Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

это могло произойти на самом деле. Поставив на подводу ящики с ценными
трофеями, Прусь погнал коня не к месту сбора партизанского отряда, а
хорошо знакомыми ему лесными дорогами в свое село. Козюренко проверял по
карте: село в восемнадцати километрах от дороги, где отряд напал на
гитлеровский обоз. Оставил трофеи у родных или знакомых, а может, просто
спрятал где-нибудь и уже потом двинулся на базу. Тут его встретили Войтюк
с Ивасютой. Возможно, командир и правда был ранен. Конечно, он не мог не
спросить у Пруся, почему тот едет от села да еще на пустом возу. И тогда
Прусь уничтожил их - предательски скосил автоматной очередью. Командира
похоронил, а труп Ивасюты просто бросил в лесу. Рассказывая в отряде о
гибели Войтюка, изобразил свои действия как геройские...
Козюренко вздохнул: конечно, это лишь его догадка. Но, скорее всего,
так оно и было, хотя доказать преступление Пруся теперь уже невозможно.
Зазвонил телефон: Владов сообщил, что дежурную наконец разыскали и
привезли в райотдел милиции.
Роман Панасович разложил на столе с десяток фотографий. Женщина,
которую привел старший лейтенант, с любопытством посмотрела на него,
сознавая, что нужна милиции: сам участковый привез ее на машине. Она
подошла к Козюренко и таинственно зашептала:
- Я, товарищ, прямо скажу: он, и больше никто... Лицо у него, что у
того ворюги, а глаза так и бегают, так и бегают. Я сразу хотела позвонить
в милицию, да взяло меня сомнение: товарищ Прусь такой солидный человек,
что не станет водиться с ворами.
Роман Панасович попросил позвать понятых и пригласил женщину к столу.
- Посмотрите, нет ли его здесь?
Дежурная сразу ткнула в одну из фотографий.
- Вот он, голубчик. Точно он. Я его узнала, ворюгу. Теперь не
выкрутится... Немножко помоложе тут. Убийца проклятый!
Козюренко подчеркнуто официально сказал:
- Гражданка Коцюба, прошу вас еще раз внимательно посмотреть на это
фото. Вы утверждаете, что на снимке человек, с которым вы видели
восемнадцатого мая Василя Корнеевича Пруся?
- А то как же, утверждаю. Да я его и средь тысячи узнала б.
- Ну что ж, тогда благодарю вас. - Роман Панасович подал ей руку. -
До свидания.
Видно, тетка Маруся не ожидала такого финала, надеялась, что ее
станут подробно расспрашивать, составлять протоколы, наконец,
советоваться, как задержать убийцу, а тут - до свидания.
Сделала шаг к Козюренко, хотела что-то сказать, но Владов хорошо знал
службу - открыл дверь и велел:
- Пройдите, гражданка!
Коцюба крепко сжала губы и обиженно посмотрела на Романа Панасовича:
вот какое уважение за раскрытие преступления. Но Козюренко уже снова
погрузился в дела и не заметил ее взгляда. Он достал из папки
сопроводительную записку и фотографии.
Яков Григорьевич Семенишин. Рабочий Ковельского кирпичного завода.
1917 года рождения. Адрес...
Взглянул на часы. Только половина одиннадцатого, и если сейчас
выехать, можно после обеда быть в Ковеле. Бросил в портфель бумагу, зубную
щетку и приказал Владову подать машину...

...На Ковельский кирпичный завод они приехали вместе с инспектором
уголовного розыска местной городской милиции. Заведующему отделом кадров
объяснили, что расследуют заявление, которое пришло в милицию, - что-то
связанное с продажей краденых вещей. Попросили вызвать начальника цеха,
где работает Семенишин. Ожидая его, Козюренко углубился в личное дело,
принесенное заведующим. Чуть не свистнул от неожиданности: Яков
Григорьевич Семенишин воевал в одном партизанском отряде с Прусем. Но
ничем не обнаружил своего удивления. Профессиональная привычка -
обуздывать эмоции, скрывать их. И все же сознание того, что, возможно,
наконец, напал на настоящий след, всегда возбуждало и приносило
удовлетворение. Ведь Прусь с Семенишиным могли быть сообщниками еще во
время войны, а может, Семенишин в чем-то подозревал Пруся и шантажировал
его...
Пришел начальник цеха - солидный, седеющий мужчина с хитрыми глазами.
Роман Панасович спросил у него, что тот думает о Семенишине.
- Выходит, вы из прокуратуры... - то ли удивился, то ли одобрил
начальник цеха и разгладил свои пышные усы. - И интересуетесь Яшком? Что
же он, разрешите спросить, натворил?
Козюренко увидел, как вспыхнул инспектор уголовного розыска, и
остановил его незаметным движением руки. Знал: таких людей, как этот
начальник цеха, лучше не раздражать и не кичиться перед ними своим
положением. Видно, вышел из рабочих и знает себе цену.
Роман Панасович придвинул начальнику цеха стул и откровенно сказал:


- Поверьте нам, уважаемый товарищ: дело это, может, и не такое
простое. Но вы, вероятно, понимаете, что работа у нас специфическая -
должны держать язык за зубами. Поэтому, если можно, не расспрашивайте нас.
Начальник цеха покосился на него хитрым глазом.
- Хорошо, - согласился он. - Стало быть, что я думаю про Яшка? План
он выполняет, инициативный. Работник неплохой, не сачок, если надо, со
своим временем и выгодой не считается.
- Сейчас он на заводе?
- Рабочий день еще не кончился...
- И на этой неделе каждый день работал?
- В понедельник брал отгул... - Начальник цеха только на мгновение
запнулся и сказал твердо: - Но не вышел на работу и во вторник. Я ему,
правда, прогул не записал. Яшко - работник добросовестный и обещал
отработать сверхурочно.
Роман Панасович невольно переглянулся с Владовым.
- Скажите, пожалуйста, - спросил быстро, - вы видели Семенишина во
вторник?
- Видел. После работы Яшко заходил ко мне. Он живет неподалеку, -
счел нужным пояснить, - извинился: мол, в поезде встретилась компания и
хорошо хлебнули. Приехал и лег отсыпаться.
- В котором часу он был у вас?
- Около пяти.
- Вы знаете, по какому делу отлучался Семенишин?
- Как не знать? Все знают. Очередь у него на "Запорожец" подходит -
ездил к какому-то своему старому знакомому занять деньги.
- И занял?
- Кажется.
- И последнее. Вы говорили, что живете поблизости от Семенишина.
Бывали вы у него? Какой он семьянин?
Начальник цеха развел руками.
- Семья как семья... Живут... Ну, случается, когда Яшко поддаст
лишнего, так и разговоры, конечно, ведутся нежелательные.
- Говорите уж прямо: скандалы, - вмешался местный инспектор.
- Можно и так назвать, - согласился начальник цеха. - Но Семенишин
порядочный человек. Дети у него хорошие, и жену свою он уважает.
- К вам просьба, - доверительно нагнулся к нему Козюренко. - Не могли
бы вы задержать Семенишина после работы, скажем, на полчасика? Но о нашем
разговоре... - прижал палец к губам. - Это в интересах самого Семенишина.
Начальник цеха недовольно хмыкнул, но спорить не стал. Когда он
вышел, Роман Панасович приказал Владову:
- Немедленно свяжитесь с вокзалом. Уточните расписание движения
поездов в Желеховском направлении. И автобусов. А вас, - обратимся он к
инспектору, - прошу позвонить в милицию, чтобы опергруппа была наготове.
Роман Панасович устало откинулся на спинку стула.
Владов украдкой поглядывал на него, стараясь угадать, о чем думает
следователь по особо важным делам: наверно, составляет план допроса
преступника...
В это время Роману Панасовичу просто хотелось спать: жаркий день и не
очень хорошая дорога давали себя знать... Незаметно потер виски, отхлебнул
из стакана тепловатой воды и нетерпеливо спросим у старшего лейтенанта:
- Ну, что там у вас, Петр?
Тот, дописав несколько цифр в блокноте, положил трубку.
- Поезда из Желехова на Ковель ходят трижды в сутки. Прямой из Львова
в Ленинград проходит через Желехов в двенадцать часов четыре минуты,
прибывает в Ковель через шесть часов. Пригородный Львов - Ковель. Этот
выходит из Желехова в двадцать один двадцать семь. Прибывает в половине
седьмого утра. И еще один на Брест. Время отправления из Желехова -
пятнадцать ноль семь, прибытие в Ковель - двадцать два восемнадцать.
- Автобусы?
- Есть только два из Львова до Ковеля через Желехов. Ночной
останавливается в Желехове около пяти и прибывает в Ковель в одиннадцать
или чуть позже. И дневной. Этот выходит из Львова в девять двадцать пять,
приблизительно час идет до Желехова и еще шесть до Ковеля. Таким образом,
сюда он прибывает около семнадцати часов.
- Семенишин мог вернуться ночным автобусом, - быстро прикинул Роман
Панасович. - Ночь прослонялся по Желехову или просидел где-нибудь в
парке... А впрочем, нечего гадать, едем.
Небольшой, из красного кирпича домик Семенишина утопал в зелени. Под
окнами цвели какие-то желтые цветы, а вдоль дорожки, ведущей к крыльцу,
красовались огромные белые и красные пионы. Владов толкнул калитку - не
заперто. Взошли на крыльцо, позвонили - никто не ответил. Позвонили еще
раз, вдруг их окликнули из сада тонким голоском:
- Что вам надо, дяденьки?
Козюренко нагнулся над перилами крыльца. Под деревом стоял мальчик
лет десяти в коротких штанах и клетчатой рубашке. Беленький, курносый.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Крестовый поход
Посняков Андрей
Крестовый поход


Посняков Андрей - Перстень Тамерлана
Посняков Андрей
Перстень Тамерлана


Посняков Андрей - Сын ярла
Посняков Андрей
Сын ярла


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека