Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

крыша слухового окна оказалась откинутой либо снятой. На дощатом помосте
Русинов увидел ноги, а рядом - черный угловатый куб какого-то прибора с
мерцающими зелеными точками индикаторов. Послышался металлический шорох,
ноги переступили несколько раз - стоящий на помосте развернулся, и в
просвете показалась часть какой-то конструкции, установленной на штанге,-
что-то вроде штатива фотоаппарата. Затем раздался медленный и негромкий
звук, похожий на движение шестеренок.
- Эх, не туда,- пробормотал Петр Григорьевич.
Осененный догадкой, Русинов спустился в предбанник и побежал к дому-
Машина стояла за двором, возле палатки. Он сунулся в салон, на ощупь открыл
ящик и достал прибор ночного видения. Потом обогнул пасечную изгородь и стал
на пригорке, откуда хорошо было видно крышу бани.
Батарейка в приборе была свежая, и негативное изображение всех предметов
виделось ясно и отчетливо, разве что в зеленоватом свете. Из отверстия в
крыше на месте слухового окна торчала человеческая фигура до плеч и
небольшая труба. Из трубы бил яркий лазерный луч, иглой пронизывающий
пространство. Русинов повел прибором по этому лучу и уткнулся в зеленую
"летающую тарелку" каплевидной формы. "Тарелка" вместе с лучом двигалась по
низким облакам и, когда среди туч оказывался прогал с чистым небом и
звездами, на секунду пропадала в пространстве.
Русинов опустил прибор ночного видения и поморгал, чтобы избавиться от
зеленых "зайчиков". Пятно света от лазерного луча лежало на самом верхнем
горизонте туч и меняло конфигурацию. А Петр Григорьевич тем временем,
наверное, лихорадочно прикладывал к окуляру листки черной бумаги с
вырезанными профилями "тарелок" и менял светофильтры...
11
Все десять дней шел дождь- почти беспрерывно, чуть стихая по утрам и
вечерам, из крупного летнего превращаясь в нудный, осенний, и наоборот.
Изредка в короткие перерывы показывалось неяркое солнце, но от его лучей
насквозь промокшая земля казалась совсем уж запущенной, раскисшей и
холодно-неуютной. И всякий раз чудилось: ну, наконец-то наплакалось вволю
небо, теперь утрет слезы и засияет. Да ничего подобного: тучи за Уральским
хребтом приостанавливались лишь для того, чтобы подтянуть строй, скопить
силы и вывалиться оттуда новой ратью.
А накануне отъезда, днем, погода разъяснилась, разгулялась и простояла
солнечной до самого заката. Земля подсохла, подрумянилась, ненасытная морена
впитала в себя все лужи на проселке, и создалось полное впечатление, что
будто и не было этих десяти слезливых дней.
Вместе с воссиявшим солнцем исчез с пасеки и Варга. Русинов последний раз
видел его издалека: дядя Коля не спеша прогуливался по берегу возле бани.
Как только он начал вставать и ходить без палочки, Русинов несколько раз
пытался прорваться к нему или хотя бы оказаться на его пути, однако
бдительный Петр Григорьевич все время был начеку и либо оказывался рядом с
Варгой, либо между ним и Русиновым. И находил причину, чтобы не подпустить к
странному "пермяку". Тут же, заметив, что Ольга и пчеловод одновременно
находятся в избе, Русинов выбрал момент и пошел к бане. Нигде поблизости
Варги не оказалось, и он открыл дверь в "палату": постель на полке была
убрана, а от каменки несло сильным жаром - через часок можно и париться...
- Где же больной?- как бы между прочим спросил Русинов, вернувшись в
избу.
- А выздоровел! - весело сказал пчеловод.- Выздоровел и домой пошел.
После лазерных "летающих тарелок" всякое слово Петра Григорьевича
следовало делить на "шестнадцать" и тем более не верить в его чудеса.
- Что-то я не заметил,- проронил Русинов.- Что же он, на ночь глядя...
- Ему по ночам ходить удобней, видит лучше,- объяснил Петр Григорьевич.-
Теперь уж, поди, далеко...
Варга мог уйти лишь за речку или, обогнув пасеку, стороной, на дорогу. И
вряд ли предупредительный и сер-добольный пчеловод отпустил бы его одного.
Значит, кто-то невидимый подошел из-за реки и увел.
- Баня освободилась, так собирайся, париться будем! - заявил счастливый и
возбужденный пчеловод. Он не спускал глаз с неба и поджидал, когда просохнет
взлетно-посадочная полоса...
Житье на пасеке началось и закончилось баней, богатым столом, медовухой и
песнями Петра Григорьевича. Пришельцы где-то в горах этой ночью отдыхали: в
небе не появилось ни одной "тарелки"...
Выехали ранним солнечным утром. Этот бард, шутник, философ и конспиратор
простился без всяких напутственных слов - подал банку с медом - гостинец
гадьинскому участковому, подсадил Ольгу в кабину и помахал рукой.
- Скажи там, мед вербный,- наказал он.- Пусть не жалеют, едят. Он долго
не хранится. А я еще пришлю!
И заспешил к дельтаплану, с утра вытащенному на взлетную полосу.
Пока ехали по склону вниз, было терпимо, хотя прямо по колеям струились
бьющие из земли родники да откуда-то взялись ручьи, пересекавшие дорогу в
некоторых местах. Когда же Русинов вырулил на широкий лесовозный проселок и



через несколько километров остановился перед бушующим потоком, стало
тоскливо. Под дорожным полотном лежала водопропускная труба, однако напор
был настолько мощный, что хлестало через плиты, уложенные по колеям.
- Это еще не страшно,- успокоила Ольга.- Вот за Кикусом поплаваем. Там в
одном месте может и дорогу размыть.
Русинов включил пониженную передачу и, буравя воду, как лодка, переехал
поток. И еще раз добрым и недобрым словом вспомнил Ивана Сергеевича: хорошо,
что взял его машину!
И плохо, что за десять дней ожидания он не то что не приехал, но даже и
весточки не послал. Русинов за это время трижды ездил в Ныроб на почту (но
как будто за свежим хлебом)- ни телеграммы, ни письма. Условились, что
писать он будет от имени бывшей жены... Вторая посланная Ивану Сергеевичу
телеграмма была короткой: "Обеспокоен молчанием. Как здоровье Алеши. Есть
змеиный яд. Саша". Если первая телеграмма не дошла по какой-нибудь причине
либо Иван Сергеевич не приехал за ней на дачу к бывшей жене, то, получив
вторую, Алеша сам должен был отвезти ее в Подольск и в случае каких-то
неожиданностей ответить отцу заранее условленной телеграммой.
Тут же- полное молчание! И это больше всего омрачало и дорогу, и весь
предстоящий поиск Кошгары, на которую Русинов возлагал свою очередную
надежду.
От одного упоминания этого названия уже было "горячо". Так горячо не
было, даже когда он открыл для себя закономерность "перекрестков Путей":
карта при всей ее заманчивости являлась все-таки чисто теоретическим
изобретением и требовала несколько лет работы, чтобы сопоставить ее
важнейшие предпосылки с исследованиями на местности. Для этой цели нужно
было создавать отдельный институт. В одиночку же, вооружившись лопатой и
ломом, можно получить лишь такие результаты, как после раскопок на пасеке.
Закономерность существования астральных мест, которые знали древние арии и
благодаря которым сложилась особая, Северная цивилизация, была открыта
Русиновым практически за кабинетным столом. Далее требовалось проверять
выводы и уточнять систему доказательств, но уже непосредственно в этих
астральных местах. Русинов успел съездить куда поближе - в Новгород, Изборск
и Белозерск, куда сели княжить варяги Рюрик, Трувор и Синеус. Они прекрасно
знали, в какие города следует сесть, чтобы в руках оказались все нити
управления государством. Беспорядок на Руси начался оттого, что правившие
князья утеряли знания, а значит, и потеряли способность управлять. Они
оказались незрячими в мире путей и перекрестков, или, как тогда называли
слепых, темными, а для светлой Руси требовались Светлейшие князья. "Варяг",
а первоначально "варага" означало буквально "движение между небом и землей".
Карта "перекрестков" была журавлем в небе, но синицей в руке являлась
Кошгара. Только в чьей, если в прошлом году в том районе побывал Савельев?
До Большого Кикуса они доехали без особых приключений, затем по мосту
переехали вспухшую реку Березовая, и вот тут-то началось. Дорога ныряла с
холма на холм, а в каждом распадке гудели потоки. Отсыпанное камнем полотно
не размывало, но вода, устремляясь с гор в Колву, катилась поверху, и чем
дальше, тем глубже становились эти временные речки. Напитанная влагой,
морена изливала сейчас из своего чрева многие тысячи ключей и родников,
которые собирались в пересохшие еще весной русла, и потоки воды казались
неестественными, потому что вокруг было сухо и светило яркое солнце.
Оставалось километров двадцать пять, когда Русинов, форсируя очередную
речку, въехал на середину и мотор вдруг заглох. Корпус машины загудел от
напора воды, под ногами в кабине забулькало. Русинов открыл капот - лопасти
вентилятора захватили воду и забрызгали свечи зажигания, высоковольтные
провода и крышку трамблера. Он дал тряпку и попросил Ольгу протереть воду, а
сам открутил вентилятор. Двигатель зачихал, заискрил и все-таки запустился
на трех цилиндрах. Выхлопная труба бурлила, как реактивная. Ехать вперед
нечего было и думать - поток был еще глубже, дорога шла под уклон. Русинов
включил заднюю передачу и с натугой выехал на сухое. Спрыгнув на землю,
обошел машину: отовсюду текла вода...
- Ну что, загораем? - невесело усмехнулся он. Ольга радовалась солнечному
дню и ничуть не расстраивалась, наоборот, повеселела, ибо всю дорогу
настороженно молчала. Несколько раз Русинов пытался разговорить ее,
спрашивал об отце, о Варге; она же отвечала нехотя и отворачивалась, глядя
сквозь окошко дверцы с опущенным стеклом. Она равнодушно взирала на мощные
потоки, даже когда машину заносило при переездах, а тут, выпрыгнув из
кабины, сразу же побежала к речке. Похоже, не боялась ни воды, ни огня...
- Почему бы и не позагорать? - ухватилась она, бродя босой по
мелководью.- Когда еще придется? Несмотря на вьющихся комаров, Ольга
разделась и решительно улеглась на песчаный холм у дороги: вокруг все было
изрыто бульдозером - видимо, часто ремонтировали размытое полотно. Русинов
походил взад-вперед, поглядывая в лесной просвет дороги,- пусто и тихо
кругом...
- Что вы ждете, господин полковник?- спросила она,- когда Ольга
обращалась к нему подобным образом, это означало, что у нее ироничное
настроение, готовое в любой момент скатиться к сарказму.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Знак чудовища
Афанасьев Роман
Знак чудовища


Прозоров Александр - Удар змеи
Прозоров Александр
Удар змеи


Посняков Андрей - Воевода заморских земель
Посняков Андрей
Воевода заморских земель


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека