Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

высокую стену, я услышала звук: скрипнула створка окна (здесь все окна
створчатые, на петлях). Не успела я взглянуть, кто открыл окно и на каком
этаже, как у меня над головой качнулось дерево, словно от удара метательным
снарядом, и что-то упало прямо к моим ногам.
На соборе Иоанна Крестителя пробило девять, день угасал, но еще не
стемнело - молодой месяц почти не излучал света, но темно-золотистые тона в
том месте небосвода, где сверкали последние лучи заходящего солнца, и
кристальная прозрачность широкой полосы неба над ним продлевали летние
сумерки, так что мне удалось, выйдя из-под тени ветвей, разобрать мелкие
буквы письма. Без труда я обнаружила, что метательным снарядом оказалась
шкатулка из раскрашенной слоновой кости. Крышка маленького ларца легко
открылась, а внутри лежали фиалки, покрывавшие сложенный в несколько раз
листок розовой бумаги - записку с надписью "Pour la robe grise"*. Я
действительно была в дымчато-сером платье.
______________
* "Той, что в сером платье" (фр.).
Итак, что же это? Любовное письмо? Я слышала, что бывают такие, но не
имела чести видеть их, а уж тем более держать в руках. Неужели сейчас ко мне
попал именно этот предмет?
Едва ли - я и не помышляла о подобных вещах. Меня никогда не занимали
мысли о поклонниках или обожателях. Все учительницы лелеяли мечту обрести
возлюбленного, а одна (она несомненно относилась к числу легковерных людей)
даже надеялась, что выйдет замуж. Все ученицы старше четырнадцати лет знали,
что их в будущем ожидает замужество, а некоторых родители обручили с самого
детства. В эту сферу чувств и надежд моим мыслям, а тем более чаяниям,
запрещалось вторгаться. Выезжая в город, прогуливаясь по бульварам или
просто посещая мессу, другие учительницы непременно (по их рассказам)
встречали какого-нибудь представителя "противоположного пола", восхищенный,
настойчивый взгляд которого укреплял в них веру в свою способность нравиться
и пленять. Не могу сказать, что их и мой житейский опыт совпадали.
Совершенно убеждена, что, когда я ходила в храм или совершала прогулки,
никто не обращал на меня ни малейшего внимания. Все девушки и женщины,
обитавшие в нашем доме на улице Фоссет, утверждали, что каждую из них одарил
восторженным сиянием голубых глаз наш юный доктор. Как это ни унизительно,
но я вынуждена признаться, что оказалась исключением: глядя на меня, голубые
глаза были столь же ясны и спокойны, сколь небо, с которыми они совпадали по
цвету. Так уж повелось: я слышала, как об этом говорят другие, нередко
удивлялась их веселости, уверенности в себе и самодовольству, но даже не
пыталась взглянуть и попристальней рассмотреть стезю, по которой, мне
казалось, они шагают столь бесстрашно. Словом, письмо не было любовной
запиской, и, окончательно убежденная в этом, я хладнокровно открыла его.
Перевожу, что там было написано:
"Ангел души моей! Благодарю Вас несчетное число раз за то, что Вы
сдержали обещание - а я ведь не смел и надеяться. Вы, я полагал, дали
обещание полушутя, да к тому еще Вы, наверное, считали поступок этот
рискованным: неурочный час, глухая аллея, столь часто, по Вашим словам,
посещаемая этим пугалом - учительницей английского языка - une veritable
begueule Britannique a ce que vous dites - espece de monstre, brusque et
rude comme un vieux caporal de grenadiers, et reveche comme une religieuse*
(надеюсь, читатель простит, если из скромности я сохраню в лестном
изображении моей очаровательной особы тонкий покров языка оригинала). Вам
ведь известно, - гласило далее изящное послание, - что маленького Густава
из-за болезни перевели в комнату учителя, ту благодатную комнату, окно
которой выходит во двор Вашей темницы. Мне, самому доброму дяде на свете,
разрешено навещать мальчика. С каким трепетом я подошел к окну и глянул на
Ваш Эдем (для меня это рай, хотя для Вас - пустыня), как я страшился, что
там никого не будет или я узрю вышеупомянутое пугало! Как забилось от
восторга мое сердце, когда меж назойливых ветвей я тотчас приметил Вашу
изящную соломенную шляпку и развевающуюся юбку Вашего серого платья, которое
я узнал бы среди тысячи других. Но почему, мой ангел, Вы не посмотрели
вверх? Жестокая. Вы лишили меня света обожаемых глазок! Как ободрил бы меня
даже один взгляд! Я пишу эти строки в невероятной спешке - пользуюсь
возможностью, пока врач осматривает Густава, вложить записку в ларчик вместе
с букетиком цветов, прелестнее которых лишь ты одна, моя пери, моя
чаровница! Навечно твой - ты сама знаешь, кто!"
______________
* Что ни говорите, настоящая английская тихоня, эдакое чудовище, злое и
грубое, как старый капрал, и суровое, как монашка (фр.).
"Хотела бы я знать, кто", - подумалось мне, причем интересовал меня
скорее адресат бесподобного послания, чем автор. Может быть, его сочинил
жених одной из помолвленных учениц, тогда большой беды нет - просто
незначительное нарушение правил. У некоторых девушек, даже, пожалуй, у



большинства, в соседнем колледже учились братья и кузены. Но вот "la robe
grise, le chapeau de paille"* - уже путеводная нить, однако весьма
запутанная. Не я одна ходила по саду в соломенной шляпке, защищаясь от
солнца. Серое платье едва ли более точная примета: сама мадам Бек последнее
время обычно ходила в сером, одна учительница и три пансионерки купили серые
платья того же оттенка и из того же материала, что у меня; в ту пору серый
цвет был в моде и такие платья служили будничным туалетом.
______________
* Серое платье, соломенная шляпка (фр.).
Между тем мне уже следовало вернуться домой. В спальне задвигались
огоньки, а значит, молитва окончена и ученицы готовятся ко сну. Через
полчаса все двери будут заперты, свет погашен. Парадная дверь стояла еще
открытой, чтобы впустить в нагретый солнцем дом прохладу летнего вечера.
Свет лампы из комнатки консьержки, неподалеку от меня, озарял длинную
прихожую, в одном конце которой была двустворчатая дверь, ведущая в
гостиную, а в другом - большое парадное.
Вдруг послышался звон колокольчика - стремительный, но негромкий,
осторожное звякание, что-то вроде предостерегающего металлического шепота.
Розина выскочила из своей комнаты и побежала открывать. Человек, которого
она впустила, две-три минуты о чем-то говорил с ней: казалось, они
препираются и медлят. Наконец, Розина, держа в руке лампу, подошла к двери,
ведущей в сад, и остановилась на ступеньках, подняв лампу и растерянно
оглядываясь.
- Quel conte! - воскликнула она, кокетливо хихикая. - Personne n'y a
ete*.
______________
* Какой вздор! Здесь никого не было (фр.).
- Разрешите мне пройти, - с мольбой произнес знакомый голос, - прошу
вас, всего на пять минут. - И из дома показалась высокая, величественная
(такой мы все на улице Фоссет считали ее) фигура мужчины, которого я сразу
узнала и который зашагал по саду меж клумб и дорожек. Вторжение мужчины
сюда, да еще в такой час, было истинным святотатством, но этот человек знал,
что пользуется привилегиями, да к тому же, вероятно, доверился
покровительству ночи. Он бродил по аллеям, оглядываясь во все стороны,
забирался в кусты, топча цветы и ломая ветки в поисках чего-то, в конце
концов, он добрался до "запретной аллеи". И перед ним подобно призраку
предстала я.
- Доктор Джон! Вот то, что вы ищете.
Он не стал спрашивать, кто нашел ларец, ибо своим острым взглядом уже
заметил его у меня в руке.
- Не выдавайте ее, - промолвил он, глядя так, словно я действительно
была чудовищем.
- Даже если бы я была склонна к предательству, я не смогла бы выдать
того, кого не знаю, - ответила я. - Прочтите записку и вы убедитесь, сколь
мало можно из нее почерпнуть.
Про себя же я подумала: "Вы, верно, уже читали ее", - но все-таки я не
могла поверить, что это он написал ее: едва ли ему был свойствен подобный
стиль, и вдобавок по глупости я полагала, что ему было бы неловко награждать
меня столь обидным прозвищем. Да и вид его служил ему оправданием: читая
письмо, он краснел и явно возмущался.
- Ну, это уж слишком, это жестоко, унизительно, - воскликнул он.
Взглянув на его взволнованное лицо, я поняла, что это на самом деле
жестоко. Я сознавала, что, достоин он сам порицания или нет, кто-то виноват
еще сильнее.
- Что вы намерены делать? - обратился он ко мне. - Неужели вы
собираетесь сообщить мадам Бек о своей находке и вызвать переполох, даже
скандал?
Я должна рассказать все, думалось мне, - так я ему и заявила, добавив,
что не жду ни переполоха, ни скандала, ибо мадам при ее благоразумии не
станет поднимать шума по поводу такой истории в собственном пансионе.
Он стоял, вперив взор в землю и размышляя. Слишком он был горд и
благороден, чтобы умолять меня сохранить в тайне то, что я по долгу службы
не имела права скрывать. С одной стороны, я хотела исполнить свой долг, с
другой, мне была невыносима мысль о том, чтобы огорчить или обидеть его. Тут
через открытую дверь выглянула Розина - нас она не увидела, а я могла
отчетливо разглядеть ее меж деревьев - на ней было такое же серое платье,
как на мне. Это обстоятельство в совокупности с предшествующими событиями
натолкнуло меня на мысль, что, возможно, мне вовсе не следует беспокоиться
по поводу происшедшего, сколь прискорбно оно бы ни выглядело. Поэтому я
сказала:
- Если вы можете поручиться, что в эту историю не замешана ни одна из
учениц мадам Бек, я с радостью останусь в стороне. Возьмите шкатулку, цветы
и записку; а я с удовольствием предам все случившееся забвению.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Эриксон Стивен - Сады Луны
Эриксон Стивен
Сады Луны


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - вильдграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - вильдграф


Афанасьев Роман - Лунные игры
Афанасьев Роман
Лунные игры


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека