Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Потирая подбородок, он в нерешительности топтался у порога.
- Католик ли вы? - неожиданно спросил он.
- Католик? Нет.
- Конечно, финны - лютеране. И тем не менее... - Он решился наконец: - Вы
производите впечатление уравновешенного и здравомыслящего человека. Я хотел
бы посоветоваться с вами. Слушайте: как по-вашему, грешно ли служить
заупокойную мессу по живому?
Шубин недоумевающе посмотрел на него,
- Говорите о себе?
- Допустим.
- Ну, - сказал Шубин, думая, что над ним подшучивают, - по-моему, вы
недостаточно мертвы для того, чтобы вас отпевать.
Но собеседник его не улыбнулся.
- Если, конечно, вас считают погибшим, - неуверенно предположил Шубин, -
или пропавшим без вести...
- Пусть так.
- На вас, мне кажется, вины нет.
- А на моих близких? Мать очень религиозна, я ее единственный сын. Я
уверен, она заказывает мессы каждое воскресенье, не говоря уж о годовщине.
- Годовщине чего?
- Моей смерти. Понимаете ли, мучает то, что мать совершает грех из-за
меня. Но и мне неприятно. Было бы вам приятно, если бы вас отпевали в
церкви, как мертвого?
- Право, я затрудняюсь ответить, - промямлил Шубин.
- Да, да, - рассеянно сказал Рудольф. - Конечно, вы затрудняетесь
ответить...
Долгая пауза, Рудольф нагнулся к уху Шубина:
- Иногда даже слышу колокольный звон. Очень громкий! Колокола
раскачиваются над самой моей головой, отзванивая память обо мне. У нас очень
высокая колокольня, а церковь стоит над самым Дунаем... Мне представляется
мой город и мать в черном, которая выходит из церкви. Она прячет скомканный
платок в ридикюль и идет по улицам, а знакомые почтительно снимают перед нею
шляпы. Вот фрау такая-то, мать павшего героя, нашего земляка!
Он засмеялся сквозь зубы.
Шубин смотрел на него, не зная, что сказать.
Вдруг Рудольф стал делаться все длиннее и длиннее. Он закачался у
притолоки, как синеватая морская водоросль.
До Шубина донеслось:
- Но вы совсем спите. Я заговорил вас. И ведь вы не католик. Ничем не
можете мне помочь... Шубин остался один.
2
Он забыл о гаечном ключе, о том, что надо "шумнуть", чтобы вызвать огонь
на себя. Слишком устал, невообразимо устал.
Лежа на спине, он смотрел на подволок.
Нет, бесполезно пытаться разгадать логику этих людей!
В бою, желая понять тактику противника, он мысленно ставил себя на его
место. Это был совет профессора Грибова, и, надо отдать ему должное,
превосходный совет.
Как-то, еще в начале войны, случилось Шубину отбиться от "Мессершмитта".
Тот неожиданно вывалился из облаков и шел круто вниз, прямо на торпедный
катер. Шубин не спускал с самолета глаз, держа руки на штурвале.
"Мессершмитт" словно бы замер на мгновение. Шубин понял: летчик поймал
катер в перекрестье прицела. Сейчас шарахнет из пулемета!
С присущей ему быстротой реакции Шубин отвернул вправо. Почему вправо? В
этом и был расчет. Летчик вынужден будет уходить за катером влево, а это
гораздо труднее, чем вправо, если летчик не левша, что редко бывает.
"Мессершмитт" промахнулся и с ревом пролетел о нескольких десятках метров
от катера. . Разгадав маневр летчика, Шубин благополучно ушел от него.
Сейчас, однако, складывается по-другому. И Готлиб, и Рудольф, и Гейнц
поступают, можно сказать, "наоборот" - как в случае с самолетом поступил бы
левша.
В этом их преимущество перед Шубиным.
Впрочем, будь это не разговор, не игра недомолвками, а открытый бой, он
бы, пожалуй, еще потягался с ними!
Шубин начал вспоминать о недавних своих боях. Представил себе, как
стремглав мчится по морю, и косо падает и поднимается горизонт впереди, и
упругий ветер бьет в лицо, а белый бурун с клокотанием встает за кормой.
Через несколько минут стало легче дышать. Даже голова как будто прошла.
Некоторое время он не думал ни о чем, просто отдыхал от этого
предательского зигзагообразного разговора.
Потом что-то изменилось вокруг.
Ага! Подводная лодка пошла - с чрезвычайной осторожностью! На короткое
время немцы включили моторы, потом стопорили их и прислушивались. Все было
тихо. Движение, по-прежнему осторожное, возобновлялось.
Шубин подумал, что так уходит от преследователей зверь - крадучись,



короткими бросками, приникая после каждого броска к земле.
Скорей бы развязка, хоть какой-нибудь берег, даже вражеский!
На все готов, лишь бы кончилась эта пытка в плавучем склепе, набитом
мертвецами!
Будь что будет! Он не может находиться здесь! Тайная война не по нем,
нет! День еще выдержал кое-как, больше бы не смог.
Он подивился выдержке наших разведчиков, которые, выполняя секретные
задания, долгие месяцы, даже годы находятся среди врагов.
Им овладела непреоборимая усталость. И, перестав сопротивляться, он
погрузился в сон, как камень на дно...
3
Сквозь толщу сна начал доходить голос, настойчиво повторявший:
- Пирволяйнен! Пирволяйнен!
Он с трудом открыл глаза. Кто это - Пирволяйнен? А! Это он - Пирволяйнен!
Подле койки стоял Гейнц:
- Лодка всплыла! Вставайте!
Обуваясь, Шубин почувствовал, что снаружи, через открытый люк, поступает
свежий воздух.
Он прошел центральный пост и поднялся в боевую рубку. Выждал, пока
каблуки шедшего впереди Гейнца .отдалятся от него, потом, схватившись за
ступеньки вертикального трапа, одним махом поднял свое стосковавшееся по
движению тело на мостик. . Недавней апатии как не бывало. Он дышал и не мог
надышаться. Воздух! Простор! Соленый морской ветер!
Небо было блекло-серым.
Самое начало рассвета! До восхода солнца еще далеко.
Подводная лодка, удерживаясь на месте ходами, покачивалась на
неторопливых пологих волнах.
Шубин с удивлением огляделся.
Он ожидал увидеть несколько островков и гряду оголяющихся камней,
которые, согласно лоции, прикрывают подходы к Хамине. Ведь командир говорил
вчера, что доставит его в шхеры, в район Хамины.
Но это не были шхеры!
Как ни напрягал Шубин зрение, как ни всматривался в горизонт, не мог
различить ничего похожего на полоску берега.
Море. Только море, куда ни глянь. Пустынное. Спокойное. В предутренней
жемчужно-серой дымке...
Значит, подводная лодка не приблизилась к опушке шхер?
В ограждении боевой рубки, кроме Шубина и Гейнца, находились еще четыре
матроса и сам командир. Но не заметно никаких приготовлений к спуску шлюпки
на воду.
Три матроса, сидя на корточках, с жадностью курят. Четвертый матрос
вкруговую осматривает небо в визир. Так же время от времени смотрит в
бинокль и командир, проявляющий признаки беспокойства.
- Ничего не понимаю! Где шхеры? - Шубин наклонился к Гейнцу.
- О! Шхер вам еще долго ждать!
Доктор пояснил, что это всплытие вынужденное. Пролилась кислота из
аккумуляторных батарей, - вероятно, при уходе на глубину при бомбометании.
Начал выделяться водород. Концентрация его в воздухе стала опасной, и
командир принял решение всплыть, чтобы провентилировать отсеки.
Преследователей он как будто "стряхнул с хвоста". Однако начинало
светать. Это было опасно. И все же он рискнул.
Закончив перекур, матросы быстро юркнули в люк. На смену им вылезли
другие.
- Да, опасная концентрация, - продолжал доктор, прикуривая от окурка
новую папиросу. - И тогда я вспомнил о своем пациенте. Вы стонали во сне.
Пришлось доложить об этом командиру, чтобы он разрешил вам прогулку. У меня,
видите ли, есть профессиональное самолюбие. Я хочу доставить вас на берег
живым. Шубин рассеянно поблагодарил и отвернулся. Он старался украдкой
осмотреть подводную лодку, чтобы на всякий случай запомнить ее внешний вид,
ее особые приметы.
Сверху она казалась особенно узкой - как лезвие кинжала, которым
вспарывают море. Это был, несомненно, рейдер, лодка, предназначенная для
океанского плавания, водоизмещением не менее двух тысяч тонн. Носовая часть
была резко сужена по сравнению с остальной частью корпуса, что, надо думать,
улучшало управляемость в подводном положении. Впереди торчали пилы для
разрезания противолодочных сетей. Настил был деревянный, возможно, в расчете
на пребывание в тропических широтах.
Но наиболее важными были три приметы.
Во-первых, отсутствовало артиллерийское вооружение - торчали только два
спаренных крупнокалиберных пулемета. Во-вторых, необычно высокой была
заваливающаяся штыревая антенна. А самым удивительным на палубе "Летучего
Голландца" показалась Шубину боевая рубка. Она совершенно вертикально
возвышалась над палубой, как прямая труба или, лучше сказать, башня, на глаз
достигая пяти или шести метров.
Все это Шубин охватил мгновенно - цепким взглядом моряка.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Максимов Альберт - Нашествие. Хазарское безумие
Максимов Альберт
Нашествие. Хазарское безумие


Сертаков Виталий - Сценарий "Шербет"
Сертаков Виталий
Сценарий "Шербет"


Шилова Юлия - Заблудившаяся половинка, или Танцующая в одиночестве
Шилова Юлия
Заблудившаяся половинка, или Танцующая в одиночестве


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека