Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- А, это я должен перестать? Знаешь, на твоем месте я бы прекратил
этот разговор. Лучше уж делай что-нибудь другое, можешь, например, из
мести высечь океан розгами. Что тебя мучает? Если... - он сделал рукой
утрированный прощальный жест, одновременно поднял глаза к потолку, как
будто следил за каким-то улетающим предметом, - то будешь подлецом? А так
нет? Улыбаться, когда хочется выть, изображать радость и спокойствие,
когда хочется кусать пальцы, тогда не подлец? А что если здесь нельзя не
быть? Что тогда? Будешь бросаться на Снаута, который во всем виноват, да?
Ну, так вдобавок ты еще и идиот, мой милый...
- Ты говоришь о себе, - проговорил я, опустив голову. - Я... люблю
ее.
- Кого? Свое воспоминание?
- Нет. Ее. Я сказал тебе, что она хотела сделать. Так не поступил бы
ни один... настоящий человек.
- Сам признаешь...
- Не лови меня на слове.
- Хорошо. Итак, она тебя любит. А ты хочешь ее любить. Это не одно и
то же.
- Ошибаешься.
- Кельвин, мне очень неприятно, но ты сам заговорил об этих своих
интимных делах. Не любишь. Любишь. Она готова отдать жизнь. Ты тоже. Очень
трогательно, очень красиво, возвышенно, все, что хочешь. Но всему этому
здесь нет места. Нет. Понимаешь? Нет, ты этого не хочешь понять. Ты
впутался в дела сил, над которыми мы не властны, в кольцевой процесс, в
котором она частица. Фаза. Повторяющийся ритм. Если бы она была... если бы
тебя преследовало готовое сделать для тебя все чудовище, ты бы ни секунды
не колебался, чтобы устранить его. Правда?
- Правда.
- А может... может, она именно потому не выглядит таким чудовищем!
Это связывает тебе руки? Да ведь о том-то и идет речь, чтобы они были
связаны!
- Это еще одна гипотеза к миллиону тех, в библиотеке. Снаут, оставь
это, она... Нет. Не хочу об этом с тобой говорить.
- Хорошо. Сам начал. Но подумай только, что в сущности она зеркало, в
котором отражается часть твоего мозга. Если она прекрасна, то только
потому, что прекрасно было твое воспоминание. Ты дал рецепт. Кольцевой
процесс, не забывай.
- Ну и чего же ты хочешь от меня? Чтобы я... чтобы я ее... устранил?
Я уже спрашивал тебя: зачем? Ты не ответил.
- Сейчас отвечу. Я не напрашивался на этот разговор. Не лез в твои
дела. Ничего тебе не приказывал и не запрещал, и не сделал бы этого, если
бы даже мог. Это ты сам пришел сюда и выложил мне все, а знаешь зачем?
Нет? Затем, чтобы снять это с себя. Свалить. Я знаю эту тяжесть, мой
дорогой! Да, да, не прерывай меня. Я тебе не мешаю ни в чем, но ты хочешь,
чтобы помешал. Если бы я стоял у тебя на пути, может, ты бы мне голову
разбил. Тогда имел бы дело со мной, с кем-то, слепленным из той же крови и
плоти, что и ты, и сам бы чувствовал как человек. А так... не можешь с
этим справиться и поэтому споришь со мной... а по сути дела с самим собой!
Скажи мне еще, что страдание согнуло бы тебя, если бы она вдруг исчезла...
нет, ничего не говори.
- Ну, знаешь! Я пришел, чтобы сообщить просто из чувства лояльности,
что собираюсь покинуть с ней Станцию, - отбивал я его атаку, но для меня
самого это прозвучало неубедительно.
Снаут пожал плечами.
- Очень может быть, что ты останешься при своем мнении. Если я
высказался по этому поводу, то только потому, что ты лезешь все выше, а
падать с высоты, сам понимаешь... Приходи завтра утром около девяти
наверх, к Сарториусу... Придешь?
- К Сарториусу? - удивился я. - Но ведь он никого не впускает. Ты
говорил, что даже позвонить нельзя.
- Теперь он как-то справился. Мы об этом не говорим, знаешь. Ты...
совсем другое дело. Ну, это неважно. Придешь завтра?
- Приду.
Я смотрел на Снаута. Его левая рука будто случайно скрылась за
дверцей шкафа. Когда они открылись? Пожалуй, уже давно, но в пылу
неприятного для меня разговора я не обратил на это внимания. Как
неестественно это выглядело... Как будто... что-то там прятал. Или кто-то
держал его за руку. Я облизал губы.
- Снаут, что ты?..
- Выйди, - сказал он тихо и очень спокойно. - Выйди.
Я вышел и закрыл за собой дверь, освещенную догорающим красным
заревом. Хари сидела на полу в каких-нибудь десяти шагах от двери, у самой
стены. Увидев меня, вскочила.
- Видишь? - сказала, глядя на меня блестящими глазами. - Удалось,
Крис... Я так рада. Может... может, будет все лучше...


- О, наверняка, - ответил я рассеянно.
Мы возвращались к себе, а я ломал голову над загадкой этого
идиотского шкафа. Значит, значит, спрятал там?.. И весь этот разговор?..
Щеки у меня начали гореть так, что я невольно потер их. Что за
сумасшествие. И до чего мы договорились? Ни до чего. Правда, завтра
утром...
И вдруг меня охватил страх, почти такой же, как в последнюю ночь. Моя
энцефалограмма. Полная запись всех мозговых процессов, переведенных в
колебания пучка лучей, будет послана вниз. В глубины этого необъятного
безбрежного чудовища. Как он сказал: "Если бы она исчезла, ты бы ужасно
страдал, а?" Энцефалограмма - это полная запись. Подсознательных процессов
тоже. А если я хочу, чтобы она исчезла, умерла? Разве иначе меня удивило
бы так, что она пережила это ужасное покушение? Можно ли отвечать за
собственное подсознание? Если я не отвечаю за него, то кто?.. Что за
идиотизм? За каким чертом я согласился, чтобы именно мою... мою... Могу,
конечно, заучить предварительно эту запись, но ведь прочитать не сумею.
Этого никто не может. Специалисты в состоянии лишь определить, о чем думал
подопытный, но только в самых общих чертах: что решал, например,
математическую задачу, но сказать, какую, они уже не в состоянии.
Утверждают, что это невозможно, так как энцефалограмма - случайная смесь
огромного множества одновременно протекающих процессов и только часть их
имеет психическую "подкладку". А подсознание?.. О нем вообще не хотят
говорить, а где уж им читать чьи-то воспоминания, подавленные или
неподавленные... Но почему я так боюсь? Сам ведь говорил утром Хари, что
этот эксперимент ничего не даст. Уж если наши нейрофизиологи не умеют
читать записи, то как же этот страшно чужой, черный, жидкий гигант...
Но он вошел неизвестно как, чтобы измерить всю мою память и найти
самую болезненную ее частичку. Как же в этом сомневаться? И если без
всякой помощи, без какой-либо "лучевой передачи", вторгаясь через дважды
герметизированный панцирь, сквозь тяжелую броню Станции, нашел в ней меня
и ушел с добычей...
- Крис?.. - тихо позвала Хари.
Я стоял у окна, уставившись невидящими глазами в начинающуюся ночь.
Если она потом исчезнет, то это будет означать, что я хотел... Что
убил ее. Не ходить туда? Они не могут меня заставить. Но что я скажу им?
Это - нет. Не могу. Значит, нужно притворяться, нужно врать снова и
всегда. И это потому, что, может быть, во мне есть мысли, намерения,
надежды, страшные, преступные, а я ничего о них не знаю. Человек
отправился познавать иные миры, иные цивилизации, не познав до конца
собственных тайников, закоулков, колодцев, забаррикадированных темных
дверей. Выдать им ее... от стыда? Выдать только потому, что у меня
недостает отваги?
- Крис... - еще тише, чем до этого, шепнула Хари.
Я скорее почувствовал, чем услышал, как она бесшумно подошла ко мне,
и притворился, что ничего не заметил. В этот момент я хотел быть один. Я
еще ни на что не решился, ни к чему не пришел... Глядя в темнеющее небо, в
звезды, которые были только прозрачной тенью земных звезд, я стоял без
движения, а в пустоте, пришедшей на смену бешеной гонке мыслей, росла без
слов мертвая, равнодушная уверенность, что там, в недостижимых для меня
глубинах сознания, там я уже выбрал и, притворяясь, что ничего не
случилось, не имел даже силы, чтобы презирать себя.


ЭКСПЕРИМЕНТ
- Крис, это из-за того эксперимента?
От звука ее голоса я вздрогнул. Я уже несколько часов лежал без сна,
погрузившись в темноту, совсем один. Я не слышал даже ее дыхания и в
запутанном лабиринте ночных мыслей, призрачных, наполовину бессмысленных и
приобретающих от этого новое значение, забыл о ней.
- Что... откуда ты знаешь, что я не сплю?.. - Мой голос звучал
испуганно.
- По тому, как ты дышишь... - ответила она тихо и как-то виновато. -
Не хотела тебе мешать... Если не можешь, не говори...
- Нет, почему же. Да, это тот эксперимент. Угадала.
- Чего они от него ждут?
- Сами не знают. Чего-то. Чего-нибудь. Эта операция называется не
"Мысль", а "Отчаяние". Теперь нужно только одно: человек, у которого
хватило бы смелости взять на себя ответственность за решение, но этот вид
смелости большинство считает обычной трусостью, потому что это
отступление, понимаешь, примирение, бегство, недостойное человека. Как
будто достойно человека вязнуть, захлебываться и тонуть в чем-то, чего он
не понимает и никогда не поймет.
Я остановился, но, прежде чем мое учащенное дыхание успокоилось,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукин Евгений - Портрет кудесника в юности
Лукин Евгений
Портрет кудесника в юности


Шилова Юлия - Сладости ада, или Роман обманутой женщины
Шилова Юлия
Сладости ада, или Роман обманутой женщины


Посняков Андрей - Кольцо зла
Посняков Андрей
Кольцо зла


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека