Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

мрак, сгустившийся в сердцах людей, Александр сменил гнев на милость и
широко улыбнулся. И свет этой улыбки озарил будто луч солнца, выглянувшего
из-за туч, десятки тысяч лиц, огрубленных от зноя и ветра.
- Как ловко он провел этих скотов, - шепнул Фердикке усмехающийся
Птолемайос Лаг. Фердикка сердито насупился и проворчал:
- Скажи лучше: как ловко он вывернулся из тигровых когтей.
Александр тем временем уже распоряжался.
- Так как согдийцы для нас опасней всех здешних варваров, мы нападем
сначала на Спитамена. Ликиец Фарнух хорошо знает язык согдийцев. Он
сегодня же поведет отряды Койноса, Карана и Кратера на Мараканду. Но
поведет не прежней дорогой через горы; двинется по краю западной пустыни,
займет ворота Змеиных Трав [ущелье Джилан-Уты, или Ворота Тамерлана возле
города Джизака] и проникнет в долину Политимета [Политимет - греческое
название Зарафшана; перевод согдийского слова Намик, что значит
Многочтимый] там, где Спитамен его не ждет. Этим Фарнух выиграет время,
обойдет узрушан, ускользнет от приречных скифов и внезапно обрушится на
Спитамена. Фарнух, собирайся!
Добродушный ликиец, ничего не смысливший в делах войны, пытался
возразить против неожиданного повышения; но сын Филиппа так сверкнул на
ликийца глазами, что новоиспеченный полководец ринулся с холма, как
антилопа.
- Теперь, - продолжал Александр, - надо обезопасить себя от скифов
запада и востока. Захваченные нами города узрушан плохо приспособлены к
обороне. Находящиеся в них варвары только и ждут удобного часа, чтобы
ударить в спину. Поэтому следует построить между Газой и Киресхатой хорошо
укрепленный город. Нас много, и мы возведем его за две декады. После этого
мы переправимся через Яксарт и разгоним варваров, собравшихся на той
стороне. Таким образом мы отрежем скифам путь к Мараканде, и варвары не
сумеют помочь войскам Спитамена. Понятно? Так за работу! Копайте землю!
Глину месите! Рубите лес! Косите зеленый тростник. Ни одного часа
промедления!
И он сделал правой, здоровой рукой повелевающий жест.
- Мой хлеб - в острой пике, - дружно запели воины, расходясь по
лагерям, гимн поэта Арзхилоха. - В ней же вино из Исмара. Пика под рукою,
когда пью...

Уже семнадцать дней после бурного совета, к изумлению узрушан и
скифов, наблюдавших за македонцами с гор, на берегу реки, словно по воле
могущественного колдуна, выросла Александрия Эсхата - город со стенами,
башнями, домами, улицами, площадями, храмами и широким рвом. На
восемнадцатый день македонцы приступили к сооружению плотов. На двадцатый
утром завязался бой.
Для начала фракийцы и саки-тиграхауда обменялись через реку тучей
стрел, не принесших особого вреда ни той ни другой стороне. Затем греки
установили на берегу метательные орудия. По знаку Александра баллисты,
катапульты, онагры и палинтоны выбросили сотни дротиков по три локтя
длиною и ядро из свинца весом до трех фунтов. Ядро летело за шестьсот
шагов и сметало все живое, как смерч, а дротик чуть не за полстадия
пробивал самый толстый медный панцирь. Отряд саков-тиграхауда пришел в
расстройство.
Не прекращая обстрела, царь погрузил на плоты конницу греков и четыре
илы македонских гетайров и под звуки труб переправился на правый берег
Яксарта. Пращники и лучники плыли на туго надутых мехах. Шесты кормчих и
руки барахтающихся среди волн легких пехотинцев поднимали каскады
сверкающих брызг. Тревожно ржали кони. С треском сталкивались плоты.
Вопили подхваченные водоворотом стрелки; их пронзительные крики
разносились далеко по реке. Она почернела от плотов и людей, стала похожей
на пролив у острова Саламина, где афинянин Фемистокл потопил корабль
персидского царя Ксеркса.
Передовой отряд выбрался на берег, выставил пики и ринулся на скифов.
Но саки-тиграхауда окружили врага и засыпали его трехгранными бронзовыми
стрелами.
"Тогда, - записал вечером Клитарх, - божественный Александр послал на
помощь коннице легкую пехоту. Скифы отошли, не теряя нас из виду. Ожидая
от них какой-нибудь каверзы, царь укрепил головные отряды верховыми
стрелками, добавив к ним три малые фаланги гетайров. Но скифы, ловко
управляя конями и не прерывая стрельбы из луков, отразили удары
македонцев. Потому Александр сам навалился на азиатов тяжелой конницей.
Скифы не выдержали напора и бежали, оставив тысячу убитых и сто пятьдесят
пленных."
Летописец умолчал о потерях македонцев, хотя они также понесли
немалый урон. Сак-тиграхауда не знал промаха. Так так стрела не пробивала
бронзу толстых кирас, он поражал наступающих в шею и глаза. Трудно, почти
невозможно достать проворных всадников мечом и даже пикой - перед



сомкнутым строем несущейся вперед македонской конницы скифы мигом
рассыпались по полю и стремились обойти неприятеля сбоку, Только при
помощи легкой пехоты, защитившей фланги, Александру удалось опрокинуть
саков-тиграхауда.
Раздраженный упорством варваров, Александр пустился их преследовать,
чтобы истребить до последнего человека. Увлеченные погоней македонцы не
заметили, как далеко ушли от Яксарта. Справа от них возвышались обожженные
солнцем предгория. Впереди и слева раскинулась безводная холмистая степь.
Следы азиатов пролегали на северо-восток, по направлению к синеющему во
мгле горному хребту. Наступил вечер. Македонцы, утомленные зноем и жаждой,
остановились. Было решено переночевать возле пересохшей речки. Дракил,
снова поднявшийся до гиперета - начальника, ведающего доставкой съестных
припасов, - отыскал в извилистом русле длинную лужу с теплой и грязной
водой. Воду процеживали сквозь полы запылившихся хитонов и пили, так как
лучшей поблизости не было. Наутро все, включая самого Александра,
хватались за животы и скрежетали зубами.
Македонцы не догнали отступающих скифов и на второй день. Летучие
отряды саков-тиграхауда маячили на рыжих буграх, поросших колючей, уже
выгоревшей травой, истребляли вырвавшихся далеко вперед неприятелей и
пропадали в тучах желтой пыли. Опять настал вечер. Доведенные до отчаяния
преследователи лежали пластом на земле, и жалобные стоны страдающих людей
перекликались с плачем шакалов.
Александр долго не засыпал. Его мучило беспокойство. Слишком
поспешное отступление саков-тиграхауда не предвещало ничего хорошего. По
рассказу Геродота, царь персов Кир, обманутый скифами, долго преследовал
их в пустыне, пока не попал в засаду: Киру отрубили голову. Другой перс,
царь Дарий Гистасп, тоже упрямо гонялся за скифами, а потом едва выбрался
из причерноморских степей.
Александр прошел от Геллеспонта до Киресхаты и ни разу не повернул
обратно. Но тут, за Яксартом, начиналась таинственная страна-страна
непонятных людей. Все слышали об их честности, приветливости и
гостеприимстве. И все слышали об их жестокости и коварстве. Скифы хорошо
встречают друзей и беспощадно расправляются с врагом. И если от их рук пал
Кир, не знавший до того ни одного поражения, то почему он, Александр,
надеется на удачу? Эта мысль до Киресхаты показалась бы царю смешной, но
теперь она его испугала.
И сын Аммона решил: надо возвращаться. Постыдно? Пусть так. Это все
же лучше гибели. Тот, кто теряет голову в переносном смысле, может
потерять ее и в прямом. Сошлемся на раны, болезни, плохую воду... Не
станут же воины упрямиться, - все так и рвутся назад. Надо возвращаться.
Александр тяжело вздохнул и позвал Птолемайоса Лага.


У СТЕН МАРАКАНДЫ
Близ Мараканды, на берегах Политимета, македонцы были
стеснены со всех сторон и бежали на небольшой остров на
реке. Здесь скифы и всадники Спитамена окружили их и
перестреляли; только немногих захватили в плен и перебили.
Аристобул рассказывает, что большая часть войска была
уничтожена в засаде, так, как скифы скрылись в лесах,
откуда и напали на македонцев во время самого сражения...
Арриан, "Поход Александра"
- Сейчас же пошли гонца к Гефестиону, пусть он начнет действовать, -
так велел Александр телохранителю Фардикке после того, как истребил в
горах двадцать две тысячи узрушан.
Гонец благополучно доставил приказ царя в Макаканду.
- Ладно, - с готовностью сказал Гефестион, - действовать так
действовать.
Он утроил у всех городских ворот стражу и вместе с Оробой направился
к базарному старосте.
- Хорошо тебе жилось при персах? - спросил толстобрюхого старосту
Гефестион.
- Вай! - вскричал купец. - Плохо жилось. Совсем плохо!
- Теперь лучше?
- Вай! Теперь хорошо. Совсем хорошо.
- Чем же ты отблагодарил своих избавителей?
- Вай! - Староста сразу сообразил, в чем дело. - Все, что на базаре,
- ваше, господин! - воскликнул он, подобострастно изогнув шею. И добавил
про себя: "Лишь бы я цел остался".
- Так вот, - промолвил Гефестион строго, - все товары - ты слышишь
меня? - все товары, привезенные сегодня на рынок, ты должен приподнести в
дар Искендеру. Иначе Зулькарнейн, не дай бог, подумает, что ты


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Утомленные счастьем, или Моя случайная любовь
Шилова Юлия
Утомленные счастьем, или Моя случайная любовь


Семенова Мария - Самоцветные горы
Семенова Мария
Самоцветные горы


Злотников Роман - Леннар. Книга Бездн
Злотников Роман
Леннар. Книга Бездн


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека