Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

оборотная сторона - и там, и здесь люди пьют водку или какой-то ее
эквивалент, и проводят свободное время у телевизоров.
- Ну, вот мы с вами не пьем, - сказал я, усмехнувшись, - и не смотрим
телевизор. Мы беседуем.
- И сколько раз в неделю это у вас получается? - спросил он. - Если
хоть раз в две недели - можете считать себя почти счастливым человеком. Мне,
например, это не удается, потому что не назовешь ведь беседой разговоры по
поводу опять-таки какой-то телевизионной программы.
- Зависит от того, что показывают, - не согласился я. - Что - у нас, и
что - там.
- Вы считаете это главным? Я - нет. Различия в политическом устройстве
носят ведь, как мы с вами убеждены, временный характер. Но пытались ли вы
когда-нибудь в мыслях перейти этот рубеж и пойти дальше?
Я пытался. В свое время я серьезно задумывался над судьбами армии в те,
наверное, еще не столь, близкие времена, когда в мира не останется
классового антагонизма. Нужда в армии отпадет, думал я, и это с одной
стороны хорошо: высвободится множество людей, громадные средства, которые
расходует на наше содержание государство, можно будет направить их на
решение иных, тоже достаточно важных задач. Но с другой стороны - что будем
делать тогда мы? Пусть не я конкретно, мое поколение вряд ли доживет до
этого, но люди такие, как мы, считающие армейский образ жизни единственно
естественным и приемлемым для себя? И еще: исчезнет ли армия бесследно, или
что-то из своего, веками выработанного уклада, рационального и
целесообразного, с его внешней регламентацией и внутренней простотой, - она
передаст обществу, чтобы жизнь всего общества стала регламентированнее и
проще? Откровенно говоря, мне очень хотелось, чтобы произошло именно так. У
людей, думал я, есть ограниченное количество основных, типовых характеров. В
зависимости от эпохи на гребне волны оказывается то один, то другой - то
конкистадор, то купец, то ученый, то философ; но когда во главе общества
оказывается какой-то один тип характера, другие не исчезают - они как-то
приспосабливаются и пусть не горят, но тлеют в ожидании своего часа.
Характер солдата, воина существовал всегда, и до сих пор всегда находил для
себя применение. Что станет, когда надобность в нем исчезнет?
Так размышлял я в свое время; но потом, послужив некоторое время на
Амурском берегу, понял, что даже окончательная гибель капитализма не будет
еще означать упразднение армий, не так-то это просто. Разумеется, я не стал
говорить этого моему собеседнику.
- Дело ведь не в этом, - не дождавшись, а может быть, и дожидаясь
ответа, вновь заговорил он. - Ведь производство, как основа жизни,
останется. Производство, когда мы ценим человека в первую очередь исходя из
того, каков он как производитель материальных ценностей или как организатор
такого производства. Незаметно мы поменяли местами члены уравнения,
описывающего смысл жизни, и все чаще исходим не из формулы "производство для
человека", а наоборот - "человек для производства". Вы не согласны?
- Конечно, нет, - ответил я, потому что был действительно не согласен,
а кроме .того, если он так думает о производителях, то каковы же в его
представлении мы, даже и не производящие ничего?
- Ну что ж, давайте разберемся. Вы по специальности гуманитарий или
технократ?
- Инженер, - сказал я не уточняя.
- Прекрасно. Вы инженер. Впрочем, да, я же видел вас в форме, итак -
военный инженер. Все равно. Вы инженер. Предположим, вы построили завод,
выпускающий автомобили большей грузоподъемности и скорости, чем
производившиеся раньше. На этих машинах вы будете доставлять быстрее и
больше материалов - туда, где вы построите из этих материалов новый завод,
на котором будут выпускаться еще более мощные и скоростные машины, которые,
в свою очередь, повезут материалы для строительства очередного завода... Где
конец и в чем смысл этого процесса? В том, чтобы люди могли зарабатывать
себе на жизнь? Но единственный ли это способ кормиться и жить? И стали ли
люди, едущие на автомобилях со скоростью шестьдесят, сто двадцать или сто
восемьдесят километров в час, счастливее тех, кто ездил на лошадях или
просто ходил пешком? Исчезли ли общественные болезни? Приблизилось ли
человечество к пониманию своей роли и задачи во Вселенной? Знаю, - он
взмахнул рукой, - вы сейчас ответите: смысл процесса - в удовлетворении
постоянно растущих потребностей людей, материальных и культурных
потребностей. Но, скажем прямо, удовлетворение духовных потребностей не
случайно стоит на втором месте. И вовсе не потому, что материя первична:
начиная с определенного этапа, дух руководит материей, и мы это прекрасно
знаем. Но удовлетворение духовных потребностей труднее поддается учету и не
дает немедленного эффекта для того же самого производства. А кроме того, нам
кажется, что удовлетворение духовных потребностей - задача несложная. Мы
бессознательно, может быть, приравниваем ее к производству пищи: была бы она
приготовлена, а уж с потреблением ее трудностей не возникнет, ложку мимо рта
никто не пронесет. На самом же деле это далеко не так, очень легко можно
жить в мире, полном духовных ценностей - и оставаться духовно нищим подобно



тому, как потерпевший крушение находится посреди океана и гибнет от жажды:
не умеет воспользоваться окружающей его водой, хотя Бомбар доказал, что
выжить можно и в такой ситуации.
- Человек на многое способен, если его как следует подготовить, -
сказал я, думая при этом о десантных войсках.
- Да, к восприятию духовных ценностей человека надо готовить, вы правы.
Потому что это тоже труд, нелегкая работа. Что же касается материальных
потребностей, то можете ли вы сказать мне, где кончается потребность и
начинается прихоть? Что в действительности нужно человеку, без чего он не
может обойтись, а без чего - гложет?
- Об этом, - вставил я, - надо спросить тех, кто составляет армейские
нормы питания. Лишнего там, ручаюсь, нет, а необходимое есть.
- Ну, с пищей просто: рассчитано количество калорий, нужное человеку,
известно, какими должны быть рационы, содержащие эти калории - но ведь мы их
все равно не соблюдаем, и не потому только, что в магазинах не всегда
найдешь нужное, но просто по собственному легкомыслию и ложным
представлениям об удовольствии. Ну ладно, пусть мы таковы, умножим
рациональное количество пищи на два, даже на три, если угодно, - и будем
примерно знать, сколько еды понадобится нам для поддержания нашего образа
жизни, потому что все-таки больше определенного количества человек съесть, к
счастью, не в состоянии. А когда речь заходит об остальном? Сколько нужно
человеку квадратных метров жилья? Или, может быть, ему не метры нужны, а
гектары? Сколько костюмов? Автомобилей? Прочего? И какие они ему нужны? Не
забудьте: потребности, если причислять к ним и прихоти, всегда будут расти
быстрее, чем возможности их удовлетворения, потому что в понятие потребности
всегда входит элемент фантазии и элемент соревнования с окружающими, а им
пределов нет. И вот вместо того...
- Простите, - не выдержав, перебил я его. - Что же, по-вашему, мы
должны делать? Сворачивать производство?
- По-моему?.. - после короткой паузы отозвался он. - Если бы я точно
знал, то и писал бы об этом, а не о том, о чем пишу сейчас... Неважно, что
"по-моему". Важно, что ресурсы нашей планеты конечны, ограничены. Сейчас мы
об этом не думаем всерьез, и производство все набирает скорость. Не думаем,
хотя и знаем; так каждый человек знает, что он смертен, но до поры до
времени предпочитает об этом не задумываться - как будто ресурсов ему дано
на тысячу лет, и в результате он даже своего срока не доживает ... Мы, к
сожалению, часто начинаем думать слишком поздно и думаем непрофессионально,
по-дилетантски: мое поколение, оно же и ваше, думать не очень-то учили, да и
сейчас - не всех и не всегда. Мы стали заботиться - очень сдержанно - о
среде обитания, сперва очень основательно ее испортив. О чистоте воды -
когда ее стало не хватать. О чистоте воздуха - когда количество окиси
углерода в атмосфере стало угрожать земному климату необратимыми
изменениями. О сохранении живого мира - когда множество видов животных,
птиц, рыб, даже растений исчезло с лица земли или оказалось на грани
исчезновения. Так же относимся мы и к богатствам недр. Но если уцелевшая
пара животных может положить начало восстановлению вида, то ни нефть, ни
железо не размножаются, и ни при каких условиях их не будет становиться
больше. Теперь представьте себе, что получится, если наша инженерная,
технологическая цивилизация, все набирающая скорость, вдруг налетит хотя бы
на этот неизбежный факт недостатка сырья? Да что ходить далеко, вспомните,
совсем недавно Запад столкнулся е нехваткой относительно небольшого процента
топлива, и это показалось уже катастрофой. В тот раз это было вызвано
политическими причинами; ну, а когда причины окажутся физическими? Для
общества, основанного на производстве, это будет весьма нелегким испытанием.
И, возможно, приведет к концу цивилизации - такой, какой мы ее сегодня
представляем. И мы будем жалеть о ней - при всем том, что счастливыми она
нас не сделала и не могла сделать хотя бы потому, что для счастья нужно
многое из того самого духовного мира, которым мы самоуверенно пренебрегаем.
Я подумал, что нарисованная собеседником картина, осуществись она в
действительности, означала бы возникновение немалых сложностей с разработкой
и производством новой боевой техники, а армия не может существовать без
постоянного технического прогресса: иначе она отстанет, а отстающих бьют.
Впрочем, первыми исчерпаем средства наверняка не мы ...
- Так что же все-таки предлагаете вы?
- Если бы я знал выход, - усмехнулся он, - я бы кричал о нем на всех
перекрестках. Нет, я не пророк. Но думаю, что можно определить хотя бы
направление, в каком нужно искать. Мы - люди. У нас много общего со всеми
прочими млекопитающими: строение тела, органы кровообращения, питания,
размножения и прочее. Но мы обладаем и чем-то таким, что свойственно только
нам: разумом и высокими человеческими эмоциями, такими, как любовь, дружба,
доброта, честь, да мало ли еще что. Их мы и должны развивать, чтобы
выполнить задачи, стоящие перед человечеством, осуществлять то, для чего оно
предназначено.
Тут мне показалось, что я заметил в его рассуждениях ошибку, и я
возразил:


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Куликов Роман - Чистое небо
Куликов Роман
Чистое небо


Посняков Андрей - Первый поход
Посняков Андрей
Первый поход


Соломатина Татьяна - Акушер-ха!
Соломатина Татьяна
Акушер-ха!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека