Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

рассказать ей...
- Папочка, никогда!..
Он слегка потрепал ее по плечу.
- Погоди и дай мне закончить, Чудо-Юдо. Вы очень близки, я это знаю. И я
знаю, что девчонки часто испытывают потребность поделиться своими секретами
в порыве откровенности. Сможешь ли ты скрыть это от Мэдди в такой ситуации?
- Да! - В отчаянии, что ей никак не удается его убедить, Джесси снова
стала плакать. Конечно, если уж кому-то она могла бы сказать об этом, то
только Мэдди, ее старшей сестре.., но она не сделает этого. Ведь Мэдди была
в той же мере мамина дочка, как Джесси - папина, и, если бы Джесси сообщила
сестре о том, что произошло на веранде, мать узнала бы об этом еще до заката
солнца. Поэтому Джесси была уверена: это искушение она преодолеет легко.
- Ты действительно уверена? - спросил он с сомнением.
- Да! Конечно!
Но он снова скептически покачал головой, и его сомнение снова испугало
ее.
- Я полагаю, Чудо-Юдо, что гораздо лучше сказать прямо. Лучшее лекарство
- правда. Ну, не убьет же она нас...
Но Джесси слышала уже, какой гнев вызвало у матери сообщение, что дочь не
хочет ехать на гору Вашингтон.., и не только гнев. Ей не хотелось вспоминать
ту сцену, но сейчас она поняла, что в голосе ее матери можно было различить
не только ревность, но уже и ненависть. Это видение с поразительной ясностью
мелькнуло перед глазами Джесси, когда она стояла перед отцом в спальне и
пыталась убедить его сохранить мир: они были, как две сироты на дороге, Ганс
и Грета, бездомные, мечущиеся по Америке.., и спящие вместе, свернувшись
калачиком.
Она зарыдала, умоляя его не говорить, обещая быть послушной девочкой,
если он не скажет. Он дал ей выплакаться, потом решил, что настал нужный
момент, и с серьезным выражением на лице сказал:
- Ты знаешь, Чудо-Юдо, для маленькой девочки у тебя огромная власть над
людьми.
Она смотрела на него с новой надеждой, отирая мокрые щеки.
Он молча кивнул, потом стал вытирать ей щеки тем же полотенцем, которым
вытерся сам.
- Я никогда не мог отказать тебе в том, что ты действительно хочешь, и
сейчас именно такой случай. Пусть будет по-твоему.
Она бросилась в его объятия и стала покрывать поцелуями его лицо,
подсознательно опасаясь, что это может снова плохо кончиться, но ее
благодарность перевесила страхи и осторожность.
- Спасибо! Спасибо тебе, папочка, спасибо! Он взял ее за плечи, отодвинул
на расстояние вытянутой руки и на этот раз улыбался. Но печаль все еще была
на его лице, и даже теперь, почти через тридцать лет, Джесси считала, что
это не было частью представления. Да, печаль была настоящей, но это делало
его поступок почему-то еще хуже, а не лучше.
- Значит, договорились, - подытожил он, - ты ничего не скажешь, я ничего
не скажу. Тале?
- Так!
- Никогда никому и даже между собой. Навсегда, аминь. Значит, Джесс,
этого никогда не было. Так?
Она тотчас согласилась, однако воспоминание о запахе вернулось, и она
решила, что следует задать ему еще один вопрос.
- Я еще раз хочу сказать, что сделал дурную, постыдную вещь, Джесс.
Прости меня.
Она заметила, что он смотрел в сторону, когда говорил эти слова. Он легко
бросал ее от чувства страха к чувству вины и угрожал все рассказать, если
она это не утаит; в это время он смотрел ей в глаза. Когда же он произнес
это последнее извинение, его взгляд скользнул по вешалке, которая разделяла
комнату надвое. Это воспоминание наполнило ее чувством, в котором
перемешались тоска и ярость: свою ложь он спокойно высказывал в лицо, а вот
правду сказать не смог и отвел глаза.
Она вспомнила, что открыла было рот, чтобы уверить его: он не должен
просить прощения, но потом снова закрыла его, отчасти потому, что ее слова
могли изменить его решение, а отчасти потому, что даже в свои десять лет она
понимала, что имеет право на эти извинения.
- Салли была холодна, это верно, но моя просьба о прощении - ерунда,
конечно... Не понимаю, что нашло на меня. - Он усмехнулся, все еще не глядя
на нее. - Может, это солнечное затмение. Если так, то, спаси Бог, больше оно
не повторится. - А потом добавил, как бы говоря сам себе:
- Господи, мы будем молчать, но она все равно как-то узнает...
Джесси прислонилась головой к отцу и сказала:
- Она не узнает, я никогда не скажу, папа, никогда. - Она сделала паузу,
а потом добавила:
- Да и что я смогла бы рассказать?
- Это верно, - улыбнулся он, - ведь ничего и не случилось.
- И я не.., то есть я не могу быть... Она взглянула на него, надеясь, что



он ответит ей, не дождавшись вопроса, однако он смотрел на нее,
вопросительно подняв брови. Его улыбка сменилась выражением ожидания.
- Значит, я не могу забеременеть? - выговорила она.
Он вздрогнул, потом его лицо застыло в напряжении какого-то сильного
чувства. "Что это было - страх или печаль?" - подумала она. Только в
последнее время, вспоминая эту сцену, она пришла к выводу, что это мог быть
едва сдерживаемый взрыв смеха. Наконец он овладел своими эмоциями и
поцеловал ее в лоб.
- Нет, лапа, конечно же, нет. Тут не было того, отчего женщины становятся
беременными. Ничего такого не было. Я просто поиграл с тобой немного, вот и
все.
Она с облегчением добавила:
- Ты просто дурил меня - вот что ты делал! Он улыбнулся:
- Ага, совершенно точно. Ты прямо в точку попала, Чудо-Юдо. Что ж, таким
образом, дело закрыто?
Она кивнула.
- И ничего подобного никогда больше не случится, понимаешь?
Она опять кивнула, хотя ее улыбка погасла. То, что он сказал, принесло ей
облегчение, но серьезность его слов и грусть на лице чуть снова не пробудили
панику. Она помнила, как взяла его руки в свои и сжала их что было сил.
- Но ты любишь меня, папочка? Ты все еще любишь меня?
Он кивнул и сказал, что любит ее больше, чем всегда.
- Тогда обними меня! Обними меня крепко! Он обнял ее, но нижняя часть его
тела не дотронулась до нее.
"Ни тогда и никогда более. - подумала Джесси. - Даже когда я окончила
колледж, он мне подарил эдакое старомодное объятие, отставив зад так далеко,
что между нами мог встрять еще один человек. Бедняжка... Что подумали бы о
нем люди, с которыми он столько лет делал бизнес, если бы увидели его столь
потерянным, каким он был в день затмения? Столько боли, терзаний - и о чем?
Господи, что это за жизнь?! Что за поганая жизнь!"
Машинально, без участия разума, она начала сжимать и разжимать пальцы,
чтобы восстановить в них кровообращение. Сейчас, по-видимому, около восьми
утра. Она прикована к этой кровати уже примерно восемнадцать часов.
Невероятно, но факт.
Голос Рут Нери заговорил так внезапно, что она вздрогнула. Голос был
полон ядовитой иронии и нескрываемого разочарования:
"Значит, ты и сейчас оправдываешь его, не так ли? Прожив все эти годы, ты
продолжаешь винить себя, а он хороший? Интересно".
"Оставь это, - сказала Джесси устало, - все это не имеет никакого
отношения к дурацкой ситуации, в которой я оказалась..."
"Ну ты и штучка, Джесси!"
"...а если бы и имело, - продолжала она, слегка повысив голос, - даже
если бы и имело, это никак не поможет мне сейчас, поэтому оставь его в
покое!"
"Ты не была Лолитой, Джесси, что бы он ни внушил тебе; ты даже близко к
ней не была!"
Джесси не отвечала. Но Рут не собиралась замолкать.
"Но если ты все еще думаешь, что твой милый папаша по-рыцарски благородно
спасал тебя от огнедышащего дракона в образе матери, то ты очень далека от
истины!"
- Заткнись. - Джесси стала двигать руками вверх и вниз быстрее. Цепочки и
наручники позвякивали. - Заткнись, ты, кретинка!
- Он все спланировал, Джесси. Как ты не понимаешь? Это не был
импульсивный поступок истосковавшегося по ласке мужчины. Он все спланировал
заранее.
"Ты лжешь!" - крикнула Джесси. Пот выступил на ее лбу крупными каплями.
"Да? Хорошо, тогда задай себе простой вопрос: чья это была идея - надеть
летнее платье? То самое, которое было и слишком узко, и слишком мало? Кто
знал, что ты слушаешь - и восхищаешься, - как он там пудрит мозги твоей
матери? Кто трогал твои соски накануне, а в тот день надел только шорты и
больше ничего?"
Внезапно Джесси представила себе Брайана Гамбела здесь, в этой комнате, в
тройке, с часами на золотой цепочке, около кровати, в компании парня с
фотокамерой, который старательно ищет фокус, чтобы снять ее едва прикрытое
тело и потное, изможденное лицо. Брайан ведет живой репортаж "Об
удивительной прикованной женщине", нагибается к ней, чтобы задать вопрос:
"Когда вы впервые поняли, что ваш отец к вам неравнодушен, Джесси?"
Джесси перестала разрабатывать руки и закрыла глаза. Выражение предельной
усталости застыло на ее, лице. "Ладно, - подумала она. - наверное, я могу
смириться с голосами этой милашки Хорошей Жены или Рут, если иначе
невозможно.., или даже с неопознанными субъектами, которые вдруг вставляют
свои грошовые тирады.., но Брайан Гамбел и фотокамера над моим голым телом в
мокрых трусиках невыносимы, с этим нужно кончать".
"Только объясни мне одно, - спросил ее еще один голос. Это был голос Норы
Каллигэн. - Только одну вещь, и будем считать, что вопрос закрыт, если ты не


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Флинт Эрик - Удар судьбы
Флинт Эрик
Удар судьбы


Лукьяненко Сергей - Кредо
Лукьяненко Сергей
Кредо


Свержин Владимир - Железный Сокол Гардарики
Свержин Владимир
Железный Сокол Гардарики


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека