Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

речь шулмусских клинков, одышливо присвистывали копья, заикались на взмахе
метательные ножи...
Ну и что? Зато могли то, чего не могли Блистающие Верхнего Вэя,
Кабирского эмирата, Омелы Кименской, древнего Мэйланя, Лоулеза, Дурбана,
Хаффы, Хакаса...
Шулма - могла!
Видел Но-дачи - по уменью Беседовать один Блистающий дюжины здешних
сабель стоит. Стоить-то, конечно, стоит, но вот в чем беда: через себя не
переступишь, а уменьем убийства не перекрыть!
Разве что...
Отлежался Но на кошме, отмолчался, и месяца через два, на очередном
тое, с другого конца подойти решил.
Пять раз выбивал он боевой топор из рук одноглазого
шулмуса-поединщика, пять раз кричал топору: "Опомнись, брат!.."
Не докричался. Глухо ухал топор, как птица ночная - и все. А
затягивание боя считалось среди шулмусов уловками Гэнтэра, лукавого божка
воров и конокрадов, недостойными настоящего мужчины. Зароптали зрители,
мелькнул в воздухе волосяной аркан, рухнул хрипящий Придаток, роняя
Но-дачи...
...Очнулся Но на кошме.
Белой.
Долго думал большой меч, долго себя наизнанку выворачивал, долго
копил в себе скудные крохи решимости; и накопил. После третьего боя,
короткого и страшного, отнесли его с почетом на пунцовую кошму и всю ночь
выли вокруг Но по-праздничному.
Никогда не забудет двуручный Но-дачи, Блистающий Мэйланя, как снял он
с плеч свою первую голову.
Вот ведь как выходит - и чужая голова своей стать может, когда
снимешь ее с хозяина.
А Придатка, что в тот памятный день Но-дачи держал, в племя приняли.
На одного шулмуса больше стало. Молодец!..
Еще бы не молодец... И себя спас, и Но-дачи. Ведь если какой
Блистающий с белой кошмы за год так крови и не попробует - приносили
неудачника в жертву Желтому богу Мо, разломав на три части и утопив в
священном водоеме.
Все дно - в обломках. Гнилых, ржавых.
Кладбище, как есть кладбище. Братская могила.
А так - хорошо. С пунцовой кошмы на праздничные бои лишь три раза в
год берут. И то - против новеньких. Тех, что Беседуют. По-старинке. Как
привыкли в Мэйлане, Кабире, Хаффе...
Вот поэтому и не рассказывают новичкам, за какие-такие дела с кошмы
на кошму перекладывают.
...Год прошел. Второй прошел. Третий начался.
И как-то ночью вошли в шатер, переступив через удавленного стража,
девять Придатков - из тех, что в разное время были в племя приняты. А у
шатра восемнадцать коней землю копытом рыли - девять заседланных, девять -
в заводе, под вьюки.
Взяли Придатки с пунцовой кошмы одиннадцать Блистающих - троих
братьев-Саев, Но-дачи, потом похожего на Но маленького Шото... еще шесть
клинков, проверенных Шулмой...
И - только пыль взвилась за беглецами. Утром кинулась Шулма вдогон -
куда там! У ближайшего табуна табунщик пополам рассечен - видно, впрок
праздничная наука пошла! - кони на земле бьются с сухожилиями
перерезанными, плачут детскими голосами. Пока на дальний выпас пешком,
пока...
...Прошли они Кулхан. Семеро - из девяти Придатков. Девять - из
одиннадцати Блистающих.
И четыре лошади.
Прошли. Обратно. Зная, что там, за песками, далеко, есть на земле
место такое - Шулма.
И земля им тесной показалась.


9
- Интересное дело... - задумчиво прошелестел я, когда Детский Учитель
надолго замолчал. - Ну, допустим... А почему тогда они именно к тебе
пришли, на жизнь жаловаться? Мало ли в том же Кабире Детских Учителей? И
вообще...
- Учителей-то немало, - вмешался Обломок. - А Детский Учитель семьи
Абу-Салим - один. И слово его, как Верховного Наставника из Круга
Опекающих, дороже иных слов стоит. Вот так-то! И не только в Кабире.
Я не особенно разбирался в иерархии Детских Учителей, но сказанного
Обломком было достаточно, чтоб угомониться и не приставать к маленькому



ятагану с лишними вопросами.
- А ты, Дзю? - видимо, я угомонился, да не совсем. - Ты тоже
Верховный Наставник, раз при этом разговоре присутствовал?
- Я - Верховный Насмешник, - ухмыльнулся Дзюттэ. - И я не
присутствую. Я прихожу и остаюсь, пока меня не выгоняют. А когда выгоняют,
то я все равно остаюсь. Понял?
- Понял, - качнул кистью я. - Ладно. Наставник, рассказывай дальше.
- Дальше? - тихо переспросил Детский Учитель. - Чтоб дальше
рассказывать, надо сперва назад вернуться...
И мы вернулись назад.
...За три месяца до побега попал в шатер к Но-дачи незнакомый
Блистающий. Попал - и сразу на пунцовую кошму лег. Его в набеге из чужого
племенного шатра выкрали, так что он в Шулме уже лет пять обретался, и
всему, чему надо, обучен был. В том шатре он вместе с братом-близнецом
лежал, только в суматохе набега пропал брат куда-то...
И одной долгой ночью, когда нет иного дела, кроме как спать или
разговаривать между собой, рассказал новый Блистающий о том, что недавно
случилось в его племени - а был он из известного в Мэйлане рода парных
топоров Шуан, не склонных к выдумкам и многословию.
(Да, я неплохо знал когда-то Шуанов по обеим линиям - Верхневэйской и
Мэйланьской - и к многословию они были склонны не больше, чем к умышленной
порче Придатков. Хотя - если эта Шулма действительно такая...)
...Случился в племени, где находился тогда Шуан, заблудший топор с
короткой рукоятью и подобным луне лезвием - праздничный той. Скачки-байга,
песни-пляски, хмельная арака - все, как полагается.
Все, да не все.
Явился в племя, в самый разгар тоя, чужой Придаток с Блистающим на
поясе. По внешнему виду оба - чистые Вэйцы. И пришли от юго-восточной
границы Кулхана. Почему сами пришли, а не под конвоем заставщиков -
неясно, да и лень в праздник разбираться.
Ну, раз пожаловали - становитесь в круг, за цвет кошмы и жизнь
Придатка спорить!
Стоят они в круге. Смотрят на шулмусов. И те на них смотрят. Видят -
Придаток стройный, узкоплечий, черноглазый, в суконный бешмет затянут; ни
вида, ни силы, одни глаза из-под войлочного колпака лихим огнем горят.
Такие огни в полночь на заброшенных курганах-могильниках видеть можно -
можно, да не нужно. Кто их близко видел, те домой редко возвращаются.
А Блистающий, что только что был на поясе, а теперь уже в руке
подрагивает - вроде бы обычный меч, прямой да короткий, клинок
треугольный, двулезвийный, только у гарды-крестовины тот клинок чуть ли не
в полторы ладони шириной, а у острия - полукругом под бритву сточен.
(- ...Чинкуэда, - бросаю я. - Как же, слыхал...
- Что? - удивляется Детский Учитель.
- Чинкуэда, говорю. Есть такая семья у нас на северных солончаках.
Затворники, в свет редко когда выбираются...
- А... ну хорошо. Пусть будет по-твоему. Дальше говорить?)
...Вышел к гостю незваному в круг шулмус с двумя копьями. Поглядел на
соперника Придаток, звонко расхохотался у него в руке Блистающий Чинкуэда,
и затем острием указал по очереди на семерых шулмусов, что впереди прочих
стояли.
Выходите, мол!..
Те и вышли. Стоят ввосьмером. Ждут.
- Джамуха! - сказал стройный Придаток и в грудь себя кулаком стукнул.
Дескать, зовут меня так - Джамуха...
...Знал топор Шуан, что любой Блистающий по уменью своему много
шулмусских клинков на весах Беседы перевешивает. А вот то, что новенький
Блистающий, не обожженный Шулмой, не терявший Придатков, с первого же раза
восьмерых шулмусов играючи положит - этого топор Шуан не знал.
И двуручный Но-дачи не знал. А узнав - удивился.
(И я удивился.)
Покачался окровавленный Чинкуэда над трупами, посвистел лениво в
тишине, и в ножны лег, не вытершись. Придаток его улыбнулся нехорошо, в
карман бешмета полез и пригоршню ушей оттуда достал. На землю бросил.
По серьгам признали шулмусы уши своих пограничных заставщиков.
Через полгода новый вождь был у племени. Взамен прежнего, зарезанного
на глазах у всех.
Звали нового вождя - Джамуха Восьмирукий.
И на поясе его всегда висел прямой короткий Чинкуэда, скорый на
смерть.

А еще через три месяца указал Чинкуэда острием на четыре стороны
света и сказал: "Много земель - одна Шулма. Много племен - один народ.
Много Придатков - один вождь. Кто не согласен - умрет."
Было это незадолго до похищения топора Шуана. И чуть дольше


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Укрощение зверя
Головачев Василий
Укрощение зверя


Акунин Борис - Шпионский роман
Акунин Борис
Шпионский роман


Шилова Юлия - Заложница страха, или история моего одиночества
Шилова Юлия
Заложница страха, или история моего одиночества


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека