Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Лобанов брезгливо понаблюдал за ним по системе телемониторов, отметил умелое движение телохранителей и улыбнулся про себя: несмотря на мощную охрану, ликвидировать министра можно было в любой момент, тем более что он находился на чужой территории. Но всему свое время...
Спустя еще полчаса в клуб явился Ельшин. Лобанов и его принял в отдельном кабинете, чтобы меньше высвечивать свою связь с бывшим генералом ФСК.
Генрих Герхардович был уже подшофе, но с удовольствием выпил еще и взялся за бутерброды с черной икрой.
- Когда пойдем? - спросил он с набитым ртом. Лобанов оглядел его мятый костюм, поджал губы.
- Дня через три-четыре.
Он не стал говорить, что его опера из "КСС" уже обследовали участок спецметро с бункером генерала и подключили компьютер к энергоблоку, но Олег Каренович надеялся сам разобраться в системе и вызвать Конкере. В случае удачи Ельшин становился не нужен.
- Долго рожаешь, - хмыкнул Генрих Герхардович. - Или задумал обойтись без меня? Не выйдет, Олежек! Коды вызова у меня тут. - Ельшин постучал пальцем по лбу. - Да и где искать оружие Инсектов, знаю только я.
- Ешь, ешь, - миролюбиво заметил Лобанов. - Все идет своим чередом. Для штурма твоего "замка" нужно хорошо подготовиться.
- Ну-ну...
О деле они больше не говорили.
Гусев сел в бронированный свой лимузин с грациозной неповоротливостью бегемота, но когда Юрген присоединился к нему, это был уже совсем другой человек - трезвый, энергичный, деловой и сильный.
- Ну и сволочь этот Олег Каренович! - сказал он с веселой хрипотцой в голосе. - Споить меня захотел... Но умен! Что у тебя нового?
- Анализ показал, что одним из главных информаторов "Чистилища" может быть Центр нетрадиционных технологий Академии наук. Предлагаю проверить.
- Подготовь план. Что еще?
Юрген помедлил.
- Мы знаем, где теперь Соболев.
- Вот как? Интересно. И где же?
- В спецгруппе "Гроза" под командованием Люды... Людвига Белоярцева. Принимал участие в налете на "Барс".
- Он может стать нам полезен в этом качестве?
- Вряд ли, - с сомнением покачал головой Юрген.
- А ты все-таки попробуй уговорить. Не удастся - тогда выследишь и уничтожишь.
Полковник по обыкновению промолчал.

Неизвестно почему, но издавна повелось, что важнейшие решения принимаются не на заседаниях и совещаниях, а за накрытым столом. Не составляло исключения и застолье, организованное директором Федеральной службы безопасности на даче в Любимове по поводу собственного дня рождения. В качестве гостей присутствовали немногие из числа друзей и особо приближенных Сергея Вениаминовича, в том числе начальники управлений "К" и спецопераций, начальник охраны майор Хватов и начальник ГУБО Казанцев.
Стол был великолепен!
Чтобы перечислить сорта вин, водок и других напитков, а также количество закусок и блюд, не хватило бы, очевидно, и школьной тетради. Единственное, что отсутствовало на нем, по мнению Казанцева, так это целиком запеченный хобот слона.
Отобедав, гости разбились по группкам и разбрелись кто куда по комнатам дачи; Коваль и Казанцев остались в каминном зале, где уютно потрескивали сосновые поленья, источая легкие запахи смолы, коры и древесины. Майор Хватов тоже присутствовал тут, но держался поодаль, тихо и незаметно.
- Мои спецы разработали план выхода на "Чистилище", - сказал благодушно настроенный Сергей Вениаминович, располагаясь в кресле перед камином и закуривая тонкую сигару с фильтром. - Присоединяйте свой "Харон", будем долбать эту проблему вместе.
- Без Коржакова и Гусева?
Коваль пыхнул ароматным дымком.
- Коржаков метит в абсолютные лидеры, поэтому и мечет икру, пытаясь всех нас объединить под своим крылом. Но никто на это не пойдет, тем более наш уважаемый Федор Иванович. Он будет землю рыть, чтобы выйти на "ККК" раньше, чем она найдет его. Да и после гибели Плотникова Пашин тоже хочет отличиться перед президентом, его люди все чаще стали появляться в поле зрения моей наружки. Но речь не о них, все они - пешки. Вот что предлагается конкретно.
Коваль докурил сигару, взял с подноса бокал с сухим "Анжуйским", посмаковал глоток.
- "Чистилище" должно опираться на три кита жизненно важных потребностей: финансовые институты, спонсирующие его деятельность, силовые структуры, рекрутирующие кадры исполнителей, и банки данных, снабжающие любой необходимой информацией.
- Логично, - согласился начальник ГУБО, давно и заранее проанализировавший деятельность перечисленных "китов".
- Следуя в этом направлении и надобно действовать, а именно - пощупать все подозрительные организации в трех названных вами социосферах. Это Русский национальный освободительный фронт, ассоциация "Барс", Международный исследовательский центр боевых искусств, Московский казачий уряд, Международная ассоциация национальных организаций карате, Ассоциация боевых искусств, школы безопасности предпринимательской деятельности, воинских искусств, охранно-сыскные частные бюро, офисы некоторых коммерческих банков и фирм...
Коваль остановился, видя, как собеседник недоверчиво качает головой.
- Возражения?
- Нельзя объять необъятное, Сергей Вениаминович. - Казанцев налил себе "брют", пригубил. - К тому же не понятно, как вы собираетесь щупать все эти конторы.
- Самым натуральным образом, по обычной, правда, слегка упрощенной схеме: два-три дня - наблюдение и прослушивание, день - компьютерный анализ посещений, разговоров и телефонных бесед, затем штурм и захват подозрительных лиц, информбазы, документации. Затем допросы, сверка и анализ данных, выход на командиров "ККК" и новый захват. Финита!
Казанцев снова покачал головой.
- Слишком у вас как-то просто все получается. К тому же для проведения таких операций надо иметь веские основания, а не подозрения плюс карт-бланш прокурора. Я таких оснований не вижу, ваш план смахивает... на авантюру. На произвол.
Сергей Вениаминович снисходительно глянул на собеседника.
- Прокуроры, от районного до генерального, сами заинтересованные лица, любой из них подтвердит правильность наших действий. Что же касается обоснований нравственных, внутренних, так сказать... - Коваль растянул губы в усмешке. - Кому они нужны, Руслан Владимирович? Пардон, Ибрагимович. Лес рубят - щепки летят. Главное, что мы избавимся от напасти, а сколько при этом пострадает невиновных людей, неважно. Против силы работает только сила, террор можно сломать только террором. Разве не так?
- Так-то оно так... - как-то неопределенно заметил Казанцев, с грустью подумав, что придется, очевидно, самому уходить в отставку. С директором ФСБ ему было явно не по пути, что выяснилось уже давно.
- Ты учти еще одно обстоятельство, - добавил Сергей Вениаминович, стараясь не обращать внимания на внутреннюю борьбу, переживаемую начальником ГУБО. - Скоро у нас появится оружие, равного которому не имеет ни одна спецслужба мира. С его помощью мы уничтожим не только "Чистилище", но и Сверхсистему, и террористов любых мастей и... вообще кого угодно! Нравится тебе такая перспектива?
Казанцев скептически поджал губы.
- Что же это за оружие? "Глушак", что ли? "Болевик"? Или ваш легендарный "дырокол", о котором ходит столько разных слухов?
- О нет, речь идет действительно об абсолютном оружии, - раздался из затемненного угла голос майора Хватова. - Оружии, оставшемся в наследство от древних цивилизаций. Перечисленные вами виды - лишь бледная тень настоящего психотронного оружия.
Казанцев выглядел растерянным, но по всему было видно, что слова майора его не убедили.
- Допустим, такое "абсолютное" оружие существует. Где и как вы собираетесь искать его? В археологических экспедициях? В Италии, Египте?..
- Поближе. - невозмутимо ответил Хватов. - Под Москвой.
Казанцев, понявший его слова буквально топографически, засмеялся.
- В Мытищах, что ли?
- Непосредственно под Кремлем, - улыбаясь чему-то, сказал директор ФСБ.

Комиссар-пять и комиссар-четыре "Чистилища" встретились как бы невзначай в кафе "Ладья" на Пятницкой, на втором этаже, где Илья Боченков предлагал изготовленные вручную пельмени в чугунных горшочках, плавающие в бульоне. По мнению Шевченко, лучше Ильи пельмени в Москве никто не делал.
Съев порцию, Боханов, гурман по призванию, вынужден был с этим согласиться. Но разговор шел вовсе не о качестве пельменей и других блюд.
- Валера, я хотел бы тебя предупредить, - сказал Владимир Эдуардович. - Шеф недоволен твоими колебаниями и настроениями. Но самое главное, что ты приблизил к себе Балуева. Спец он отменный и хорошо справился с ролью водителя гаишной "волги", которая завела кортеж Генпрокурора в ловушку, но ты учти: Балуев продолжает дружить со своим приятелем Соболевым, что может пагубно отразиться на здоровье всех вас троих. Для них и... - Боханов проглотил пельмень и закончил: - И для тебя. Тем более что зондеркоманда ФСБ "Гроза", где теперь обретается Соболев, все активнее начинает подбираться к нам. Когда-нибудь интересы "Грозы" и наших коммандос пересекутся... а какую сторону примет Балуев, неизвестно.
Шевченко действительно в последнее время под давлением обстоятельств как-то растерял свою природную веселость, подозрительно заглянул в слегка затуманенные цыганские глаза комиссара-четыре.
- С чего это вы обо мне печетесь, Эдуардович? И почему шеф не выскажет свои претензии мне лично?
- Отвечаю на первый вопрос. Я не альтруист, сентиментальным бываю крайне редко, но вы мне симпатичны. Перестаньте кукситься, восстановите былую форму, меня всегда заражал ваш оптимизм. Теперь о втором вопросе, ответ на него более прозаичен: Громов не прощает ошибок никому, даже самому себе, а то, что Соболев и Балуев оказались в разных командах, - ваша ошибка, Валера. Если произойдет утечка информации об операциях фирмы, первыми шеф уберет Балуева и вас. Докажите, что вы по-прежнему на высоте, последите за Балуевым, нанесите удар первым...
Шевченко лениво поковырял вилкой в тарелке, отложил ее, промокнул губы салфеткой.
- Соболев однажды спас меня... да и Балуев тоже. Не думаю, что он пойдет на сговор с Балуевым ради получения наград за уничтожение "Чистилища". Но я, конечно, приму меры. Спасибо за предупреждение, Владимир Эдуардович. Я смотрю, вы везде смело ходите без телохранителя...
- А вы разве нет?
- Я - другое дело, могу постоять за себя сам. - Шевченко не стал разочаровывать собеседника. - Вы хотя бы вооружены?
- Зачем? - безмятежно пожал плечами Боханов. - Пистолет в случае чего меня не спасет, как, впрочем, и "глушак", а более мощное оружие с собой не поносишь.
- Пулемет, что ли? - улыбнулся Шевченко. - Гранатомет?
- Посерьезней машинка есть, - подмигнул комиссар-четыре. - В скором времени Громов обещал вооружить им всех комиссаров. Он где-то раскопал информацию о сохранившемся от древних цивилизаций универсальном оружии.
Шевченко заинтересованно-скептически глянул на Боханова.
- Что-то я об этом не слышал. Не вешает ли лапшу на уши наш непогрешимый шеф?
- А разве вы еще не убедились, что Громов не ошибается? Ведь за нами охотятся все спецслужбы, хватают всех подряд, громят фирмы, банки, школы, институты... а мы продолжаем работать! Так что давайте, Валера, подсуетитесь, заявите в комиссариате, что вы незаменимы. - Боханов улыбнулся, тщательно вытер после еды губы, подбородок, пальцы рук и встал. - Любое, даже очень мощное оружие, конечно, не панацея от всех бед, но все-таки чувствовать себя увереннее хотелось бы и мне. До встречи.
Комиссар-четыре легко сбежал по лестнице на первый этаж, а Шевченко, глубоко задумавшись, остался сидеть за столом. Его начальник группы сопровождения безразлично окинул зал взглядом, но, поскольку патрон не подал никакого знака, остался сидеть за столиком у окна, с удовольствием поглощая вторую порцию пельменей.

СОЮЗ ДЕВЯТИ НЕИЗВЕСТНЫХ




Этот буддийский монастырь, расположенный на перевале Куг-Багач в Горно-Алтайской автономной области, неподалеку от города Кош-Агач, был известен с тысяча семьсот сорок первого года, хотя и до того имел многотысячелетнюю историю. В последнее время верующих, ставших на путь буддийских традиций, стало больше, монастырь окреп, разросся, стал местом настоящего паломничества, охотно посещаемым туристами со всех уголков России и местными жителями - бурятами, хакасами, монголами, русскими, украинцами.
Главным архитектурным сооружением монастыря был храм Гаутамы, внешне мало чем уступающий храму в тибетском городе Лхаканге, используемый местной монашеской общиной - сангхой - для мистических религиозных церемоний. На самом деле храм Гаутамы, в котором проповедовался культ Будды и бодхисатв71, был эзотерическим храмом и представлял собой четырехуровневое сооружение, то есть как бы четыре храма в одном.
В первый допускались верующие и просто любопытствующие туристы. Во второй - только принадлежащие к касте люди или имеющие особое разрешение. В третий имели доступ служители храма, в четвертый - брахманы и Посвященные. Этот уровень был доступен всего лишь трем брахманам из числа приближенных и самому настоятелю Бабуу-Сэнгэ.
Но в этот ясный солнечный день начала октября, когда над Алтаем стоял антициклон "бабьего лета", вход во внутренний сектор храма был открыт для других гостей, прибывающих по одному. Всего их набралось девять человек. Эти люди представляли собой реальное правительство России, чей уровень был столь высок, что о нем не догадывались даже такие властные институты, как контрразведка, безопасность и внешняя разведка, имеющие суперпрофессионалов анализа и обработки данных. Эти Девять влияли на любые события, хотя непосредственно и не участвовали в них.
Эти "серые кардинаты" предпочитали управлять царями и президентами, а не быть ими.
Одним из Девяти был комиссар-два "Чистилища" Герман Довлатович Рыков.
Обычно "кардиналы" Союза Девяти собирались не чаще одного раза в год, чтобы скоординировать свои действия в подконтрольных зонах социума и определить доминантный уровень стратегии на следующий год.
На этот раз встреча была внеочередной, экстренной, и на нее прибыл Десятый "кардинал", которого скорее надо было бы назвать Первым, потому что он контролировал Уровень Международных отношений, соединяя подобные Союзы Девяти (Семи, Пяти и Трех) других стран.
Все "кардиналы" занимали не очень заметные посты советников, экспертов, помощников государственных деятелей и структур, но властью обладали почти абсолютной, потому что могли убрать с политической сцены любого лидера или группу, не говоря уже о деятелях рангом ниже министра или депутата. Но делали они это лишь в тех случаях, когда обстановка в стране не укладывалась в рамки разработанного ими сценария.
Кроме Рыкова, представлявшего "Чистилище" и одновременно Федеральную службу безопасности, в Союз Девяти входили советник президента по национальной безопасности Юрьев, один из двенадцати директоров Национального банка, председатель Совета директоров Грушин, начальник информационной службы президента и он же Тень-три в иерархии Сверхсистемы Носовой, главный военный эксперт при правительстве, курирующий Институт новых военных технологий, он же секретарь Совета безопасности Мурашов, член-корреспондент Академии наук профессор Блохинцев, заместитель директора Международного института стратегических исследований доктор права Головань, помощник премьер-министра по связи с религиозными концессиями и Православной Церковью отец Мефодий и настоятель монастыря и храма Гаугамы Бабуу-Сэнгэ.
Все они были людьми незаурядными, Посвященными в тайны Внутреннего Круга, а также светящимися, принимающими пси-посланцев иерархов, то есть их авешами. И каждый из них представлял реальную силу, принадлежа к той или иной властно-силовой группировке, которые в политической жизни страны вели острую конкурентную борьбу за выживание.
Так, Рыков опирался на мощь таких формирований, как ФСБ и "Чистилище". Носовой работал на Сверхсистему и владел инициативой административного президентского корпуса. Юрьев имел базу в лице самого президента и влиял на решения Совета безопасности. Мурашов действовал через Министерство обороны и Гособоронпром и также влиял на Совет безопасности державы. Остальные лично или через системы связей оказывали влияние на финансовые, информационные, экономические, лоббистские структуры, на аппараты Министерства внутренних дел и Государственной Думы и власть имели не меньшую. Но в коалиции Союза Девяти они были не врагами или конкурентами, а равными партнерами, теневыми правителями, и на их отношения не влияла принадлежность к разным конкурирующим институтам власти. Впрочем, так думали - что они борются за власть и жизнь - сами руководители группировок, на самом же деле весь этот процесс управлялся Девятью.
Десятый или, вернее, Первый гость настоятеля, куратор Союзов Неизвестных в других государствах мира, представлял авешу инфарха, но известен был всему мировому сообществу как Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Хуан Франко Креспо. Он не боялся путешествовать инкогнито и прибыл в храм Гаутамы под видом паломника-исмаилита.
Келья настоятеля располагалась рядом с залом ритуальных церемоний в сердце четвертого сектора храма. Она в миниатюре воспроизводила главную молельню в Лхаканге: каменный склеп шесть на восемь метров со скульптурным изображением сидящего в углу Будды, ступой с реликвиями Будды и шестью светильниками в форме лотоса. Сводчатый потолок мерцал россыпью драгоценных камней, как и стена напротив Будды. Пол кельи был выстлан мраморными плитами и покрыт циновками, на которых и расположились привыкшие к подобным бдениям гости настоятеля. Но, несмотря на кажущуюся простоту и аскетизм, келья наряду с хитроумными защитными сооружениями древних зодчих охранялась и новейшими современными электронными системами, позволяющими контролировать каждое постороннее движение в любом из секторов храма, определять вооруженных людей, следить за транспортом, прибывающим в Кош-Агач, и вести наблюдение за самолетами в радиусе трехсот километров.
Прежде чем усесться на циновки и начать совещание, каждый из Девяти взглянул на свои часы, в которые были вмонтированы датчики-сигнализаторы собственных систем контроля опасности. Зеленые нули на экранчиках циферблатов показывали, что нет повода для тревоги, и гости Бабуу-Сэнгэ принялись поудобнее устраиваться на жестких циновках. В принципе им ничего не стоило провести эту встречу с полным комфортом - в храме был зал, не уступающий в этом отношении залам московского ресторана "Националь". Но, согласно древней традиции, собеседников ничто не должно было отвлекать от дела, а жесткость циновок во многом способствовала краткости речи и скорости принятия решений.
Настоятель, сидевший лицом к своим гостям, традиционно исполнял роль председателя собрания. Он, перешагнувший рубеж девяти десятков лет, был старше всех присутствующих в келье, но выглядел молодо и очень походил на своего Учителя - Гаутаму Будду - и торжественностью позы, и лицом, и, весьма вероятно, характером. Казалось, на Девятерых смотрят сразу два Будды - каменный и живой, из плоти и крови.
- Начнем, Посвященные, - призвал глубоким баритоном Бабуу-Сэнгэ на русском языке и тут же перешел на метаязык, понятный только присутствующим; язык этот был настолько же богаче, ярче, информативнее всех существующих, насколько современный русский или английский богаче языка туземцев Папуа, словарь которого состоит из двухсот пятидесяти понятий. - Уровень принятия решений - в пределах Закона минимальных последствий, с применением коллективного поля растворения следов вмешательства. Уровень стратегии - не выше "экстра", уровень тактики - целевой, разрешающей любые средства, уровень оперативного исполнения - "элит". Прошу высказываться.
- Я бы посоветовал поднять потолок уровня стратегии, - предложил Юрьев, имеющий право говорить первым после председателя.
Иерархи, как и люди, делились на касты. Тот факт, что кастовость не признается современной социологической наукой, не говорит о правильности отношений между людьми. Желают этого люди или не желают, признают или не признают, но они разделены на касты. Точно так же, как были разделены на касты их палеопредки - Инсекты. Индийское общество первым ввело понятие кастовости, которое сохранилось до сегодняшних дней: брахманы, кшатрии, вайшья, шудры и чандала благополучно сосуществуют в этом обществе, претендуя каждый на свою социо-экологическую нишу. Тот, кто не согласен с этим положением, избирает Путь просвещения, просветления и самосовершенствования, хотя средства для достижения цели - нирваны - зачастую берутся негодные. Например, нельзя добиться духовного развития, просветления стоянием на голове, истязанием плоти, медитацией или с помощью лишенных смысла обрядов и церемоний, уповая на милость Духа или Бога, однако индийские йоги упорно продолжают двигаться в том же направлении, попадая в тупик, из которого нет выхода. Впрочем, подобными делами занимаются и миллионы верующих во всех странах мира.
Касты иерархов были более текучими, чем человеческие, каждый из иерархов вправе преодолеть кастовый барьер и перейти в другой "класс" отношений и обязанностей. Высшей кастой считались Архонты, достигшие порога мудрости. Ниже шли Ангелы, иерархи Сострадания, затем Адепты - достигшие уровня мысленного управления сверткой и разверткой реальностей, Мастера - способные управлять физическими процессами многомерных реальностей, и, наконец, Посвященные, воздействующие на трехмерный мир запрещенной земной реальности. Из действующих лиц нашего повествования инфарх принадлежал к касте Архонтов, примарх и секундарх - касте Ангелов, триархи, квадрархи и пентархи - касте Адептов, и так далее. Декарх, с которым когда-то встречался Матвей Соболев после битвы с Монархом, относился к касте Мастеров.
Советник президента по национальной безопасности Юрьев, как и Бабуу-Сэнгэ, был авешей одного из пентархов, то есть носителем Адепта. Остальные восемь из Девяти воспринимали психоматрицы Мастеров и Посвященных. Лишь куратор Союза Неизвестных Хуан Франко Креспо становился авешей Ангела, и ранг его позволял отменять решения Союза, принятые с перевесом в один-два голоса.
- Основания повышения уровня? - подал голос профессор Блохинцев.
- Вмешательство Монарха и подавление в результате этого рассчитанной нами доминанты исторического развития страны.
- Я согласен, - сказал Бабуу-Сэнгэ, обвел взглядом сосредоточенные лица сидящих по восточному обычаю гостей, хотя и в современных европейских костюмах. Кивнул самому себе. - Вижу, что и вы согласны. Повышаем уровень стратегии до потолка "абсолют", что не освобождает нас от обязанности принять решение. Продолжаем обсуждение. Само собой разумеется, что положение дел в стране в целом и в зоне ответственности каждого известно всем Девяти.
- Разумеется, - кивнул секретарь Совета безопасноети Мурашов, авеша декарха. - Год назад мы передвинули колесо кризиса, заменили большинство сильных фигур в политике, но в социуме практически ничего не изменилось. Только усилились центробежные тенденции и противостояние в среде силовых структур, что, как мы видим, является следствием прямого вмешательства Монарха, силы трансцендентной, но изначально и перманентно эксцитативной. Регуляция на уровне частных изменений неэффективна, необходимо общее направленное изменение существующих тенденций.
- Все это понимают, но все ли подготовили конкретные предложения? Векторы вмешательства? Области стабилизации?
- К сожалению, люди в большинстве своем - высокоцивилизованные варвары, - обронил директор Международного института стратегических исследований Головань. - Человечество не преодолело стадии имаго, на что надеялся Монарх, и остается потенциально разумной расой.
- Ну и?.. Точнее выражайте мысль, уважаемый Кирилл Данилович.
- Надо усилить влияние Закона интеллектуальной чистоты, действующего среди иерархов: мышление не должно нести эмоциональной окраски. В приложении к нашей ситуации он звучит так: для достижения цели надо использовать любые средства! Жалость к кому-либо неуместна.
- Мы учтем ваше пожелание. Прошу предложения по векторам вмешательства.
- Кое-кто из простых смертных получает информацию по пси-каналам скрытой реальности из областей запретного смысла, - тихо сказал Рыков. - Пора поставить вопрос перед иерархами о блокировании таких передач или же увеличении высоты порога чувствительности в нашем слое.
- Тревога законна. Предложение принято к обсуждению. Продолжайте.
- Контроль вооружений в стране находится на самом низком уровне, - сказал Мурашов. - Начинается расползание оружия "пси" по странам СНГ - генераторов боли и суггесторов. Мало того, из стадии разработок выходит новое поколение излучателей с использованием тонких полевых эффектов, так называемых "дыроколов", зашифрованных под аббревиатурой НК - "невидимое копье". Массовое применение этого оружия приведет к тому, что создававшаяся тысячи лет властная структура типа "муравейник" распадется, к власти придут, скорее всего, преступные кланы с организацией Хиронома.
- Вероятность прогноза вами просчитана?
- Ноль семьдесят девять.
- У меня число получилось меньше, но достаточное для того, чтобы обратить на него внимание. Предложение принято.
- У меня имеются достоверные сведения о пренебрежении некоторыми Посвященными Закона мауна, - вставил отец Мефодий. - Об этом стоит уведомить Внутренний Круг, пусть выносит их поведение на Суд Великого Покоя.
- Кем конкретно?
- Это - Иван Парамонов, Вахид Самандар, Ульяна Митина.
- Ваше мнение, Посвященные?
- Зачем выносить сор из избы? - проговорил профессор Блохинцев. - Наказать их можем и мы сами. Суд ВК вряд ли покарает их адекватно преступлению.
- Вы предлагаете суд Линча? Эгрегор Хранителей, к которому они принадлежат, будет против.
- И ничего страшного, уровень этого эгрегора - культурно-групповой, даже не государственный, в его функции входит всего лишь качественное сохранение остатков наследия культур, а не регуляция модели реальности. Масштабы наших эгрегоров позволят нам...
- Возражаю. Есть еще предложения по данной теме?
- Обратиться в суд ВК.
- Принимаем?
Ответом председателю собрания Девяти были опущенные в согласии головы присутствующих, кроме профессора Блохинцева, имеющего свое мнение. Бабуу-Сэнгэ взглянул на него, потом на державшегося, как всегда, незаметно Рыкова.
- Вы хотели внести еще одно предложение, Герман?
- Этот вопрос касается стабилизации социума, - тихо проговорил комиссар-два "Чистилища". - Вынужден подчеркнуть его масштаб. Появление "СК" - "ККК" в принципе означает переход запрещенной реальности на жесткий вариант Закона возмездия, или Закона обратного действия. Но этот переход натолкнулся на неожиданно сильное сопротивление пси-структур социума, чего я понять не могу, так как на прошлом заседании Девяти мы проголосовали за усиление Закона. Только ли вмешательством Монарха объясняется это положение?
Бабуу-Сэнгэ некоторое время озадаченно рассматривал свои скрещенные ноги. Потом поднял взгляд на Рыкова.
- Вы хотите сказать, что к этому причастен... кто-то из Девяти?
- Я не знаю, - еще тише проговорил Герман Довлатович. - Но впечатление такое, будто кто-то из нас играет на стороне Монарха. Прошу общего включения "И" в режим... "детектора лжи"!
В келье настоятеля воцарилась сторожкая тишина. Не выдержал Мурашов:
- Вы понимаете, Герман, что предлагаете сделать?!
- Успокойтесь, Александр, - мягко сказал Бабуу-Сэнгэ, - никто не принуждает вас соглашаться с предложением Германа. Кстати, я тоже против этой процедуры, которая может привести к распаду Союза. Как остальные?
Семеро других Посвященных после недолгих размышлений отказались от общего включения "разума-воли" в режиме "детектора лжи", Рыков не настаивал на своем предложении, понимая, что его время еще не пришло.
Последний вопрос "повестки дня" предложил Головань:
- Наблюдатели докладывают, что участились случаи проникновения непосвященных в реликтовые зоны с Модулями Иной Реальности. Люди начинают подбираться к Великим Вещам жизни Инсектов, самыми опасными из которых являются, конечно, "саркофаги" - своеобразные корректоры реальности с возможным выходом в прошлое - и "оружие", известное под названием "Игла Парабрахмы", тоже являющееся корректором реальности, но прямого действия. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы неподготовленные овладели этими вещами, особенно оружием.
- Проблема серьезная, принимается. Итак, приступим к обсуждению внесенных предложений. Слово вам, Владимир...
К полудню по всем вынесенным на обсуждение вопросам были приняты решения. Три из них требовали привлечения сил трансцендентных - иерархов: перекрытие каналов передачи информации из абсолютных реальностей в запрещенную, повышение порога чувствительности при проникновении в астрал и ментал непосвященных и блокирование границ запрещенной реальности от просачивания в нее проекции Монарха Тьмы. Остальные могли быть решены силами вполне земными: резкое ограничение использования оружия "пси" - "глушаков", "болевиков" и "дыроколов", ограничение доступа в МИРы Инсектов, наказание Посвященных, преступивших законы Внутреннего Круга, ограничение деятельности "Чистилища" и других силовых ведомств государства, прекращение доступа к оружию Инсектов.
Методы претворения решений в жизнь должны были разработать ответственные за них из числа Девяти, а так как на уровне вмешательства Союза Девяти не существовало нравственных принципов, препятствующих достижению цели любыми средствами, то реализация некоторых решений обычного человека могла бы повергнуть в шок. Так, например, ограничение деятельности "Чистилища" и спецслужб доверялось Рыкову, Мурашову и Носовому, представлявшим в реальной жизни государства конкурирующие организации. Средства борьбы при этом могли быть использованы самые разные - от провокационных столкновений служб между собой, перекрестного сообщения необходимых сведений друг о друге до прямой ликвидации руководителей ведомств. Исполнители последней акции могли назначаться любым Посвященным из числа работников контор и служб, их дальнейшая судьба для Девяти не играла никакой роли. Исполнителей же высокого класса подобрать было пусть и не легко, но возможно.
- Закончили наши внутренние обсуждения. Посвященные, - подвел итог Бабуу-Сэнгэ. - После перерыва наш уважаемый Хуан Франко Креспо сообщит свое мнение о работе Союза, а также предложит тему для внешнего обсуждения.
- Нельзя ли узнать тему до перерыва? - спросил отец Мефодий. - Я предпочел бы остаться здесь и в тишине обдумать ее.
- Мы бы хотели предложить помощь вашему Союзу, - сказал Генеральный секретарь ООН. - Для быстрой перестановки фигур вам понадобится активное вмешательство оперативных подразделений иерархов. Мы поможем с внедрением. А тема нашей вечерней беседы такова: выгодно ли нам создание Федерации восточно-славянских народов, предлагаемой лидерами некоторых европейских стран и России. Все понимают, что решить эту проблему будет гораздо сложнее, чем ваши внутренние затруднения.
Ответом Хуану Франко Креспо была тишина.

ОПЯТЬ "ГРОЗА"

Штаб-квартира общественно-политической организации "Честь и Достоинство" располагалась на территории Международной ассоциации национальных организаций контактного карате (МАНОКК) на Якиманке. Занимала она весь пятый этаж небольшого пятиэтажного здания, имея в своем распоряжении шесть комнат: библиотеку, конференц-зал на сорок мест и кабинеты отделов.
Руководил организацией сам президент Ассоциации карате мастер спорта Сергей Евгеньев, он же являлся заместителем директора Международного исследовательского центра боевых искусств (МИЦБИ) и вице-президентом Ассоциации боевых искусств России.
В конце семидесятых годов он закончил Институт физкультуры, работал в угрозыске, в ОМОНе, закончил Академию МВД, профессионально занимался спортом (греко-римская борьба и бокс), работал преподавателем в школе МВД, старшим инструктором по карате и рукопашному бою московского горсовета "Динамо", кроме званий мастера спорта по борьбе и боксу, имел еше и шестой дан по карате ("черный пояс").
С президентом МИЦБИ Самандаром Сергей Владимирович имел довольно непростые отношения, сложившиеся, в сущности, по вине первого: Вахид Тожиевич относился резко отрицательно к тому, что Евгеньев занялся политикой. Тем более удивительной оказалась для Сергея Владимировича их последняя встреча.
Самандар лично явился в здание на Якиманке и, поговорив о делах Ассоциации, проблемах центра, вдруг спросил:
- Сергей Владимирович, вы имеете какое-либо отношение к "Чистилищу"?
- К кому?! - изумился Евгеньев.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Свержин Владимир - Фехтмейстер
Свержин Владимир
Фехтмейстер


Головачев Василий - Пропуск в будущее
Головачев Василий
Пропуск в будущее


Орлов Алекс - Золотой пленник
Орлов Алекс
Золотой пленник


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека