Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

говорил глухо) он стал единственным матросом на авианосце "Аскольд",
кому распоряжением капитана было разрешено носить большие
светоотражающие очки. Это помогло. Он не снимал их даже на ночь, и
лицо стало понемногу заживать.
Нечасто увольняясь на берег, он слонялся по пирсу, комично похожий
на путчиста-коммандос из банановой республики, и солнце сияло на его
спасительных очках. Ему некуда было идти. Его нигде не ждали.
Нисколько не сомневаюсь в том, что на момент нашей последней встречи
лет пять назад он все еще оставался девственником.
Закономерным образом его футболили с корабля на корабль, пока не
засунули в подводную лодку. Киря и там старался нести службу как
полагается, испортил очками зрение и вечно хотел спать. Спали на
подлодке в три смены: коек было ровно втрое меньше, чем матросов.
Свободные от вахты могли вздремнуть на торпедах. Он тоже иногда так
спал. Облюбованная им торпеда была ядерная, с незаметной утечкой, и он
облысел.
Почему он не стал маньяком вроде рыбника в "Тиле", для меня
загадка, но факт есть факт: он не желал зла людям. Единственное, чего
он от них хотел, - чтобы его перестали бить. Ничем, кроме врожденного
идеализма, нельзя объяснить его решение стать морским офицером по
окончании срока контракта. Наивный, он считал, что погоны и кортик
способны оградить его лицо от посягательств...
Как он сумел прорваться в училище и какими неисповедимыми путями
ухитрился его окончить, мне неизвестно. Об этом Пипеткин предпочитал
помалкивать, а я не очень настаивал. По правде сказать, наше общение
было достаточно фрагментарным, а разговоры короткими - длинных нервы
не выдерживали. Чаще всего я звонил ему с узкоутилитарной целью:
хорошенько разозлиться перед серьезной работой. Встречаться избегал.
Продвинуться по службе Киря и не мечтал. Но все же не ожидал, что
его офицерский стаж окажется таким коротким.
Его ударил матрос. Несмотря на кортик. Несмотря на очки.
Пипеткину удалось спасти матроса от суда, но о продолжении службы
не могло быть и речи. Киря вышел в отставку, и вот тут-то с ним
случился редкий ныне приступ истерической астазии. Просто удивительно,
что он не настиг его раньше.
Соседи по палате оказались людьми мирными. Отставной лейтенант
Пипеткин лежал вторым от окна между человеком-рукомойником и
мусульманским астронавтом, ждущим суда по обвинению во взломе
орбитальной станции "Фридом", покорно глотал лекарства и нырял с
головой под одеяло всякий раз, когда в палату входил посторонний.
Санитаров он боялся панически, но как-то обошлось: треснули всего один
раз, и то вполсилы. Обрадованный таким исходом, Киря, выписавшись,
отправился покупать новые солнцезащитные очки, опрометчиво выбрав для
этой операции светлое время суток... В тот день мы с ним и
познакомились.
Позднее он попытался стать писателем и за этим занятием
окончательно испортил глаза. Он тогда снимал за городом каморку у
слепой старухи. Только там он и мог жить. Под самой крышей, согнувшись
в три погибели, лысый и вдохновенный, он пытался творить за стареньким
убогим компьютером. Крыша, к счастью, не протекала. Зато, на мой
взгляд, она иногда ехала - у Кири.
Потому что если человек решил сделаться писателем, это значит, что
у него не на месте соображалка. Все вокруг думают именно так. Они
правы. Марк Твен, например, откровенно советовал родителям пороть
детей, обнаруживших вредное поползновение заняться литературным
ремеслом.
Он тоже был прав.
В одном Киря выиграл: он мог теперь безвылазно сидеть дома, общаясь
только со слепой старухой и рассылая тексты по редакциям электронной
почтой. Этакий кустарь-одиночка с компьютером. Он писал сказки для
детей и взрослых, но дети их не читали, а взрослые не понимали. Для
взрослых сказки были слишком умны. А дети не читали сказок потому, что
никто их не издавал. Редакторы были взрослыми.
Одним словом, он существовал на социальное пособие. Более
несчастного человека мне еще не доводилось видеть, и я от души
надеюсь, что не доведется!
Я не включил передачу изображения, и когда на экране возник
подслеповато щурившийся Киря, мгновенно дал отбой.
Жив Пипеткин...
Я был готов к тому, что либо не отзовется никто, либо слепая
старуха прошамкает мне ожидаемое о Кириной судьбе... ы-ы-ы, милай, яво
еще когда схоронили-та... В суицидальном списке последних лет фамилия
Пипеткин не значилась, но я хотел убедиться наверняка.
Моя романтическая гипотеза разваливалась на части. Уж если жив
Киря, на домыслах насчет ухода неприспособленных с тонкой духовной



организацией нужно срочно ставить погребальный менгир. Желательно
фаллический. Кстати, в человечестве, сколь его ни просеивай сквозь
мелкое сито, никогда не наберешь восьми миллиардов тонкокожих. Жизнь
устроена проще, чем принято думать, вот в чем вся штука.
Честно признаться, я с самого начала не очень-то верил в свою
гипотезу.


4
Ах, как хотелось мне, господи, как мне мечталось взять да и найти
внезапно решение самому, чтобы вспышка гениального озарения случилась
спонтанно, как конфуз с громким пуком в гостях, непременно со мной, а
не с кем-то другим - о! вырос бы я в собственных глазах, аки титан,
господа хорошие, обозрел бы мир из горних высей, чтобы хоть на время
забыть, кто я есть на самом деле: обыкновенный человек со средними
способностями, мелкая, признаться, животинка, не заметная в мировом
масштабе, только лишь, в отличие от других, наделенная ЧПП, что ее,
животинку, и спасает, и в функционерах держит. Откажет - вот тут-то я
и посыплюсь с грохотом, с треском и звоном. На кой черт мне, человеку,
по правде сказать, не сугубо честолюбивому, понадобилось взбираться
наверх по шаткой служебной стремянке - вопрос. Только для того, чтобы
доказать самому себе, что я и без "демония" - ого-го, а не тварь
дрожащая? Как же, доказал...
Стоп, проехали! Сколько раз давал себе слово не думать на эту тему.
Все. Табу.
Покончив с самоуничижительными мыслями, я внимательно просмотрел
компиляцию, составленную для меня Лебедянским. Слов нет, хорошо
работает его группа. Аккуратно. Ничего не пропущено, данные
скомпонованы в нечто такое, из чего легко строить всевозможные
логические схемы. Очень похоже на равномерное наступление по всему
фронту - никаких танковых клиньев, фланговых охватов и гайдамацких
рейдов по тылам. Воронин бы так не смог и не захотел, кричал бы, что
его банду гениев опять используют не по назначению, сопротивлялся бы
до последнего...
Итак. Подробные калькуляции по различным категориям населения,
примерно то же, что я делал "на коленке" неделю назад, но куда более
обстоятельно и с учетом последних данных... Отдельно по мужчинам и
женщинам, старикам и детям, свободным и заключенным, умалишенным и
нормальным, здоровым и безнадежно больным, холерикам и меланхоликам,
интровертам и экстравертам, отдельно по темпераментам,
интеллектуальному уровню, социальному положению, режиму и качеству
питания, профессии, и так далее, и тому подобное, вплоть до наличия
либо отсутствия у самоубийцы домашних животных и комнатных цветов.
Какой-либо глобальной тенденции ни в одной из позиций не
просматривалось. Следовало признать, что до сих пор в понимании
проблемы мы не продвинулись ни на шаг вперед.
Проверка по близнецам, на которую я поначалу очень рассчитывал,
пока что дала неудобообъяснимые результаты. Да, действительно,
вероятность попасть в список аномального суицида была несколько выше
для того человека, чей однояйцевый близнец уже успел покончить с
собой, - но о стопроцентной корреляции и речи не шло. Люди с
одинаковым генотипом и предрасположенности имеют к одному и тому же -
к ангине, например... Или к алкоголизму.
Что мне с того? Да и не так много близнецов попало в суицидальные
списки, чтобы можно было свободно оперировать цифрами без боязни
совершить ошибку.
Любопытные данные поступили о верующих. Лебедянский, как мог,
попытался вычленить из списков прихожан истинно верующих православных,
оставив для начала за бортом иные конфессии, безжалостно бракуя всех,
чья религиозность внушала малейшие сомнения, и нимало не смущаясь
неполнотой подборки. Оказалось, что среди верующих наблюдается тот же
процент аномальных самоубийств, что и в среднем по стране, - при очень
низком проценте самоубийств фоновых. Для живущих по христианским
канонам последнее более чем понятно, но первое?!
Сомнамбулы какие-то, не ведают, что творят... И опять никакого
просвета. Здравый смысл подсказывает, что при решении этой задачи
нужно исходить из здравого смысла, а это порочный круг... На первый
взгляд похоже, что фактор Т - "Танатос", как мы решили его называть, -
косит всех подряд, без разбору. Может, вправду эпидемия?
Я придвинул к себе листок бумаги и выписал по пунктам:
1. Классификация заболевания: не определена.
2. Этиология: неизвестна.
3. Инфекционность: достоверно не выявлена.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Самойлова Елена - Чужой трон
Самойлова Елена
Чужой трон


Херберт Фрэнк - Под давлением
Херберт Фрэнк
Под давлением


Курылев Олег - Шестая книга судьбы
Курылев Олег
Шестая книга судьбы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека