Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

оглядки на последствия своих действий.
Самолюбию Блюмкина льстило, что его как сотрудника ВЧК все боятся. В
беседах со знакомыми он изображал из себя человека, надел"нного правом
решать вопросы жизни и смерти арестованных. Своим приятелям - поэтам
Сергею Есенину и Осипу Мандельштаму - он даже как-то предлагал прогуляться
до ЧК и посмотреть, как в подвалах Лубянки расстреливают (контру(.
Приведу только один случай из жизни Блюмкина-чекиста, наглядно
характеризующий этого человека. В один из последних дней июня 1918-го года
Яков Блюмкин вместе с Осипом Мандельштамом, комиссаром ВЧК Александром
Трепаловым и своим знакомым по Одессе Петром Зайцевым заш"л в писательское
кафе. Подвыпив, он начал хвастаться тем, как ему удалось арестовать
австрийского офицера графа Роберта Мирбаха (брат германского посла,
действительно арестованный ЧК) по обвинению в шпионской деятельности в
пользу Австро-Венгрии.
- Не сознается, - цинично говорил Блюмкин, - поставлю его к стенке. И
вообще жизнь людей в моих руках. Подпишу бумажку - через два часа нет
человека. Вон, видите, вошел поэт. Он представляет большую культурную
ценность. А если я захочу - тут же арестую его и подпишу смертный
приговор. Но если он нужен тебе, - обратился Блюмкин к Мандельштаму, - я
сохраню ему жизнь.
Тут Блюмкин преувеличивал, права решать вопрос о наказании арестованных,
тем более о расстреле, он не имел. Такое постановление в то время могла
выносить только коллегия ВЧК при условии, если ни один из е" членов не
проголосует против. Однако Мандельштам этого не знал. Он принял слова
Блюмкина за чистую правду. Поэт вскочил из-за стола и запальчиво крикнул:
- Это палачество! Ты не имеешь права так поступать с людьми. Я сделаю вс"
возможное и не допущу расправы!
- Не вмешивайся в мои дела! - грубо оборвал его Блюмкин. - Посмеешь
сунуться - сам получишь пулю в лоб.
С большим трудом Трепалов и Зайцев загасили ссору (16(.
Всемирную известность Якову Блюмкину принесло соверш"нное им 6 июля
1918-го года убийство германского посла - графа Мирбаха - едва не
спровоцировавшее войну с Германией. Произошло это так.
Известно, что основные расхождения в программах двух революционных партий,
большевиков и левых эсеров - касались вопросов внешнеэкономической
политики. Так, эсеры считали факт подписания ленинским правительством
Брестского договора предательством дела революции, Заседавший в Москве в
первых числах июля 1918-го года Третий Всероссийский съезд партии левых
социалистов-революционеров по вопросу о внешней политике Советской власти
постановил (разорвать революционным способом гибельный для русской и
мировой революции Брестский договор(. Исполнение этого постановления съезд
поручил ЦК партии.
Выполнить волю съезда Центральный Комитет решил пут"м совершения акта
индивидуального террора над (одним из наиболее активных и хищных
представителей германских империалистических вожделений в России(, графом
Мирбахом.
Организация акции осуществлялась в спешке и заняла всего два дня.
Непосредственными исполнителями должны были стать Яков Блюмкин и фотограф
подведомственного ему в ЧК отдела по борьбе с международным шпионажем
Николай Андреев.
Утром 6-го июля Блюмкин приш"л в ЧК. У дежурной секретарши в общей
канцелярии он попросил стандартный бланк Чрезвычайной комиссии и отпечатал
на н"м следующее,

"УДОСТОВЕРЕНИЕ
Всероссийская чрезвычайная комиссия уполномочивает е" члена Якова Блюмкина
и представителя Революционного трибунала Николая Андреева войти в
переговоры с Господином Германским Послом в Российской Республике по
поводу дела, имеющего непосредственное отношение к Господину Послу.
Председатель Всероссийской чрезвычайной комиссии
Секретарь"

Блюмкин расписался за секретаря ВЧК Ксенофонтова, а один из членов партии
левых эсеров - подделал подпись Дзержинского. Заверив документ печатью
ВЧК и получив машину (Блюмкину выдали т"много цвета "паккард" с открытым
верхом), Яков отправился в гостиницу "Националь", где его уже ждал Николай
Андреев. Там террористы получили последние инструкции. Им были вручены две
бомбы и два револьвера, которые они спрятали в портфели. Вышли к машине.
Яков вручил шоферу револьвер и сказал повелительным тоном:
- Вот вам кольт и патроны. Езжайте тихо. У дома, где остановимся, не
выключайте мотора. Если услышите выстрелы, шум - не волнуйтесь. Ждите нас!
В три часа дня они подъехали к особняку германского посольства в Денежном
переулке (потом - улица Веснина). На звонок в дверь открыл швейцар.
Блюмкин на ломаном немецком языке сказал, что он и его товарищ хотят
беседовать с господином послом. Швейцар начал что-то объяснять. Из



сказанного им удалось понять лишь, что их сиятельство и другие господа
изволят обедать и что надо немного подождать.
Минут через десять к посетителям вышел советник посольства Бассевитц.
Блюмкин предъявил ему мандат и заявил, что он является представителем
советского правительства и просит графа Мирбаха принять его. Бассевитц
взял мандат и ушел доложить о визите. Вскоре в приемную прибыли первый
советник посольства Карл Рицлер и военный атташе лейтенант Леонгарт Мюллер.
- Вы от господина Дзержинского? - обратился к посетителям Рицлер.
- Да, я - Яков Блюмкин, член ВЧК, а мой товарищ - Николай Андреев,
представитель революционного трибунала.
- Пожалуйста, проходите.
Блюмкина и Андреева провели через вестибюль и зал в гостиную, предложили
сесть.
- Я имею строгое предписание от товарища Дзержинского говорить с
господином послом лично, - заявил Блюмкин.
Рицлер ответил, что граф не принимает и что он, как первый советник
посольства, уполномочен вести вместо него все переговоры, в том числе и
личного характера. Однако Блюмкин настаивал на сво"м: ему поручено
беседовать только с графом.
Граф Мирбах, опасаясь покушений, избегал при"ма посетителей. Однако,
узнав, что прибыли официальные представители советской власти, он вс"-таки
решился побеседовать с ними. Посол в сопровождении Рицлера появился в
гостиной.
Сели за круглый массивный мраморный стол, с одной стороны - Блюмкин,
напротив него - Мирбах, Рицлер и Мюллер. Андреев расположился поодаль, у
дверей. Яков разложил на столе бумаги и стал объяснять послу, что ВЧК
арестовала его родственника, офицера австро-венгерской армии, по обвинению
в шпионаже. Блюмкин действительно (работал, с братом посла и знал все
подробности этого дела. К тому же он прив"з подлинные протоколы допроса,
которые и продемонстрировал господину послу.
- Меня, господин Блюмкин, вс" это мало интересует, - заметил тот. - Я и
моя семья не имеют ничего общего с арестованным вами офицером.
- Ваше сиятельство, - обратился к графу Рицлер. - Я полагаю, что следует
прекратить этот разговор, а Чрезвычайной комиссии дать письменный ответ
через Народный комиссариат иностранных дел.
В этот момент в разговор вмешался Андреев, в течение всей беседы молча
сидевший в стороне. Он спросил.
- Видимо, господину графу интересно знать, какие меры будут приняты с
нашей стороны?
- Да, господин посол, вы желаете это знать? - повторил вопрос Блюмкин.
Граф ответил утвердительно. Вопрос Андреева, видимо, был паролем. Блюмкин,
не дожидаясь ответа посла, выхватил револьвер и произвел несколько
выстрелов по Мирбаху, Рицлеру и Мюллеру. Рицлер и Мюллер упали на пол,
однако сам граф побежал в соседний зал. Андреев догнал посла и кинул ему
под ноги бомбу, но и тут случилась заминка, потому что бомба не
взорвалась. Тогда Андреев сильным ударом свалил графа. Блюмкин в ту же
секунду наклонился, подхватил неразорвавшуюся бомбу и бросил е" в Мирбаха.
Наконец детонатор сработал, и раздался оглушительный взрыв. Посыпалась
штукатурка, взлетели в воздух плитки паркета, воздушной волной вышибло
стекла.
Оставив на столе шляпы, револьвер, документы и портфель с запасной бомбой,
террористы кинулись к окну. Андреев благополучно выпрыгнул на улицу и
через несколько секунд уже был в автомобиле. Блюмкин же, соскакивая с
подоконника, повредил ногу. С трудом он стал карабкаться через железную
ограду. Из здания посольства открыли стрельбу. Одна из пуль попала в
Блюмкина, но он вс"-таки сумел перелезть и, хромая, побежал к автомобилю.
Кубарем он ввалился в салон. Машина рванула в сторону Пречистенки и
скрылась из виду.
Через несколько минут автомобиль с террористами уже въезжал во двор
особняка Морозова в Трехсвятительском переулке. Здесь размещался штаб
наиболее многочисленного отряда ВЧК, которым командовал левый эсер Попов.
Блюмкина поместили в лазарет. Чтобы затруднить розыск, Якова остригли,
сбрили ему бороду.
Согласно этике эсеров исполнители террористического акта должны были
остаться на месте его совершения и позволить себя арестовать, Однако
Андреев и Блюмкин бежали. Впоследствии по этому поводу Яков напишет.
"Думали ли мы о побеге? По крайней мере, я - нет... нисколько. Я знал, что
наше деяние может встретить порицание и враждебность правительства, и
считал необходимым и важным отдать себя, чтобы ценою своей жизни доказать
нашу полную искренность, честность и жертвенную преданность интересам
революции. Перед нами стояли также вопрошающие массы рабочих и крестьян -
мы должны были дать им ответ. Кроме того, наше понимание того, что
называется этикой индивидуального террора, не позволяло нам думать о
бегстве. Мы даже условились, что если один из нас будет ранен и останется,
то другой должен найти в себе волю застрелить его" (16(.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукьяненко Сергей - Кредо
Лукьяненко Сергей
Кредо


Свержин Владимир - Фехтмейстер
Свержин Владимир
Фехтмейстер


Василенко Иван - Подлинное скверно
Василенко Иван
Подлинное скверно


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека