Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Мы выпрыгнули на бетонный пол. Рыжий дал задний ход и вывел машину во
двор. Створка гаражных ворот опустилась, мы остались в кромешной темноте. И
темнота эта была смертельно опасной. Без дураков. Такое и в Чечне не часто
бывало. Ничего себе остров любви.
Под низким потолком вспыхнули прожектора, и мы обнаружили, что стоим
посреди огромного, метров в двести, бетонного зала в окружении четырех лбов
с направленными на нас автоматами "узи". Пареньки были той же волчьей
породы, что и напарник рыжего. Лет по двадцать пять - двадцать семь. С
одинаковой короткой стрижкой. С одинаковыми золотыми цепями на бычьих шеях.
Стоило лететь на край Европы, чтобы оказаться в такой компании. Они стояли
вокруг нас на равном расстоянии друг от друга, как бы по углам правильного
квадрата, и это говорило о многом.
Док взглянул на меня и с сомнением покачал головой. Я понимающе кивнул.
Шушера. Дешевка.
Так-то оно так, но они были в таком напряжении, что малейшее наше
движение - и они откроют огонь. Они были явно не из тех, для кого убийство
привычное дело. Перемолоть ребра кулаками и ногами - да, это им сподручней.
А убить... Но сейчас они были настроены именно на убийство. Поэтому и
вздрючены до предела. Нужно было как-то сбить этот их высокий душевный
настрой, перевести действие из жанра греческой трагедии в обычный
милицейский боевичок.
- Ребята, - миролюбиво сказал я, обращаясь к одному из них, постарше,
судя по всему - главному в этой шакальей команде. - Извините, что суюсь с
советами, но если вы вздумаете палить, то перестреляете друг друга.
Он довольно быстро оценил мой бесплатный совет, по его знаку все четверо
сместились на одну сторону. После чего приказал:
- Руки за голову! К стенке! Лицом к стенке!
Мы подчинились. Двое держали нас на мушке, а двое других закинули
автоматы за спину и принялись обшаривать нас. Это был очень удобный момент,
чтобы отобрать у них их игрушки. Я чувствовал, как ребята напряглись, ожидая
моего сигнала. Но все-таки промолчал. Ситуация была, конечно, очень горячая,
но я решил: если кто-то хочет с нами поговорить, пусть говорит с позиции
силы. Это располагает к большей откровенности. А удобные моменты - ну, будут
еще. Эти лбы не смогут не сделать пары-тройки ошибок, не та школа. А нам
столько и не надо, нам и одной хватит. Но в свое время.
Пока они охлопывали наши бока и выворачивали из карманов документы и
деньги, а потом вываливали на бетонный пол бельишко из наших сумок, я
внимательно осмотрел зал. Выходов из него было только два. Один - через
гаражные ворота, черта их откроешь, если электропривод будет блокирован
снаружи. Второй - через дверь, ведущую, видно, в глубь дома. Тоже не
слабенькая дверца - из стального листа, обваренного уголками. Окон не было.
Если не считать двух проемов в торцевой стене, напротив ворот. Проемы были
шириной метра по полтора и высотой с полметра. Изнутри они были закрыты
толстыми прутьями арматуры, а снаружи застеклены. Не окна, а вентиляционные
отверстия под самым потолком. Что надо тюрьма. Если они вздумают нас здесь
держать, выбраться будет непросто. Но вряд ли будут. Иначе не стали бы
выгонять микроавтобус. А зачем выгнали - ужу ясно: чтобы не повредить при
стрельбе. Бережливый народ.
Когда со шмоном было покончено, главный достал из кармана "уоки-токи",
сказал в микрофон:
- Нормально все.
Я ожидал, что на нас наденут наручники, но то ли их не припасли, то ли
решили, что при такой огневой мощи они и без браслеток обойдутся. Ну, тем
лучше. Такие маленькие оплошности противника всегда украшают жизнь.
Минут через десять стальная дверь открылась и в зале появились еще три
действующих лица. Одного мы уже знали, это был напарник рыжего водилы. На
плече у него висел "узи", а впереди себя он аккуратно спускал по пандусу
инвалидную коляску, в которой сидел совершенно лысый мужик лет шестидесяти.
Он был в цветастой рубашке с расстегнутым воротом и короткими рукавами,
обнажавшими жилистые, в синих наколках руки. Наколки просвечивали и сквозь
седые волосы на груди. Ноги были укрыты клетчатым пледом. С ним было все
ясно: пахан.
А вот третий, который вошел вслед за ними и прикрыл за собой дверь, был
птицей совсем другого полета. Лет сорока, в аккуратном светло-коричневом
костюме, с правильным невыразительным лицом и быстрым взглядом. В толпе на
него и внимания не обратишь, но тут, среди этой уголовной братии, он
выглядел белой вороной. "Контора". Это было на нем прямо написано. Майор или
даже подполковник. Впрочем, вряд ли подполковник, слишком подобран, в форме,
подполковники редко такими бывают. Его-то как сюда занесло?
У все троих физиономии были такими, словно бы перед тем, как войти сюда,
они крепко пересобачились. И как бы в продолжение этой ругани напарник
рыжего показал на нас:
- Вот, только четверо!
Лысый и Майор (так я про себя его окрестил) посмотрели на нас, как будто
хотели в этом убедиться. И убедились: да, четверо. Майор извлек из кармана



пиджака небольшой фотоаппарат "Никон" и раза три щелкнул нас, сверкнув
вспышкой.
- Завтра снова, выходит, ехать? - недовольно спросил лысый. - Так не
договаривались. Двойная работа.
- Уладим! - раздраженно бросил ему Майор, сделал еще пару снимков и сунул
аппарат в карман.
Старшой автоматчиков подошел к коляске и протянул лысому наши документы и
деньги. У каждого из нас было по пятьсот баксов мелкими купюрами на
карманные расходы. Трубач прихватил из своего гонорара пачечку новеньких
стольников - он хотел купить хороший саксофон взамен старого. А еще двадцать
штук - на серьезные траты, которые по ходу дела могли понадобиться, - были
переведены на мое имя в ларнакский "Парадиз-банк", я мог их получить по
предъявлении паспорта.
Деньги лысый оставил у себя, а документы передал Майору. Тот внимательно
просмотрел наши паспорта. Куда внимательней, чем кипрские пограничники.
- Иван Георгиевич Перегудов... Что ж, Иван Георгиевич, давайте поговорим,
- обратился он к Доку, предположив в нем старшего, из чего я с чувством
глубокого удовлетворения заключил, что даже если он о нас что-то и знает, то
знает далеко не все.
- Я - врач команды, - ответил Док. - А капитан у нас - он, Сергей
Пастухов.
- Команды? - переспросил Майор. - Ах да, вы же спортсмены. Как вы, Сергей
Пастухов, насчет того, чтобы откровенно поговорить?
- При них? - кивнул я на лысого пахана и его шайку.
- Вы правы, пожалуй, - согласился Майор и обернулся к лысому: - Извините,
пан. Эта информация вам ни к чему. Не возражаете, если я побеседую с нашими
гостями тет-а-тет?
Пан. В лысом не было ничего польского. Значит, кличка.
- Валяйте. Меньше знаешь - лучше спишь. А если что?
- Вы же будете рядом.
Пан нажал какую-то кнопку на ручке коляски и откатился в другой конец
гаража. За ним последовали и его кадры. Четверо с "узи" слегка расслабились,
но все еще были настороже и не спускали с нас глаз.
- Так лучше, да? - спросил Майор. - Итак, кто вы? Но прежде: где еще
двое?
- В милиции, - ответил я, а сам тем временем соображал. Знает, что
спортсмены. Знает, что должно быть шестеро. Знает про "Эр-вояж" и "Три
оливы". Знает, когда мы должны были прилететь. Что он еще знает?
- Что они делают в милиции? - удивился Майор.
- Что делают в милиции люди? Или работают, или сидят. Наши сидят.
- Почему?
- За что, - поправил я. - Немного поддали, ввязались в драку с какими-то
неграми. Их и забрали.
Понятия не имею, откуда мне на язык вывернулись эти негры. Но вывернулись
очень кстати, такие детали сообщают достоверность любой туфтяре.
- Не с неграми, - вмешался в наш разговор Артист. - С арабами.
- С какими арабами? - подключился Муха. - С татарами!
- Иди ты с татарами! - возразил Артист. - Тренер сказал: с черными. Разве
татары черные?
- А какие? Желтые?
- Белые. Даже рыжие бывают.
- Татары - рыжие?! - презрительно переспросил Муха. - Где ты таких
видел?!
- А что? И видел! - стоял на своем Артист. - Даже грузины и чечены бывают
рыжие!
- Во дает! У него уже и чечены рыжие!
- Кончайте, - прервал их перепалку Док, резонно опасаясь, что их
ненароком занесет в воспоминания о чеченской войне. - Неважно, с кем они
подрались. Важно, что их забрали.
- Неплохо, - оценил Майор. - Синхронно работаете. И что же - некому было
выручить?
- Поздно узнали, - объяснил я. - Перед самым отлетом. Выручат, конечно.
- Кто?
- Ну, кто? Тренер. Или кто-нибудь из Национального фонда спорта.
- Мы договаривались быть откровенными, - напомнил Майор.
- Разве? - удивился я. - Так, может, вы и начнете?
- Я знаю о вас все.
- Да ну?
- Или почти все.
- Есть разница.
- Цель вашего приезда на Кипр - господин Назаров. Я знаю, что вы должны с
ним сделать. Но я хотел бы, чтобы вы сами об этом сказали.
"Резидент, - понял я. - Вот откуда он это знает. Ровно столько, сколько
знает резидент. На хрена бы нам такое информационное обеспечение?!"
- Не слышу ответа, - проговорил Майор. Я пожал плечами.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Распопов Дмитрий - Клинок выковывается
Распопов Дмитрий
Клинок выковывается


Херберт Фрэнк - Фактор вознесения
Херберт Фрэнк
Фактор вознесения


Посняков Андрей - Воевода заморских земель
Посняков Андрей
Воевода заморских земель


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека