он всегда их жалел), занимающихся
профессиями, к которым не принуждает их никакое внутреннее "Es muss sein!" и
о которых, покинув свое рабочее место, они могут тотчас забыть. Никогда
прежде он не знал этого благостного безразличия. Когда, бывало, что-то не
вполне удавалось ему на операционном столе, он приходил в отчаяние и не мог
уснуть. Зачастую он терял даже вкус к женщинам. "Es muss sein!" его
профессии было своего рода вурдалаком, высасывавшим у него кровь.
Теперь он ходил по Праге с шестом для мытья витрин и не без удивления
обнаруживал, что чувствует себя на десять лет моложе. Продавщицы больших
магазинов величали его "пан доктор" (пражский тамтам действовал отлично) и
спрашивали его советов касательно своих насморков, больных поясниц и
нерегулярных менструаций. Они смотрели на него чуть ли не со стыдом, когда
он, полив стекла водой и насадив щетку на шест, начинал мыть витрину. О,
если бы они только могли бросить покупателей в магазине и, отобрав у него из
рук шест, вымыть за него стекла!
Томаша приглашали, в основном, большие магазины, но предприятие часто
посылало его и к частным лицам. Массовое преследование чешских
интеллектуалов еще тогда возбуждало в людях некую эйфорию солидарности.
Бывшие пациенты Томаша, узнав, что он моет окна, звонили к нему на
предприятие и приглашали именно его. Затем встречали его с бутылкой
шампанского или сливовицы и, записав ему в квитанцию тринадцать вымытых
окон, два часа толковали с ним и пили за его здоровье. И Томаш уходил в
следующую квартиру или магазин в великолепном расположении духа. Семьи
русских офицеров размещались по стране, по радио неслись угрожающие речи
чиновников министерства внутренних дел, сменивших изгнанных редакторов, а он
бродил в подпитии по Праге, и ему казалось, что он идет с одного праздника
на другой. Это были его долгие каникулы.
Он возвращался назад во времена своего холостяцкого житья. То есть из
его жизни вдруг совсем исчезла Тереза. Встречался он с ней только ночью,
когда она приходила из ресторана, и он едва пробуждался от полусна, а утром,
когда уже она с трудом открывала глаза, торопился на работу. В его
распоряжении вдруг оказалось шестнадцать часов, столь неожиданно обретенный
простор свободы. А простор свободы с ранней молодости для Томаша значил:
женщины.
¶9§
Когда друзья, случалось, спрашивали его, сколько у него было в жизни
женщин, он отвечал уклончиво, но если они наседали на него, он говорил:
"Ну что ж, их могло быть сотни две". Иные завистники считали, что он



преувеличивает. Он защищался: "Разве это так много? Мои связи с женщинами
длятся лет двадцать пять. Разделите две сотни на двадцать пять, и у вас
получится каких-нибудь восемь новых женщин в год. Не так уж это и много".
Однако с тех пор как он стал жить с Терезой, его эротическая активность
наталкивалась на организационные трудности; ей он мог отвести лишь узкую
полоску времени (между операционным залом и домом), которое, как бы
интенсивно он его ни использовал (подобно земледельцу, ревностно
возделывающему свою делянку в горах), не идет, однако, ни в какое сравнение
с простором в шестнадцать часов, нежданно ему подаренным. (Я говорю
шестнадцать часов, поскольку и те восемь часов, когда он мыл окна, были
наполнены узнаванием новых продавщиц, служащих, домашних хозяек, каждая из
которых могла стать объектом его эротического интереса.)
Что он искал в них? Что его влекло к ним? Разве любовный акт - не
вечное повторение одного и того же?
Отнюдь нет. Всегда остается маленькая доля невообразимого. Когда он
видел женщину в платье, он, конечно, умел приблизительно вообразить себе,
как она будет выглядеть обнаженной (здесь его опыт медика дополнял опыт
любовника), но между приблизительностью воображения и точностью реальности
всегда оставался маленький зазор невообразимого, не дававшего ему покоя.
Погоня за невообразимым не кончается, однако, открытием наготы, но
продолжается дальше: как женщина будет вести себя, когда он разденет ее? Что
будет говорить, когда он будет обладать ею? В какой Тональности будут
звучать ее вздохи? Какой гримасой исказятся ее черты в минуту экстаза?
Своеобразие "я" скрыто как раз в том, что есть в человеке
невообразимого. Представить себе мы можем лишь то, что у всех людей
одинаково, что общо. Индивидуальное "я" - лишь то, что отличается от общего,
иначе говоря, то, что нельзя предугадать и вычислить, что необходимо лишь
обнажить, открыть, завоевать.
Томаш, который последние десять лет своей врачебной практики занимался
исключительно человеческим мозгом, знает, что нет ничего более
труднопостижимого, чем "я". Между Гитлером и Эйнштейном, между Брежневым и
Солженицыным гораздо больше сходства, чем различия. Если это выразить
числами, то можно было бы сказать, что между ними одна миллионная доля
непохожего и девятьсот девяносто девять тысяч девятьсот девяносто девять
миллионных сходного.
Томаш одержим страстью открывать и овладевать этой одной миллионной
долей, и ему кажется, что в этом - смысл его одержимости женщинами. Он
одержим не женщинами, он одержим тем, что в каждой из них есть
невообразимого, иными словами, он одержим той миллионной долей непохожего,
которая отличает одну женщину от других.
(Здесь, пожалуй, соприкасались его страсть хирурга со страстью бабника.
Он не выпускал из руки воображаемого скальпеля, даже когда бывал с
любовницами. Он мечтал овладеть чем-то, что запрятано глубоко в них и ради
чего необходимо разъять их поверхность.)
Мы можем, конечно, по праву спросить, почему он искал эту миллионную
долю непохожего именно в сексе? Разве он не мог найти ее, допустим, в
походке, в кулинарных причудах либо в художественных увлечениях той или иной
женщины?
Несомненно, миллионная доля непохожести присутствует во всех сферах
человеческой жизни, однако в любой из них она общедоступна, ее не нужно
открывать, она не требует скальпеля. Одна женщина на десерт предпочитает сыр
пирожному, другая не выносит цветной капусты, и хоть каждая из них тем самым
демонстрирует свою оригинальность, эта оригинальность тотчас обнаруживает
свою полную пустоту и никчемность и убеждает нас в том, что нет никакого
смысла примечать ее и искать в ней какую-то ценность.
Исключительно в сексуальности миллионная доля несхожести являет собой
нечто редкостное, ибо недоступна публике и должна быть завоевана. Еще
полвека назад для такого завоевания требовалась уйма времени (недели, а то и
месяцы!), и стоимость завоеванного была пропорциональна времени,
затраченного на это завоевание. Однако и сейчас, хотя время, необходимое для
завоевания, неизмеримо сократилось, сексуальность все еще продолжает
оставаться металлической шкатулкой, в которой сокрыто таинство женского "я".
Итак, то была не жажда наслаждения (наслаждение приходило сверх всего,
как некая премия), а жажда овладеть миром (разъять своим скальпелем
распростертое тело мира); именно она увлекала Томаша в погоню за женщинами.
¶10§
Среди мужчин, гоняющихся за множеством женщин, мы можем легко различить
две категории. Одни ищут во всех женщинах свой особый, субъективный и всегда
один и тот же сон о женщине. Другие движимы желанием овладеть безграничным
разнообразием объективного женского мира.
Одержимость первых - лирическая: они ищут в женщинах самих себя, свой
идеал, но их всякий раз постигает разочарование, ибо идеал, как известно,
нельзя найти никогда. Разочарование, которое гонит их от женщины к женщине,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Ликвидаторы
Корнев Павел
Ликвидаторы


Зыков Виталий - Конклав бессмертных. В краю далеком
Зыков Виталий
Конклав бессмертных. В краю далеком


Шилова Юлия - Чувство вины, или Без тебя холодно
Шилова Юлия
Чувство вины, или Без тебя холодно


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека