Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Она смотрела с отвращением, ну почему такое отношение к интеллигенции, просто не понимаю.
– Пойдем, – сказала она, – они нападают только исподтишка. Теперь затаились.
– Чем они питаются? – спросил я наивно. Подумал и сам же мудро ответил: – Вообще-то человек – не свинья, все ест. А живность, как говорит наука, есть даже в магме, не только в подземных пещерах и озерах… Да иду, иду!
Из этой пещеры выхода не нашлось, если не считать щелей, куда ушли прозрачники. Но и соваться в них опасно: из-за выступа подденут на острия копий.
Джильдина, ворча, повела обратно через анфиладу туннелей, вернулись чуть ли не к дракону. Я едва не пропустил момент, когда Джильдина исчезла, отступив вроде бы в тень от факела, на самом же деле в узкую нору, где пришлось идти по одному и пригибая головы.
Шагов через сорок дорогу преградила темная трещина. Джильдина зло выругалась, щель идет от стены до стены. Я бросил факел, он полетел, кувыркаясь, в пропасть, что показалась бездонной.
– Любовь, – сказал я возвышенно, – это факел, летящий в бездну и только в это мгновение озаряющий всю ее глубину.
Она посмотрела озадаченно.

– Это ты к чему?
– Не знаю, – признался я. – Но красиво, правда? Я, конечно, не понял, о чем это, но раз про любовь, то как не показать свою одухотворенность?
Она проскрежетала зубами:
– Господи, как я тебя все еще терплю? Почему не убила сразу?
Я вздохнул.
– Ты в ответе за всех, кого приручаешь. Что делать – судьба.
– Как перебраться, как перебраться…
– Во-первых, – сказал я, – можно попробовать по стене… Она все-таки чуть менее гладкая, чем стекло. Во-вторых, можно попытаться перепрыгнуть. Ну, в два-три прыжка…
Она прорычала:
– Это как?
– Шутю, – объяснил я. – Герой должен шутить, а я если с тобой иду, разве не герой?.. Джильдина, щель не широка. Я сниму мешок, перепрыгну, а потом брошу тебе веревку.
Она подумала, покачала головой:
– Я просто не вижу края, темно. Сделай еще огонь, как ты умеешь.
Я запустил шарик, Джильдина проследила за ним взглядом.
– Перепрыгну. Жди здесь. Давай веревку.
– Жду, – ответил я послушно. – Может, я?
– Нет!
Она сняла мешок и, привязав веревку к поясу, отступила на три шага, больше не дает изгиб хода, пригнулась и, с силой ударяя по земле подошвами, устремилась к краю.
Толчок, прыжок, я видел, как ударилась головой о свод. Летящая фигура изменила положение и на той стороне приземлилась спиной о камни. Голова чуть не оторвалась, запрокинувшись над пропастью.
С замиранием сердца я смотрел, как она отползла, с великим трудом поднялась на колени, дрожащие руки ухватились за веревку.
– Давай мешки, – услышал я ее голос.
Я привязал один, она сказала хрипло:
– Оба.
Я привязал и второй. Он потянула, мешки сорвались в пропасть, я видел, как напрягается весь массив ее плеч, груди и могучих рук, наконец мешки оказались у ее ног.
На меня вдруг пахнуло опасностью, смертельной опасностью. Я напрягся, старался понять, откуда же она приближается, затем с ужасом ощутил, что ею веет со стороны Джильдины.
Затем острое чувство приближения беды стало гаснуть. Джильдина отвязала веревку, снова помедлила, но это понятно, сильно ударилась, я терпеливо ждал.
Наконец край веревки перелетел через край. Я поймал, привязал к поясу. На разбег только два шага, Джильдина и так стоит у края с веревкой на вытянутой руке.
Когда я взвился в воздух, она отступила и обеими руками широко рванула на себя веревку. Я еще в воздухе ощутил эту мощь, когда меня понесло, как рыбешку из воды, подхваченную сильной рукой рыбака. На той стороне ударился ногами так, что не удержался и ткнулся лицом в ее колени. Думаю, что сам не долетел бы на полшага и пришлось бы хвататься руками за край и подтягиваться на не слишком развитых, если меряться со шварценеггершей, конечностях.
Джильдина дышала тяжело, я ухватился за ее ноги, пальцы похолодели, а Джильдина вздрогнула, выпрямилась.
– Как себя чувствуешь? – спросил я.
– Сейчас… лучше, – ответила она с заминкой. – Что-то в тебе есть…
– Это не во мне, – ответил я. – Я только массажем могу подлечивать. Это в тебе самой такая звериная выносливость! И запас здоровья на пятерых. Ты ведь дитя природы, верно?
– Да, – произнесла она с сомнением, – наверное, это во мне… Ладно, надо идти. Готов?
– Как мне это слово не ндравится, – простонал я. – Ладно, поковыляю…
Через полчаса, совсем выбившись из сил, я запросился есть, Джильдина молча ускорила шаг. Мне кажется, она сама наступила на спусковую скобу ловушки, а когда посыпались камни, на их грохот примчались троглодиты-мутанты.
Мы неслись оттуда, как два лося, за нами грохот, рушится свод, земля содрогается от тяжелых ударов глыб, что падают со свода и пытаются догнать нас.
Дорога пошла вниз, Джильдина предостерегающе крикнула. Я вжался в стену, мимо прогрохотал, ободрав плечо, огромный валун, слишком круглый, чтоб это было делом рук природы. Он ударился во что-то в темноте, раздался треск, затем крики, хрип, стоны.
Джильдина остановилась, раскинув руки. Я налетел на одну из них, это напомнило, как однажды ветка дуба, спустившаяся чересчур низко, выбросила меня из седла, а сама даже не вздрогнула.
– Там люди, – прошептала она.
– Дураки, – сказал я с отчаянием.
– Мы тоже, – ответила она вдруг.
Я воззрился на нее с удивлением. Такого признания не ожидал, да и сама Джильдина вроде бы чуть смутилась откровенности, дальше смотрела в темноту молча.

– На дураках мир держится, – сказал я гордо. – Без нас, дураков, умники давно бы перебили друг друга. У них всегда есть для этого повод: свобода, равенство, братство, всеобщая справедливость… словом, война всех против всех до колена и ниже.
– Тихо, – процедила она. – Кажется, идут в эту сторону.
– Погоди, – сказал я напряженно, – вот тут щель… Ого, да тут ходов, как в муравейнике…
Отпихнув меня, она первой вдвинулась в щель, некоторое время сопела, обдирая плечи о камни, затем ход расширился. Она все ускоряла шаг, я видел, как ее сжирает нетерпение, крикнул в спину:
– Не беги! Ловушку проворонишь.
– Здесь не должны, – отозвалась она.
– Откуда знаешь?
– Я бы не поставила…
Я бежал за ней из последних сил, мешок бьет по спине, меч натер волдырь между лопатками, а молот оттягивает пояс так, что скоро свалятся и штаны. Пот начал щипать глаза, и тут Джильдина наконец замедлила шаг. Я проследил за ее взглядом, сердце застучало радостно и тревожно.
В стенах коридора напротив друг друга две чудовищные птицы, туловища наполовину утоплены, клювы угрожающе раскрыты, а крылья чуть разведены, будто сушатся после купания. В конце коридора огромный зал. Обе птицы отливают металлом, но статуи есть статуи, я снова засмотрелся на далекий зал, на дивные колонны, ажурные переходы от стены к стене на большой высоте… что-то мне подсказывает, что по этим мостикам никто не ходил… однако все-таки передвигались. Возможно, даже не касаясь самих мостиков.
Джильдина идет все медленнее, я догнал ее и собирался пойти вперед, но ее пальцы грубо ухватили за локоть.
– Стой, дурак.
Я послушно остановился, удивляясь своей кротости: ни разу не напомнил, что меня вообще-то зовут Ричардом. Она, не отрывая напряженного взгляда от скульптур, шарила в сумке на поясе. Я вертел головой, чудес много, я же дурак, мне можно, умный умеет получать преимущества даже из почетного звания дурака, а я считаю себя ну совсем умным…
Похоже, после одной из Великих войн, возможно последней, на поверхность еще долго не рисковали показывать носа, и люди приспособились к жизни здесь. Такие величественные статуи, храмы, дворцы в каменных толщах не станут выдалбывать заезжие туристы. Здесь жили веками, если не тысячи лет.
Потом, конечно, на поверхность переселялись все новые и новые поколения, но консерваторы жили здесь еще долго. Потому так и стремятся сюда попасть охотники за сокровищами. И потому здесь все так хорошо защищено. Меры принимались как от хищных зверей, что в погоне за добычей опускались по норам и сюда, так и от одичавших соплеменников.
Впереди блеснул свет, мы ускорили шаг, свод ушел вверх, туннель превратился в узкую щель. Сейчас она выглядит пробитой ударом изломанной молнии, а на той стороне в красном свете злого неба видна каменная стена с вырубленными в нем барельефами. Я всматривался до треска в глазах, странные фигуры, странная техника, словно камень выплавляли, лепили из него, как из воска…
Мы вышли, как мне показалось, на дно давно пересохшего колодца великанов. Стена идет по кругу, мы словно внутри исполинского цилиндра, но стены высечены в сплошном камне. На противоположной от нас стороне вход в храм, судя по выступающим из стены колоннам и ритуальным рисункам. Угадываются как древнеегипетские, как и шумерские и всякие там чудовища, не отличить богов и демонов от простых крокодилов.
Джильдина упала на колени и вскрикнула звенящим голосом:
– Мы во Дворце!… Мы во Дворце короля Моргенштейна!
Ага, вспомнил я, Моргенштейн – это тот король, который унес свой талисман в Кольцо Гор, а здесь след его затерялся. Но от нас не скрыться даже королю.
Джильдина не то молится, не то шепчет заклятия, выпученные глаза устремлены на дальнюю стену. Губы шевелятся, а я всматривался в поверхность дна кратера. Кое-где из красного песка торчат металлические штыри, вершины массивных конструкций.
Джильдина повернула ко мне голову.
– Ты можешь поверить? Мы в самом деле в сердце Кольца Гор!.. Я об этом только мечтала…



– Неплохо, – согласился я. – Для начала, конечно.
Она расхохоталась:

– Ты такой дурак, что даже не понимаешь! Сюда стремились попасть все искатели сокровищ!
– Я не искатель, – ответил я, – потому мне тут как-то зевотно. В смысле, тутанхомонно и нефертитьно. Я бы из-за своей нормальной ориентации пошел дальше… А как ты?



Глава 9

Она поднялась с колен, глаза ее не отрывали от меня взгляда, я не мог уловить его выражения, потому мирно улыбался и нетерпеливо притопывал ногой, мол, чё стоим?
– Эх… не понимаешь…
– Не понимаю, – согласился я. – Пойдем?
Она сделала шаг, снова упала на колени и торопливо разгребла песок. Проступила блестящая металлическая деталь. Джильдина вскрикнула от восторга, руки ее заработали, как лопасти бешено работающего землеройного устройства.
Сейчас она была похожа на огромного пса, что выкапывает давно зарытую кость. Деталь увеличивалась в размерах, Джильдина продолжала рыть, я сказал благожелательно:
– Госпожа Джильдина, позволь дураку слово вякнуть… То, что ты так красиво выгребаешь, словно пэдигри накушалась, может быть крестом на крыше колокольни… Очень высокой. Или это крючок, к которому на самой высокой башне замка цепляют флаг…
Она прекратила рыть и посмотрела на меня с тревожным непониманием в глазах. Я кивнул на верх отвесной горы. Там по отполированной поверхности, как по верху исполинского фужера, скользят раскаленные тучи. Хорошо видны застывшие каменные потеки, из-за чего кольцо гор вершинами сблизилось. Мы как будто на дне затухшего вулкана, где потеки сползали почти на треть отвесных стен, застывали, на них наползали еще и тоже застывали, так что здесь простор, а наверху как будто узкое горлышко бутылки.
Теперь установилось равновесие, тучи давно расплавили и сгладили вершины этих гор, а сами бывшие вершины, превращенные в песок, заполнили здесь все даже страшусь сказать на какую глубину. Так что шварценеггерше еще долго рыться руками, даже если употребляет корм для самых сильных собак.
Судя по ее лицу, она наконец-то поверила, что Бог дуракам благоволит. Если горы здесь были действительно огромными, то песком могло засыпать почти доверху, нам еще повезло.
– Иногда и дураки говорят истину, – произнесла она с отчаянием. Брошенный на меня взгляд говорил, что лучше бы убила меня на месте. – Только сами не знают, когда.
– Устами дурака глаголит Бог, – ответил я внушительно. – Мы, дураки, угодны Господу. Нами будет заполнен рай, а умники будут гореть в аду. Чтоб не умничали. Пойдем дальше?
Она огрызнулась:
– Куда? Уже пришли.
Я огляделся.
– Гм, в лабиринте у нас была хотя бы цель. А сейчас?
– Дурак, – ответила она беззлобно, – мы дошли! Даже ты здесь, что удивительно… Все еще живой.
– Только наполовину, – уточнил я.
– А что с тобой?
– Ноги отваливаются, – признался я.
Не слушая моего вяканья, она пошла по красному песку, утопая в нем по колено. Иногда нагибалась и запускала обе ладони в песок по локти, рылась, иногда вытаскивала что-то. Я наблюдал, как она, даже не рассматривая, сразу совала в мешок, делала новый шаг, вся превратившись в слух.
Несколько раз тянула нечто из песка, краснела от натуги, но там не поддавалось, да и непросто, наверное, вытащить даже строительный кран, уцепившись за верхушку, а здесь может оказаться что-то и покрупнее.
Я медленно брел, увязая в песке, по прямой, держа взглядом комплекс скал на той стороне этой исполинской арены. Ловушек здесь не положено по дефолту, а те, что могли быть, погребены под стометровым, это в лучшем случае, слоем песка.
Джильдина продолжала выкапывать всякое, я наконец рассмотрел, что это не артефакты, откуда бы так высоко, но все же некие кристаллы, полученные то ли в результате пережигания облаками камня на высоте, то ли уже здесь наросли при спекании.
Я бродил вдоль стен, щупал, рассматривал, наконец остановился перед небольшой аркой в темноту. Песок засыпал ее так, что протиснуться можно только на четвереньках, если не ползком. Я так и сделал, дальше тоже горячий песок, но все меньше и меньше, я сползал в глубину расщелины, она делала зигзаги, задерживая тем самым песок, наконец свод поднялся, и я встал на ноги.
Туннель красиво оформлен, на стенах рисунок, я присмотрелся и понял, что вижу только головы, песок все же пробрался и присыпал остальное.
За спиной раздался далекий крик:
– Эй, ты где?..
Я подумал, как объяснить, где я, а Джильдина прокричала снова:
– Рич, ты там?
Ого, мелькнула мысль, уже Рич, а то дурак и дурак, такой прогресс надо отметить, я прокричал:
– Я здесь, краса ненаглядная!..
– Где?
– В норе, съехал по песчаной горке. Давай, прокатись. Это весело!
После паузы донесся крик:
– Там что-нибудь есть?
– Здесь туннель, – крикнул я в ответ, – над которым поработали! А дальше песка нет. Понимаешь?
– Сейчас иду, – донеслось быстро, – стой на месте!
– Да я ничего не возьму, – сказал я громко, – все твое. Все твое, золотце.
Шарик света подрагивал под каменным сводом, в бледном свете я увидел, как Джильдина катится на струе песка, словно на ледяной горке. Молодец, не тратит время. Раз я здесь жив, значит – опасности нет.
Вскочив на ноги, сказала резко:
– Иди сзади!
– Слушаюсь и повинуюсь, – ответил я и добавил смиренно: – Моя госпожа.
Не уловив сарказма, она пошла вперед. Ноги все еще проваливаются в песок, но свод с каждым шагом поднимается все выше, а мы все еще идем вниз. Я посмотрел на Джильдину и понял, что тоже прикидывает толщину песчаного покрова в кольце гор, где похоронены несметные сокровища.
Песчаная горка наконец закончилась, подошвы уперлись в пол, я ощутил, какое же это наслаждение – стоять на ровном и твердом. Джильдина хищно оглядывалась, в обеих руках длинные ножи. Я тоже чувствовал опасность, но не видел, откуда грозит.
Наконец Джильдина сказала хрипло:
– Иди за мной. Но осторожно!
– След в след, – сказал я, – волчьим шагом, как олень.
– Тихо, – прошипела она.
– Враг подслушивает? – спросил я шепотом.
– Осточертел просто, – ответила она злобно.
– А-а-а, – сказал я с облегчением, – я подумал черт-те что! Это я просто беседу поддерживаю, чтобы неловких пауз не было, мы ж культурные люди!.. Я еще могу про искусство…
Она что-то злобно прошипела сквозь стиснутые зубы, но я не стал переспрашивать, культурные люди еще и чувствительные, все и так понимают – в Бобруйск так в Бобруйск. Пока мы шли, поднялся не только свод, но и стены раздвинулись, мы уже пробираемся по величественному залу, что не зал вовсе, а некий коридор для великанов-сановников. А зал скорее вон там впереди, где массивные двери, больше похожие на городские врата, только сделанные бригадой не плотников, а ювелиров.
У Джильдины загорелись глаза, я видел, как мысленно уже обдирает здесь все, что можно, запихивает в мешок, а потом с жалостью выкладывает: даже не поднять. Перед дверью коридор расширился, я зыркал по сторонам, ощущение опасности все сильнее, Джильдина тяжело и шумно дышит, на лице восторг, словно первой воткнула флаг на Эвересте.
– Дверь, – выдохнула она, – такие двери невозможно выломать, нельзя выбить, они зачарованы самыми сильными магами…
Я посмотрел на эти величественные врата: красота, тратили же люди время и усилия на украшение того, что просто должно хорошо открываться и закрываться…
– Похоже, – согласился я. – Металлургия, как чуется, здесь была на высоте. Сезам, откройся!
Я подошел к двери вплотную, намереваясь поскрести поверхность хотя бы пальцем, но створки дрогнули и медленно расползлись в стороны. За моей спиной ахнула Джильдина, а я подумал, что фотоэлемент здесь, похоже, ослабел без подзарядки, да и двери должны бы пошустрее, если уж здесь предусмотрено такое.
– Ты… как… сумел?
Я оглянулся, Джильдина смотрит на меня обалдело. Я уже совладал с собой, лицо спокойно-равнодушное, а как же иначе, все двери должны передо мной настежь, а все красотки просто обязаны чепчики вверх, трусики вниз и тоже все настежь.
– Ерунда… – объяснил я рассеянно. – Просто узнают избранного… Работа у них такая. Ну, даже Избранного, который сокрушит Темного Властелина и соберет пять печатей, а также семь частей разломанного Древними Богами амулета…
Она спросила обалдело:
– Какого… амулета?
Я пожал плечами:
– Откуда я знаю? Да и неважно. Все что-нить собирают, чтобы был повод по горам и долам… Еще я сын Божественного Лорда, но пока сам не догадываюсь, потом ко мне маг… ты на мага пока не тянешь, но маг все равно нужен, я ж буду спасать мир, потом добавится отважная амазонка, с которой мы сразу невзлюбим друг друга, но это, понятно, так надо вначале, затем гном, эльф…
Джильдина отшатнулась.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Никитин Юрий - 2024-й
Никитин Юрий
2024-й


Посняков Андрей - Московский упырь
Посняков Андрей
Московский упырь


Посняков Андрей - Первый поход
Посняков Андрей
Первый поход


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека