Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
В этом патруле роль Яневича ограничена. При обычных обстоятельствах он
- тупой ус-тавник, драконовский службист, буквоед - становится фокусом
антипатии команды к начальству. Командир остается в стороне, иногда
появляясь с добрым словом или неожиданно дружественным жестом. Его роль -
отец команды, только без дисциплинарной строгости. Большинство командиров
вырабатывают себе причуды, чтобы казаться человечнее старпомов. Наш Старик
приволок с собой этот здоровый черный револьвер и жует свою трубку. Время от
времени он наводит оружие на лишь одному ему видимые цели.
С глазу на глаз он признает, что успех командира сродни успеху
характерного актера.
Они это знают. Спектакль играется со времен финикиян. Но это действует.
В заговоре участвуют все. Командир старается, чтобы команда поверила;
команда изо всех сил старается верить. Они предпочитают обман и спокойствие.
А командиру приходится смотреть в глаза действительности. Он одинок. Не
воспринимать же всерьез адмирала Танниана.
Мистер Яневич - очевидный наследник этого одиночества, поэтому-то он и
смягчил в этот раз свой имидж. В этом полете он - как куколка: взошел на
борт драконом-службистом, а в памяти останется милой чокнутой бабочкой.
- Сколько с нами кораблей. Став?
Он пожимает плечами.
- Может быть, узнаем на следующем маяке.
- Я так и думал. Могу я посмотреть, что происходит внизу?
Мне хочется взглянуть, как перспектива боя подействовала на население
прочих отсеков.
Самых серьезных перемен стоит ожидать в оружейном отсеке, где была
самая изнурительная скука. Стрелкам, кроме как сидеть и ждать, делать было
абсолютно нечего. Сидеть и ждать. Ждать. Ждать.
Все остальные присутствуют на корабле лишь для того, чтобы дать им
возможность нажать на гашетки.
Они возбуждены. Пиньяц переживат душевное возрождение. Он действительно
рад моему приходу.
- Собирался искать тебя. - Он помимо воли улыбается. - Мы тут гоняли
программы расчета эффективности.
Я бросаю взгляд на Холтснайдера. Он доброжелательно кивает.
- Можем испытать твою пушку, - говорит Пиньяц. Он болтает о
вероятностях попадания, кумулятивном напряжении ионов в лазерах и так далее.
В оружейном отсеке обстановка спокойная. На каждом рыле сияет по
улыбке. Какими мы стали простыми! Всего лишь перспектива перемен заставляет
нас вести себя так, будто завтра вечером будем дома.
- Как вы думаете, что могут делать такие навески, сэр? - спрашивает
меня один из учеников, Такол Манолакос.
- Отбивать метеоры. При той скорости, на которой они движутся, да еще с
раструбами чер-пателей водорода у них все время подняты экраны и работают
отражатели. Схема "обнаружение - активация" не успевала бы.
- Вот как? Об этом я не подумал.
- И еще они должны экранировать жесткую радиацию.
- Ага...
Я думаю, достаточно ли быстро они движутся, чтобы видеть звездную
радугу. Конечно, должно быть красивейшее фиолетовое смещение до и красное
после. Коррекция эффекта Доплера съела бы всю их дополнительную мощность.
Лица вокруг становятся хмурыми.
- Что случилось? Что я такого сказал?
- Я не учел экранов, - ворчит Пиньяц.
- Лучше учти еще и дифференциал субъективного времени, - предлагаю я.
- Я думал об этом. Он невелик, но нам это на руку.
- А эффект Доплера на энергетических лучах?
- Думали. Чертова кукольная пушка.
- Но ты все-таки можешь попробовать. Если мы подойдем на выстрел, они
будут отстреливаться. Если у них есть оружие. Для этого им придется снять
экраны.
- Положить двухсантиметровую пулю в десятисантиметровую щель защитного
экрана, открывшуюся на четыре десятых секунды, когда цель перемещается со
скоростью четыре десятых c? И с такого расстояния? Полная фигня. И вообще
какого хрена мы гоняемся за этими придурками? На угрозу Вселенной они не
тянут. Нет ли тут где-нибудь конвоя, черт его побери?
- Наверное, адмирал считает, что этот удар будет полезен ему в
пропагандистских целях.
- Фигня. - У Пиньяца явно проблемы со словарным запасом. - Это их здесь
просто разозлит. Пинаться ногами - это игра на двоих. Они дадут сдачи.
- Я расскажу об этом старине Фреду, когда мы с ним будем пить чаи.
Я не понимаю, что случилось с Пиньяцем. Он может камень разозлить,
просто стоя рядом с ним.
Моя антипатия отчасти продиктована предрассудками насчет его
происхождения. Я это знаю и, очевидно, слишком стараюсь компенсировать.
Мелкие черты смуглого лица Пинья-ца напряжены. Может быть, он угадывает мои



мысли?..
- Так и сделай. А от меня передай... А, ладно.
Эйдо пока не нашли.
Пиньяц не удерживается на уровне своей репутации, позволив выходцам из
Внешних Миров вывести его из себя. Правила игры он знает.
Это игра, в которой правила жестко определила элита Внешних Миров, но
он все равно побьет их на их же условиях.
Он мне не нравится, но я его уважаю. Больше, чем своих сородичей. Им не
внушали с детства, что они - отбросы человеческой расы.
И все-таки... Жители Старой Земли имеют привычку, способную взбесить
кого угодно, - во всех своих бедах обвинять чужаков. Кроме того, они до
омерзения настойчивы в нежелании самим о себе заботиться. Мы должны, видите
ли, носить их на руках только потому, что Старая Земля - Родина.
Предрассудки есть у всех. Пиньяцу стоило бы обижаться на меня меньше,
чем на других, - я свои пытаюсь контролировать.
Вейрес рассказывает в присутствии Пиньяца истории про землян. Вот его
любимая:
- Слышали историю о землянине, который вернулся домой из бюро
социального страхования и обнаружил свою бабу в постели с каким-то мужчиной?
Кто-нибудь обязательно ответит:
- Нет.
- Он бежит в туалет, хватает "Тенг Хуа" и приставляет себе к виску.
Баба ржет, а он кричит: "Ничего смешного, сучка. Следующей будешь ты".
В этой истории полно чепухи. Таковы все анекдоты Старой Земли. Пособие
для бедных. Крайняя тупость. Промискуитет. Непременное обладание ручным
лазером "Тенг Хуа". И так далее.
Когда Вейрес так себя ведет, я начинаю стыдиться за свою родину.
Прогулявшись по кораблю, я прогоняю из своей койки Неустрашимого. Он
приспособился в ней бездельничать - здесь его мало беспокоят.
Уснуть не получается. Предстоящее сражение меня больше не тревожит. Мне
просто хочется домой. Я устал от клаймеров. Это была глупая идея. Можно я
возьму ее назад? Нет? Черт, какая досада...
Сон подкрадывается ко мне незаметно. Мне удается продремать целых
двенадцать часов, такого со мной здесь еще не случалось. Я просыпаюсь лишь
потому, что Неустрашимый решает станцевать фламенко на моей груди.
- Кот, ты чертовски обнаглел.
Зверь кладет голову на передние лапы в четырех сантиметрах от моего
лица и закрывает здоровый глаз. Сквозь грязную рубашку я чувствую его тепло
и стук сердца.
- Зря ты завел блох.
Неустрашимый с отвращением изгибается и продолжает спать.
Не понимаю, за что он выбрал меня своим лучшим другом. Я умею ладить с
кошками, но понимаю их не лучше, чем женщин. Этот кот живет, как принц, и
сорок девять лакеев приглядывают за его замком.
Я чешу ему за ухом. Он награждает меня урчанием и нежными
покусываниями.
Идиллия разваливается под пронзительный вой сигнала общей тревоги.
Я раньше времени прибегаю в операционный отсек, удивляясь, каким
образом мне удалось проспать тревогу, когда мы вышли из гипера.
Нет, я ее не проспал. Я застал Уэстхауза, прогоняющего судно сквозь
несколько сложных маневров при переходе в новую поисковую зону, и Рыболова,
что-то рассматривающего на мониторе.
Таких быстрых результатов я не ожидал.
Глядя через плечо Джангхауза, я вижу, что мы пока ничего не нарыли.
Конечно, нет. Двигаясь в норме, наша цель не произвела бы никаких
тахионных возмущений.
- Наш?
Я опускаюсь в кресло старпома.
Рыболов улыбается. Яневич ухмыляется. А командир говорит:
- Молодец. Кто именно?
Я пожимаю плечами.
- Клаймер, но я видел только схемы в учебнике. Там были основы.
- Джонсоновский. Бугор на дуге четвертого пера.
Я смотрю на Уэстхауза. Он Дубасит по клавиатуре, как сумасшедший
органист.
На клаймерах нет инстела. На малых расстояниях хитроумные операторы
переговариваются на куцем языке маневров через аппаратуру для обнаружения.
Я бросаю взгляд на Старика.
- Это вы бросьте, сэр. И не думайте. Война идет. Это дело серьезное.
Яневич шепчет:
- Выйдем из гипера и обменяемся схемами поиска. Вдвоем мы быстро
найдем, где у них скорость меньше.
- Каким образом мы что-то узнаем, не переходя в норму?
Он смотрит на меня странным взглядом.
- Мы уже в норме. Ты что, не заметил? Последние шесть часов мы в норме


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Черный полдень
Корнев Павел
Черный полдень


Суворов Виктор - Самоубийство
Суворов Виктор
Самоубийство


Эриксон Стивен - Сады Луны
Эриксон Стивен
Сады Луны


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека